Агрессивный невроз

Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза

Предисловие

Введение

Глава 1. Острота невротических конфликтов

Глава 2. Базисный конфликт

Глава 3. Движение к людям

Глава 4. Движение против людей

Глава 5. Движение от людей

Глава 6. Идеализированный образ

Глава 7. Экстернализация

Глава 8. Дополнительные способы достижения искусственной гармонии

Глава 9. Страхи

Глава 10. Обнищание личности

Глава 11. Безнадежность

Глава 12. Садистские наклонности

Заключение. Разрешение невротических конфликтов

Хорни, К. «Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза»; пер. с англ. В. Светлова. — М.: Академический Проект, 2007

Глава 4. Движение против людей

При обсуждении второго аспекта базисного конфликта — тенденции к «движению против людей» — мы будем действовать как и прежде — исследовать тот тип невротика, в котором доминируют агрессивные наклонности.

Как подчиненный тип твердо держится убеждения, что люди «прекрасны», и постоянно испытывает разочарование из-за противоположных свидетельств, так и агрессивный тип считает само собой разумеющимся, что все люди — его враги, и отвергает даже допущение, что это может быть неверно. Для него жизнь — это борьба всех против всех, где каждый отвечает только за самого себя. Те исключения, которые он признает, делаются неохотно и с оговоркой. Его аттитюд иногда ничем не маскируется, но гораздо чаще он завернут в тонкий слой мягкой вежливости, искренности и чувства товарищества. Эту «сторону» аттитюда можно представить как макиавеллиевскую уступку целесообразности. Как правило, она представляет смесь претензий, подлинных чувств и невротических потребностей. Желание убедить других в том, что он хороший товарищ, может сочетаться с некоторой долей подлинной доброжелательности, пока никто не подвергает сомнению его командирское положение. Эта сторона аттитюда может содержать элементы невротической потребности в любви и одобрении, используемые для достижения агрессивных целей.

Ни одна такая «сторона» не является необходимой для подчиненного типа, потому что так или иначе ценности последнего совпадают с принятыми ценностями или с христианскими добродетелями.

Чтобы понять, что потребности агрессивного типа так же компульсивны, как и подчиненного, нам следует ясно осознавать, что они в такой же степени порождаются базисной тревогой, как и потребности подчиненного типа. Это следует подчеркнуть, потому что такой ее компонент, как страх, очевидный для подчиненного типа, никогда не признается или проявляется тем типом невротика, который мы сейчас рассматриваем. В нем все нацелено на существование, становление или, по крайней мере, демонстрацию силы.

Его влечения рождаются в основном из чувства, что мир — это арена, где в дарвиновском смысле выживают только самые приспособленные, где сильный уничтожает слабого. То, что способствует выживанию, зависит большей частью от цивилизации, в которой живет этот тип невротика; но в любом случае беззастенчивая погоня за своей выгодой является высшим законом. По этой причине его главной потребностью становится потребность господства над другими.

Разнообразие способов господства бесконечно. Это может быть явное силовое воздействие, косвенная манипуляция посредством проявления чрезмерной обеспокоенности или принуждение других брать какие-либо обязательства перед ним. Он может предпочитать властвовать, скрываясь за троном. Этот способ требует интеллекта и убеждения, что с помощью одного ума или одной предусмотрительности можно всем управлять.

Конкретная форма контроля, выбираемого невротиком, частично зависит от его природных дарований. Частично эта форма представляет сплав конфликтующих влечений. Если, например, агрессивный тип невротика одновременно имеет склонность к обособлению, то он будет избегать любых форм прямого доминирования, потому что это приводит к слишком тесному контакту с другими людьми. Косвенным методам господства будет отдано предпочтение также в том случае, если имеется глубоко скрытая потребность в любви. Если его желание состоит в том, чтобы властвовать «из-за трона», то это указывает на наличие садистских наклонностей, т. к. подразумевает использование других для достижения своих целей.

Параллельно этот тип невротика нуждается в признании своего превосходства, в достижении успеха, в престиже, одобрении в любой форме. Усилия в этом направлении частично направлены на достижение власти, поскольку успех и престиж в обществе, основанном на конкуренции, гарантируют ее получение. Но они также способствуют возникновению субъективного чувства обладания силой посредством внешнего подтверждения, внешнего признания и фактического превосходства. Здесь, как и в случае с подчиненным типом, центр тяжести лежит вне самой личности; различен лишь вид внешнего подтверждения. Фактически же оба вида бесполезны. Когда люди удивляются, почему успех не заставил их чувствовать себя более безопасно, они демонстрируют только свое психологическое невежество, но тот факт, что они удивляются именно этому, указывает, насколько успех и престиж считаются общепринятыми критериями.

Сильная потребность в эксплуатации других, их обмане, использовании в личных целях является частью общей картины агрессивного типа. Любая ситуация или связь рассматривается с точки зрения «Что я могу от этого иметь?» — независимо от того, идет ли речь о деньгах, престиже, контактах или идеях. Сам невротик сознательно или полубессознательно убежден, что любой поступает аналогично и поэтому имеет смысл делать это более эффективно, чем остальные. Качества, которые он развивает, почти диаметрально противоположны качествам подчиненного типа. Он становится жестким и упрямым или создает видимость этого. Он считает все чувства, как свои, так и других людей, «слезливой сентиментальностью». Для него любовь играет ничтожную роль. Не в том смысле, что он никогда «не влюблен», или никогда не имеет любовных связей, или никогда не вступает в брак, а в том смысле, что его главной заботой является поиск друга, исключительно всеми желаемого, чья привлекательность, социальный престиж или богатство могут усилить его собственную позицию. Он не видит никаких оснований, чтобы быть внимательным к другим. «Почему я должен заботиться о других? Пусть они заботятся о себе сами». Он отстаивал бы следующее решение старой этической проблемы о двух людях на плоту, только один из которых может спастись: прежде всего он попытался бы спасти свою шкуру, чтобы не выглядеть в собственных глазах ни глупцом, ни ханжой. Он ненавидит любую мысль о страхе и примет самые решительные меры поставить его под контроль. Он мог бы, например, заставить себя остаться в пустом доме, хотя ужасно боится ночных воров; он мог бы настоять на верховой прогулке, испытывая страх перед лошадьми; он мог бы намеренно ходить по болоту, где, как известно, водятся змеи, чтобы избавиться от страха перед ними.

В то время как подчиненный тип стремится к мирному улаживанию дел, агрессивный тип делает все, что в его силах, чтобы быть хорошим бойцом. Он бдителен и проницателен в споре и не откажется от брани, чтобы доказать свою правоту. Он может проявить все свои лучшие качества, если окажется припертым к стене и у него не останется никаких альтернатив, кроме борьбы. В отличие от подчиненного типа, который боится выигрывать, агрессивный тип плохо переносит проигрыши и без колебаний стремится к победе. Он готов обвинять других с такой же страстью, с какой подчиненный тип берет вину на себя. Ни в том, ни в другом случае учет реальной вины не играет никакой роли. Подчиненный тип, когда признает себя виновным, никоим образом не убежден, что это именно так; им движет потребность мирного решения проблемы.

Аналогично агрессивный тип не убежден, что его оппонент ошибается; он лишь стремится убедить себя в своей правоте, потому что нуждается хотя бы в минимальном чувстве субъективной уверенности, точно так же как армия нуждается в безопасном месте, из которого она могла бы начать наступление. Признавать ошибку, когда это не является абсолютно необходимым, кажется ему непростительным обнаружением слабости, если не сущей глупостью.

Не противоречит его аттитюду о необходимости борьбы с недоброжелательным миром и то, что он должен развивать острое чувство реализма, причем особого вида. Он никогда не бывает настолько «наивен», чтобы проглядеть в других любое проявление честолюбия, жадности, невежества или чего-нибудь еще, что могло бы преградить ему путь к достижению его целей. Поскольку в цивилизации, основанной на конкуренции, подобные аттитюды намного более распространены, чем подлинная благопристойность, то его мнение о самом себе оправдывается как единственно реалистическое. В действительности же, конечно, он так же односторонен, как и подчиненный тип. Другой стороной его реализма является его внимание к планированию и предвидению. Подобно всякому хорошему стратегу, в каждой ситуации он очень внимательно оценивает свои собственные шансы, силы своих противников и возможные ловушки.

Из-за того, что он вынужден всегда утверждать себя в качестве самого сильного, самого проницательного или самого удачливого, он пытается развить работоспособность и сообразительность, необходимые для этого. Энергия и ум, которые он вкладывает в свою работу, могут сделать его высокоуважаемым служащим или привести к успеху в своем бизнесе. Тем не менее впечатление о его всепоглощающей страсти к своей работе будет в определенном смысле ошибочным, потому что работа для него — это только средство достижения определенной цели. Он не испытывает никакой любви к тому, что делает, и не испытывает от нее никакого удовольствия, что вполне согласуется с его попыткой изгнать чувства из своей жизни раз и навсегда. Подобное изгнание имеет двойной эффект. С одной стороны, оно вне всякого сомнения представляет прием, увеличивающий успех, т. к. дает возможность невротику функционировать подобно хорошо смазанной машине, неутомимо производящей товары и еще более увеличивающей его силу и престиж. Здесь чувства могли бы стать препятствием. Они могли бы уменьшить его преимущество в работе; они могли бы лишить его наиболее часто применяемых приемов на пути к успеху; они могли бы отвлечь его от работы радостью созерцания природы, произведений искусства или общения с друзьями вместо общения с теми, кто действительно полезен для его целей.

С другой стороны, эмоциональное бесплодие, представляющее результат удушения чувств, влияет на качество его работы, оно неизбежно уменьшает его способность к творчеству.

Агрессивный тип невротика кажется исключительно свободной личностью. Он способен добиваться исполнения желаний, отдавать приказы, выражать гнев, защищать себя. Однако в действительности у него не меньше запретов, чем у подчиненного типа. В огромной степени не к чести нашей цивилизации следует отметить, что особые запреты данного типа невротика сами по себе не удивительны. Они лежат в эмоциональной области и связаны с его способностью дружить, любить, нравиться, сочувствовать, бескорыстно наслаждаться. Все это он обычно считает пустой тратой времени.

Себя он воспринимает как сильного, честного и реалистичного, что соответствует действительности, если смотреть на вещи его глазами. Согласно его глубинным предположениям, его самооценка является строго последовательной, поскольку для него беспринципность — это сила, пренебрежение к другим — честность, безжалостное достижение своих целей — реализм. Его аттитюд, вследствие такого понимания честности, формируется благодаря проницательному разоблачению недавних примеров ханжества.

Восторженность по какому-либо поводу, филантропические чувства и т. п. он считает чистым обманом, хотя ему не трудно совершать поступки, по своей видимости часто соответствующие общественному сознанию или христианским добродетелям. Система его ценностей соответствует философии джунглей. Сила создает право. Долой гуманность и сострадание. Человек человеку волк. Эти ценности не очень отличаются от тех, с которыми нас познакомили нацисты.

Имеется субъективная логика в тенденции невротика агрессивного типа отвергать реальную симпатию и дружелюбие точно так же, как и их фальшивые двойники — угодничество и уступничество. Но было бы ошибкой считать, что он не способен провести между ними различие. Когда он встречается с безусловно дружелюбной и одновременно сильной личностью, то вполне способен осознать и оценить это. Дело в том, что он понимает, насколько невыгодно для него быть чрезмерно проницательным в этом отношении. Оба аттитюда действуют в нем как вступившие в битву за выживание влечения.

Почему невротик агрессивного типа отвергает мягкие человеческие чувства с такой силой? Почему с большой вероятностью он почувствует тошноту, столкнувшись с любящим поведением других? Почему он так презрителен к человеку, испытывающему симпатию к тому, что он сам рассматривает как не имеющее никакого значения. Он действует подобно человеку, отгоняющему нищих от своей двери только потому, что при виде их у него разрывается сердце. В действительности он может и оскорбить нищих; он может отвергнуть простейшую просьбу со страстью, непропорциональной ее значению. Подобные реакции типичны для агрессивного типа, и можно без особых проблем наблюдать, как смягчаются эти агрессивные наклонности в процессе анализа.

В действительности его чувства вследствие «мягкости» его партнеров смешанны. Верно, что он презирает это качество в других, но также верно, что он приветствует его, т. к. оно позволяет ему быть более свободным в достижении своих целей. Почему его так часто привлекает подчиненный тип, точно так же как верно и обратное?

Причина, по которой реакция невротика столь чрезмерна, заключается в том, что она порождается его потребностью бороться со всеми своими «нежными» чувствами. Ницше дает хорошую иллюстрацию такой динамики, когда заставляет своего сверхчеловека рассматривать любое сочувствие как разновидность своего внутреннего врага. «Мягкость» по отношению к личности подобного вида подразумевает не только подлинную любовь, жалость и т. п., но и все, что внутренне присуще потребностям, чувствам и стандартам подчиненного типа. В случае с нищими, например, у него могут возникнуть слабые проявления реального сочувствия, желание исполнить просьбу, чувство, что он обязан быть полезным. Но одновременно в нем возникнет гораздо более сильное желание вытолкнуть все эти чувства из себя с тем, чтобы не только отказаться, но и осудить их. Надежду соединить вместе свои столь различные чувства, которую подчиненный тип возлагает на любовь, агрессивный тип невротика ищет во внешнем признании. Признание обещает ему не только подтверждение его как личности, в чем он крайне нуждается, но и предоставляет ему дополнительный соблазн нравиться другим и, в свою очередь, любить их самому. Поскольку такое признание, как кажется, предлагает разрешение его конфликтов, то оно становится тем спасительным миражом, за которым он устремляется в погоню.

Внутренняя логика его борьбы в основном та же, что и подчиненного типа. Поэтому здесь она будет указана лишь в самых общих чертах. Для агрессивного типа любое чувство симпатии, или обязанность быть «добрым», или аттитюд подчинения были бы несовместимы с целостным образом жизни, который он построил, и расшатали бы его основание. Кроме того, возникновение этих наклонностей, противоположных его основному аттитюду, столкнуло бы его с базисным конфликтом и разрушило бы заботливо созданную им систему единства своей личности. Следствием всего этого стало бы то, что вытеснение более мягких наклонностей усилило бы более агрессивные, сделав их еще более компульсивными.

Если два типа невротической личности, которые мы обсудили, еще свежи в памяти, то мы можем отметить их полярную противоположность. То, что желательно одному, отвратительно другому. Первый обязан любить каждого; второй — считать всех потенциальными врагами. Первый стремится избежать борьбы любой ценой, второй считает ее своим естественным состоянием. Первый наполнен страхом и беспомощен, второй стремится всячески избавиться от них. Первый движется, хотя и как невротик, к гуманистическим идеалам, второй — к философии джунглей. Однако при этом ни один из указанных паттернов не является свободно выбираемым: каждый компульсивен и негибок, обусловлен внутренней нуждой.

Теперь мы готовы сделать шаг вперед в нашем представлении о типах невротической личности, которого мы достигли и ради которого провели обсуждение. Мы постарались описать только то, что включено в базисный конфликт, и к настоящему моменту рассмотрели два его фактора, действующие в качестве доминирующих влечений в двух различных типах невротической личности.

Шаг, который мы должны теперь сделать, состоит в том, чтобы изобразить личность, в которой эти два множества противоположных аттитюдов и ценностей действуют с одинаковой силой. Разве не ясно, что такая личность безжалостно раздиралась бы в двух противоположных направлениях, что она едва ли была способна функционировать вообще? Истина состоит в том, что личность была бы расколота и полностью парализована.

Именно по попытке исключить какое-либо одно из противоположных влечений мы различаем тот или иной тип невротика; такое исключение представляет один из способов, с помощью которого он пытается разрешить свои конфликты.

Говорить в этом случае, как делает Юнг, об одностороннем развитии представляется не вполне адекватным. В лучшем случае это утверждение корректно с формальной точки зрения. Но поскольку оно основано на неверном представлении о динамике невроза, то его следствия ошибочны. Когда Юнг, отправляясь от понятия односторонности, переходит к утверждению, что терапия должна помочь пациенту принять и противоположное влечение, то мы спрашиваем: «Как это возможно?» Пациент не может принять это влечение, он может только осознать его. Если Юнг ожидает, что такой шаг даст ему целостную личность, то мы ответим, что, конечно, этот шаг необходим для окончательной интеграции личности невротика, но как таковой он только означает прямое столкновение невротика со своими конфликтами, которых он до сих пор избегал. То, чего Юнг действительно недооценил, представляет компульсивную природу невротических наклонностей. Между движением к людям и движением против людей лежит не просто различие между слабостью и силой, или, как выразился бы Юнг, различие между женственностью и мужественностью. Мы все обладаем способностью как к подчинению, так и к агрессии.

И если личность, не побуждаемая компульсивными влечениями, прилагает достаточные усилия, то она может достигнуть определенной целостности. Когда же оба противоположных паттерна носят невротический характер, то они опасны для нашего личностного роста. Две негативные тенденции, сложенные вместе, не дают желаемой целостности, точно так же как две несовместимые части не создают гармоничной сущности.

www.psychol-ok.ru

Агрессивный невроз

Неврозы в последние годы стали чрезвычайно распространены среди населения, поэтому я убежден, что каждому посетителю моего сайта необходимо о неврозах знать следующее:


Невроз не относится к разряду тяжелых психических расстройств (хотя некоторые симптомы невроза субъективно тягостны для самого индивида). По сути невроз — это граница между нормой и патологией, есть даже специальный термин для невроза: «пограничное расстройство». То есть если специалист определит у Вас невроз, это не будет означать, что Вы — «сумасшедший», «тяжело больной на голову» и т. д. Никто не будет иметь право (вы на себя — в том числе) навешивать неприятные, стыдные социальные ярлыки.


Невроз — это полностью обратимое, то есть поддающееся полной коррекции психическое расстройство (конечно, если за помощью обратились вовремя). Воистину нерационально в наше время неврозом страдать долго, стыдясь обратиться за помощью.


Невроз возникает при столкновении личности с психотравмирующим событием, либо в результате стрессов, конфликтов между людьми, внутриличностных конфликтов. Ученые считают, что именно внутриличностный конфликт является одной из основных причин невроза.


Невроз проявляется главным образом нарушениями в сфере эмоций (раздражительность, эмоциональная неустойчивость, депрессия, тревога, страх, тоска, подавленность и т. д.)


Также невроз часто проявляется дисфункциями, неприятными ощущениями в различных частях организма (головная боль, бессонница, снижение трудоспособности, сердцебиение, колебания артериального давления, неприятные ощущения в области сердца, желудка, кишечника. )


Вместе с тем, невроз вызывает определенные особенные отклонения в мышлении и поведении (отрицание болезни либо уход в нее, выполнение различных «защищающих ритуалов, суетность, неупорядоченность в действиях, различные нарушения сексуальной функции — нарушения либидо, эрекции, оргазма . ).


Существуют три основные формы неврозов


Неврастенический невроз (неврастения)


Его основа — это конфликт, который существует не между людьми, а внутри самого индивида. Звучит интрапсихический конфликт так: «должен — не могу» По сути в человеке борются между собой два начала. Первое начало постоянно говорит человеку «должен» (работать еще лучше, соответствовать стандартам, достигать высоких целей, личностно расти и т д.) . Другое внутреннее начало говорит: «не могу. больше не могу (соответствовать, достигать. ). У неврастеника обязательно побеждает первое, перфекционистское начало, и тогда человек работает на износ, до тех пор, пока не закончатся ресурсы организма и не наступит психический срыв от перенапряжения, переутомления.
Вот тогда появляются и начинают человека мучить такие симптомы, как психическое перенапряжение, невозможность расслабиться, бессонница, головная боль, сердцебиение, повышение или понижение артериального давления, дискомфорт, давление, жжение в области сердца при нормальной ЭКГ. Часто беспокоят поносы, запоры, дискомфорт и боли в области желудка, кишечника. Случаются сексуальные дисфункции в виде расстройства либидо, эрекции, оргазма и т д. Истерик, как мы поймем позже, может «убежать» в данную симптоматику от проблем, то есть погрузиться в болезнь. Неврастеник — тот наоборот — будет отрицать, что он болен, до последнего. Неврастеник скорее упадет на рабочем месте, обессилев, или доведет себя до инфаркта, чем признает, что он не здоров и не может — даже временно — выполнять свои деловые функции. Поэтому неврастению по праву можно назвать еще «неврозом трудоголиков и перфекционистов». Так как неврастеники очень требовательны — главным образом — к себе, то они в основной массе своей безобидны, удобны для людей и полезны для общества в целом. Только бы еще не болели и (в последствии) не умирали прежде времени.


В основе него также лежит внутрипсихический конфликт, но уже другого(не такого, как при неврастении) типа. Вот так он звучит: «хочу — не дают». Мы видим, что в конфликт вступают с одной стороны — желания, потребности индивида (порой — амбициозного, капризного характера) и нежелание, невозможность общества удовлетворить данные запросы индивида. При этом следует заметить, что истерик, в отличие от неврастеника, возлагает всю ответственность за удовлетворение собственных потребностей на общество (родственника, работодателя, супруга, государство. ), а не на себя самого. Общество, естественно, не согласно с такой несправедливой позицией истерика. И это несогласие рано или поздно перерастает в конфликт либо решительное противостояние. И вот наступает момент, когда под напором повторяющихся конфликтов с людьми у истерика возникает нервный срыв и невроз. Симптомы во многом схожи с неврастеническими: это те же бессонница, головная боль, раздражительность, истощение психических сил, неустойчивое настроение, депрессия, тревога, дискомфорт и боли в области сердца и желудка при отсутствии данных за органическую патологию, сексуальные дисфункции. Только субъективная картина переживания данных расстройств носит у истерика более яркий, чем у неврастеника; даже — порой — драматизированный характер. Истерик, например, может начать паниковать даже из за минимальных симптомов, будет стремиться повторить обследования у разных врачей. И, несмотря на повторяющиеся заключения об отсутствии данных за органическую патологию органов, будет продолжать подозревать у себя таковую. Случается так, что истерик полностью, что называется — «с головой уходит» в собственную болезнь. Таким образом, он даже не оставляет себе ни времени, ни сил на решение подлинных жизненных проблем, которые тем временем нарастают как снежный ком. Но у истерика есть на этот счет самооправдание, ведь он полагает, что у него «тяжелая болезнь», только врачи ее не могут найти. Еще истерики могут убегать в пьянство, впоследствии пополняя статистику вновь возникших случаев хронического алкоголизма.


Невроз навязчивых состояний.


В его основе — третий тип внутрипсихического конфликта: «хочу (удовлетворить ту или иную свою потребность) — нельзя (не имею морального права хотеть этого).
Дело в том, что людям свойственно постоянно чего то хотеть, желать. Существует своеобразный закон жизни, согласно которому неудовлетворенные человеком его же собственные потребности имеют свойство накапливаться и вызывать перенапряжение, нервные срывы, и даже телесную патологию. Еще следует заметить, что человек — существо — двойственное: содержит в себе как природное (биологическое), так и социальное, культурное — начала. И вот социум табуирует, запрещает неокультуренные проявления некоторых потребностей. Чаще всего — это секс и решительные (агрессивные) формы самоутверждения. Многие индивиды умеют культурным образом находить сексуальное удовлетворение и самоутверждение в обществе. Другие, так и не постигнув культуру удовлетворения собственных потребностей, делают выбор — табуировать для себя удовлетворение некоторых из них, или даже вовсе отрицать их наличие. Но от этого легче становится ненадолго, так как наличие потребностей — это жизненный закон.
В итоге индивид становится обреченным на потребностный голод. Далее возникает нервный срыв, проявляющийся различными страхами


Данное состояние проявляется навязчивым страхом, что произойдет что то нехорошее, опасное, неприятное и навязчивыми ритуалами, действиями, которые, как полагает индивид, призваны защитить его от неприятностей, опасностей и бед. Страх приобретает различные формы: страх открытых, закрытых пространств, страх тяжелой, неизлечимой болезни, страх покраснеть, побледнеть, страх совершить противоправное деяние, страх публичных выступлений, страх смерти, страх сойти с ума и т д.
Человек при этом осознает всю чуждость страхов и навязчивостей, активно борется с ними. Правда без помощи специалиста это зачастую бывает безуспешно.

Несмотря на различия в проявлениях и степени влияния на качество жизни человека разных форм невроза, необходимость в избавлении от любой из них очевидна, и к счастью в настоящее время существуют эффективные техники психотерапии неврозов. Запишитесь на первичную консультацию для диагностирования наличия проблемы, обсуждения методов психокоррекции и составления удобного для Вас графика сеансов. Телефон для записи здесь

psycholog72.ru

Невроз и невротическая личность

Автор: Наталия Кошулько, психолог, гештальт терапевт.

Невроз – это очень запутанная вещь. Существуют различные взгляды на природу, причины и развитие данной проблемы. Я хочу остановиться на исследовании Карен Хорни, которое считаю одним из самых глубоких и масштабных в данной области.

Говоря о неврозе, Карен Хорни выделяет три типа невротической личности:

1. Подчиненный «движение к людям».
2. Агрессивный «движение против людей».
3. Обособленный «движение от людей».

Каждый тип невротической личности имеет свои установки и особенности.

Подчиненный тип невротической личности или установка «движение к людям»

У этого типа невротической личности основная потребность иметь рядом любящее существо, мужа, жену, друга, покровителя, который будет им руководить, возьмет ответственность за него и решит его насущные проблемы, будет его оберегать и защищать, а также, при необходимости, будет виновным в его неудачах и провалах. Поэтому в отношениях у такого человека много бессознательного манипулирования и эксплуатации. Его отношения невротичны, потребности – неосознанные и компульсивные, при малейшей фрустрации его влечений невротик испытывает сильное огорчение, вне зависимости от его реального отношения к людям.

Этот тип воспринимает окружающих как более сильных и агрессивных (вне зависимости реальной ситуации), и поэтому именно в их любви он так нуждается.

Он нуждается в том, чтобы его поддерживали, любили, хотели, желали, ценили, помогали, защищали.

На первый взгляд вполне естественные потребности для любого человека, разница только в том, что у невротика они носят бессознательный и компульсивный характер, а также невротик не понимает, что за всем этим стоит его сильная потребность в безопасности, а не в любви и одобрении.

Потребность в безопасности формирует характер невротика. Он становится уступчивым, послушным, удобным, старается прислушиваться к потребностям и ожиданиям других. Проявляет неэгоистичность, мягкость, ничего не требует, жертвует собой, только за то, чтобы его любили. Он скрывает сам от самого себя, что в глубине души, все эти люди ему безразличны, он считает их эгоистами и лицемерами.

Он отдает все другим, чтобы получить от них, то, что ему нужно. В результате часто приходит к разочарованию, т.к. другие не оправдывают его ожиданий.

Обман невротика подчиненного типа: свою потребность в любви он принимает за способность любить

Обладают следующими установками по отношению к себе:

  • Невротик данного типа чувствует себя слабым и беспомощным существом. Его посыл к миру «я маленький и требую любви и защиты». Эта беспомощность обоснована, т.к. борьба и соревнование у такого человека под запретом.
  • Он считает других более достойными, более способными, более талантливыми, чем он сам. Эта установка подкрепляется недостатком настойчивости и твердости, что действительно ослабляет его способности.
  • Установка оценивать себя через одобрение или неодобрение другими людьми. Самоуважение коррелирует в зависимости от оценки других. Любая критика, его пугает, он готов прогнуться насколько потребуется, чтобы вернуть утерянное расположение другого человека.
  • Невротик этого типа подавляет свои агрессивные импульсы. Его паттерн поведения постоянно брать вину на себя. В соответствии с этим у него много внутренних запретов: быть требовательным, критичным, честолюбивым, властным, применять давление. Т.к. он сильно ориентирован на других, внутренние запреты не позволяют ему делать что-то для себя. Ему сложно наслаждаться жизнью в одиночестве. Еда, кино, музыка, природа приносят удовольствия только в компании с другими. Это очень сильно обедняет его жизнь и делает его зависимым от других.

    При этом невротик боится открыто проявлять недовольство другими, ведь его самоуважение слишком зависит от мнения окружающих. Поэтому его агрессия часто проявляется в пассивном виде: игнорировании интересов других людей, бессознательном манипулировании и паразитическом существовании.
    Что вытесняет этот невротический тип личности? Множество агрессивных влечений.

    Основной конфликт невротика подчиненного типа: это конфликт между противоположными потребностями – желанием быть любимым и принятым и желанием власти, мести и силы.

    Подавление своих агрессивных влечений может являться желанием быть «добрым» и уступчивым, а может быть попыткой отказа от тайной потребности самому эксплуатировать других.

    Поэтому так важно исследовать обе стороны внутреннего конфликта (уступчивую и агрессивную), чтобы понять подлинную мотивацию влечений и установок. Это поможет разрешению его внутренних конфликтов, которые невротик переносит на все сферы своей жизни, особенно на отношения, тем самым разрушая их. Интеграция конфликтующих элементов личности даст такому человеку больше уверенности, внутренней стабильности, целостности и удовлетворения жизнью.

    Агрессивный, установка «движение против людей»

    Это тип невротика, у которого доминируют агрессивные наклонности. Если подчиненный тип уверен, что люди прекрасны по своей природе, то агрессивный тип убежден, что «человек человеку волк». Эта установка может быть видна сразу, а может быть спрятана под маской вежливости, доброжелательности и товарищества.

    Агрессивный тип смотрит на другого и думает: «Насколько он силен как противник?» или «Насколько он будет мне полезен?». Его основная потребность – это господство над другими. Он считает этот мир ареной, на которой разыгрывается борьба за выживание, где побеждает сильнейший. Он называет это реализмом и поспорить с ним в реалиях современного мира конкуренции, довольно сложно. Но есть нюанс, невротик агрессивного типа также односторонен, как и невротик подчиненного типа, только в другой полярности.

    Этот тип невротика нуждается в достижении успеха, одобрения, престижа, признания. И очень удивляется, когда получив все это, он все равно не чувствует себя безопасно и уверенно.

    Это связано с тем, что в основе потребностей невротика лежит базовая тревога и страх. И если подчиненный тип осознает свой страх и беспомощность, и не считает их недостатками, то агрессивный тип не признает свой страх ни перед собой, ни перед другими, он стыдится его. И тогда, страх вытесняется, а с ним и возможность его обнаружить и осознать.

    Невротик агрессивного типа всегда показывает себя с точки зрения силы, господства и становления. Формы господства над другими зависят от природных способностей невротика. Это может быть прямое применение силы. Но, если у невротика есть склонность к обособлению от людей или скрытая потребность любви, то он будет избегать прямого доминирования.

    Основное на что направлена жизнь этого невротика – выживание, успех и подчинение других. Он испытывает сильную потребность эксплуатировать, обманывать и использовать.

    Его установка: «Что я могу с этого иметь? Деньги, идеи, престиж, знакомства?»

    Невротик убежден, что все так действуют, поэтому надо делать все быстрее и эффективнее, чтобы не быть глупцом.

    В отношениях для него важно иметь партнера или друга, который усилит его социальную позицию — своей красотой, деньгами, связями или успехом. Любовь в отношениях для него играет небольшую роль. Его вообще мало волнуют другие. Его девиз: «Всегда спасай свою шкуру, чтобы не выглядеть дураком». Больше всего он гордится своей силой, волей и упорством.

    Агрессивный тип плохо переносит проигрыши, в отличии от подчиненного типа, который с трудом переносит выигрыши. Агрессивный тип любой ценой стремится к победе, он считает себя хорошим бойцом, не боится вступать в битву, в спор, в конкуренцию. Если подчиненный тип постоянно берет вину на себя, то агрессивный всегда обвиняет других, вне зависимости от реального положения дел. Признать ошибку для него невыносимо, это равносильно признанию своей слабости и глупости, а это может подорвать его веру в самого себя.

    Он очень хороший стратег. Он способен просчитывать слабости своих оппонентов, оценить свои возможности и избегать ловушек. Ему необходимо всегда быть самым успешным, удачливым, сильным, поэтому он развивает такие качества как работоспособность и сообразительность.

    Его ум и энергия могут привести его к успеху на работе и в бизнесе. Но его страсть к работе – это обман, т.к. он не испытывает любви и удовольствия от работы, он изгоняет все чувства из своей деятельности, как и из жизни в целом. Это, с одной стороны, помогает ему быть очень функциональным, а с другой стороны, порождает эмоциональное бесплодие, и в его работе становится все меньше творчества.

    Со стороны, он может казаться человеком свободным — он ставит цели, добивается желаемых результатов, выражает злость, защищает себя. Но на самом деле у него запретов не меньше, чем у подчиненного типа. Они просто другого плана: дружить, любить, сочувствовать – все это он считает пустой тратой времени. Хотя он может совершать поступки внешне соответствующие христианским добродетелям, но в глубине души его философия – это философия джунглей.

    Что вытесняет невротик агрессивного типа? Мягкие человеческие чувства: любовь, сострадание, доброту. Если подчиненный тип стыдится своих агрессивных действий, то этот тип невротика свои нежные чувства считает слабостью. Любящее отношение других может вызывать в нем тошноту.

    Проблема: чем больше невротик вытесняет свои мягкие стороны, тем больше усиливаются его агрессивные и становятся компульсивными.

    Его конфликт: между установкой все потенциальные враги и его чувствами симпатии и любви к другим.

    Выход из этого конфликта он находит в стремлении к признанию. Когда он получает признание, с одной стороны, это является подтверждением его как личности, в чем он очень нуждается, а с другой стороны, он нравится другим и за это он может их любить.

    Важно понимать, у любого человека есть подчиненная, агрессивная и обособленная часть. Соответственно установки: движение к людям – движение против людей – движение от людей. Ведь всем нам необходимо уступать другим, бороться или охранять себя. У здорового человека эти установки и потребности проявляются в нужное время и сознательно. Здоровый человек способен к гибкости, в отличии от невротика, у которого преобладает одна из установок, вытесняя и подавляя другие. Как правило, не в том месте и не в то время.

    «Движение от людей» и тенденция к обособлению

    Симптом невротического обособления – это невыносимая тревога и напряжение от общения с людьми.

    Желание осмысленного одиночества – это не невротическое обособление. Наоборот, невротик избегает глубокого погружения в самого себя. Именно неспособность к конструктивному уединению является признаком невроза.

    Что характерно для обособленного типа личности?

    • Смотреть на себя как на объект – отстраненно;
    • Устанавливать эмоциональную дистанцию между собой и другими – они стараются не вовлекаться в эмоциональную связь с другими (любовь, борьба, сотрудничество, конкуренция);
    • Подавление и отрицание чувств – исходит из потребности в дистанции с другими;
    • Чем больше сдерживаются эмоции, тем больше делается акцент на интеллектуальной сфере;
    • Огромная потребность в «самодостаточности» — могут уменьшать свои потребности, чтобы меньше зависеть от других;
    • Потребность в уединении;
    • Не любят делиться переживаниями – слишком личные вопросы их шокируют;
    • Партнерские отношения они легче выстраивают с такими же обособленными личностями, т.к. те признают их потребность в дистанции. И если эмоциональная дистанция будет обеспечена, то они могут находится в отношениях длительно.

    Основная потребность: потребность в полной независимости. Из этой потребности вытекает необходимость в самодостаточности и уединении. Благодаря этому они сохраняют свою целостность.

    Обман: смотрят на свою независимость как на конечную цель. Игнорируют тот факт, что важно, как они этой независимостью воспользуются.

    Невротик обособленного типа пытается избежать всех ситуаций, где чувствует себя обязанным, стесняемым, принужденным. Они слишком чувствительны ко всему, что похоже на воздействие и принуждение. Плохо переносят долговременные обязательства: контракт, договор, брак, расписание, принятые правила поведения. Может соглашаться внешне, но внутренне отвергать все правила и стандарты. Совет со стороны вызывает сопротивление даже если он совпадает с желаниями невротика.

    Огромная потребность быть значимым и важным человеком. Если это ощущение теряется, он может выйти из своего внутреннего укрытия и устремится к поиску любви и защиты. И тогда, его можно перепутать с невротиком подчиненного типа. В терапии, сначала акцент идет на развитие внутренней силы и уверенности в себе, что приводит невротика к ощущению и осознанию своей независимости от других. И может казаться, что начался регресс. Но только в этой точке можно начать работать над его обособленностью. Внутреннюю устойчивость дает разрешение внутренних конфликтов, осознание которых обособленная личность избегает.

    Если терапевт сразу хочет сделать клиента общительным – для клиента это хуже презрения.

    При установке движение от людей, невротик пытается достигнуть внутренней целостности и спокойствия. Если обособленная личность вступает в тесный контакт с другими людьми ее может разорвать на части и она может получить нервный срыв (алкоголизм, депрессия, самоубийство, неспособность работать, сумасшествие).

    Причинами нервного срыва может быть измена мужа, невротичность жены, унижение в армии, непопулярность в коллективе, невозможность заработать на жизнь, если до этого она была безбедной.

    Невротики обособленного типа могут иметь богатую эмоциональную и интеллектуальную жизнь, но не делать никаких усилий по проявлению ее во вне. И удивляться почему люди не видят их талантов и способностей. Они считают, что их внутренние потенциалы уже богатство, без необходимости их проявлять. Поэтому часто к концу жизни испытывают разочарование от нереализованности и упущенных возможностей.

    Это связано с тем, что им легче избегать требований жизни, чем вступать с ней в контакт. Ведь контакт для такой личности – это угроза ее целостности. В сложных ситуациях такая личность не может ни бороться, ни успокоится, ни сотрудничать, ни ставить условия, ни любить, ни быть жесткой. Она беззащитна, поэтому убегает и прячется.

    Если невротическое обособление прогрессирует такому человеку все сложнее и сложнее решать жизненные проблемы и он становится беспомощным перед жизнью.

    psychologytoday.ru

Это интересно:

  • Что такое анорексия презентация Анорексия Над проектом работала Ученица 9-А класса Комарь Оксана. - презентация Презентация была опубликована 5 лет назад пользователемbiology.konstantinovka.org Похожие презентации Презентация 9 класса на тему: "Анорексия Над проектом работала Ученица 9-А класса Комарь Оксана.". Скачать бесплатно и без регистрации. […]
  • Хромосомные болезни синдром дауна ХРОМОСОМНЫЕ БОЛЕЗНИ ЧЕЛОВЕКА. Тяжелые хромосомные болезни Синдром Дауна (ХХ+21,ХУ+21) - презентация Презентация была опубликована 2 года назад пользователемНадежда Ладыгина Похожие презентации Презентация на тему: " ХРОМОСОМНЫЕ БОЛЕЗНИ ЧЕЛОВЕКА. Тяжелые хромосомные болезни Синдром Дауна (ХХ+21,ХУ+21)" — Транскрипт: […]
  • Панические атаки и тревожные состояния Страх и фобия Панические атаки Паническое расстройство – весьма распространенное заболевание, появляющееся в молодом, социально активном возрасте. Основным проявлением панического расстройства (ПР) являются повторяющиеся приступы тревоги (панические атаки). Панические атаки (ПА) представляют собой необъяснимые, […]
  • Аффирмация при депрессии Аффирмация при депрессии Аудионастрой позволит Вам поверить в себя, спокойно воспринимать изменения, научит управлять своими эмоциями и с радостью смотреть в будущее. Стоимость: 1490 рублей (добавить в заказ) Аффирмации на диске «Свобода от страхов, депрессий и стресса» 1. Моя душа поет от счастья, от радости […]
  • Мотивация к успеху и боязнь неудачи Gurutestov.ru Гуру в мире тестов На нашем сайте представлены анкеты, тесты, опросники для психодиагностики для Диагностика мотивации успеха и боязни неудачи Шкалы: мотивация на неудачу, мотивация на успех Назначение теста Инструкция к тесту На приведенные ниже вопросы необходимо ответить «да» или «нет». Если вы […]
  • Методика экспресс-диагностики невроза Gurutestov.ru Гуру в мире тестов На нашем сайте представлены анкеты, тесты, опросники для психодиагностики для Методика экспресс-диагностики невроза К.Хека и Х.Хесса Шкалы: вероятность невроза Назначение теста Диагностика вероятности невроза у испытуемого. Инструкция к тесту Ознакомившись с вопросом или суждением, […]
  • Аутогенная тренировка no 2 Уравновешенность и устойчивость к стрессу Аутогенная тренировка №2. «Уравновешенность и устойчивость к стрессу» Чтобы уметь плавать, надо сначала научиться удерживать равновесие тела наплаву. Аналогично, чтобы уметь плавать в море жизни, необходимо научиться удерживать душевное, эмоциональное равновесие в сложных ситуациях. В процессе систематических […]
  • Определение уровня депрессии ти балашова На нашем сайте представлены анкеты, тесты, опросники для психодиагностики для Определение уровня депрессии (Т.И.Балашова) Внимательно прочитайте каждое из приведенных ниже предложений и зачеркните соответствующую цифру справа в зависимости от того, как вы себя чувствуете в последнее время. Над вопросами долго не […]