Депрессия хорошо или плохо

Психолог Александра Алексеева

Психолог, сертифицированный гештальт-терапевт Александра Алексеева. Личная, семейная терапия

Все хорошо, но я в апатии…

В последнее время ко мне довольно часто приходят с запросом: «у меня апатия, плохое настроение, ничего не хочу, какое-то унылое, депрессивное состояние». При этом, когда мы начинаем прояснять ситуацию, выясняется, что человек много и активно работает, часто еще и учится, занимается спортом, домом и многими другими делами. Здесь подходит емкая обиходная фраза: «носится, как электровеник».

Казалось бы, я столько всего делаю, живу активной жизнью, проявляю себя, стараюсь для себя. Но в короткие минуты покоя, либо по вечерам и выходным, чувствую апатию, бессилие, в голову лезут мрачные мысли. У многих эти мысли трансформируются в неверие, ожидание чего-то плохого, потерю веры в себя и в счастливое будущее для себя. «Все плохо и ничего хорошего не будет».

Мы все хотим жить и делать, как лучше. Зарабатывать больше, узнавать новое, достигать новых профессиональных и карьерных высот в работе, выглядеть красиво, иметь широкий кругозор. Иначе и быть не может, потому что это эффект социализации — жизнь в обществе с подобными себе требует ограничений и усилий.

Поэтому все мы, люди живущие в обществе, как и завещали наши папы и мамы, в какой-то степени «комсомольцы и отличники» — каждый в своей сфере. Мы умеем и можем стараться, поднимать себя на работу в 6 утра, стоять в пробках, тесниться в метро, потом что-то делать на работе и т.д.

Мы умеем заставлять свое тело быть активным, потому что это главный ресурс для проявления нас в мире. Но тело, это не только машина, благодаря которой мы «ездим». Это еще и ребенок нашего разума — оно подчиняется его командам и выборам. И с другой стороны — именно наше сознание отвечает за качественное обслуживание собственного тела.

Культура достижений развивает у нас особое отношение к телу, которое мы ,зачастую, совершенно не осознаем. Это отношение требовательного родителя. Требуя, такой родитель руководствуется вполне понятными причинами: «Я должен сделать из своего ребенка достойного человека, способного жить в обществе. Трудолюбивого, ответственного, волевого. А для этого нужно уметь себя заставлять, ограничивать и принуждать».

К сожалению, при таком подходе, ребенка учат не чувствовать себя, свои потребности и желания. «Хочешь гулять? Нет, сиди и работай, ты еще уроки не выучил». «Мороженое? Какое мороженое? Сначала суп и второе». Это правильно и логично, только вспомните себя, когда ваши родители говорили вам что-то подобное. Что вы чувствовали? Скорее всего, ваше настроение портилось, все вокруг казалось вам тоскливым и унылым, хотелось поскорей проскочить этот печальный момент и забыть про него.

Взрослея, мы берем функцию «Родителя» на себя. И начинаем управлять собой, своим телом так же… как это делали наши родители по отношению к нам. «Тело устало? Это как? Впереди еще пять часов работы. Вперед!» Но телу в какой-то момент становится очень плохо. Энергии нет, сахар в крови падает, мышцы задыхаются без кислорода. И через многочисленные внутренние каналы связи с сознанием наш организм начинает посылать нам сигналы: «SOS!, SOS!» Мне плохо! Я страдаю!»

Но увы, нас никто не учил чувствовать себя и распознавать сигналы своего тела. Мы осознаем усталость в крайней степени ее проявления, а все, что ниже этого порога, проходит мимо нашего разума. Проходит, но не уходит. Все негативные сигналы, которые посылает нам наше тело, и которые мы не умеем распознавать, трансформируются. Например, в эмоции. В апатию, тоску, печаль.

А с чего, у человека, у которого все хорошо, появляется тоска — печаль? Значит, не все хорошо. Что-то будет. Там, в будущем, мерещится только темнота. И вот она, депрессия, уже стучится в дверь. Опасность в том, что хроническое плохое настроение и темные мысли в какой-то момент действительно трансформируются в полную неактивность и бездеятельность. Тело просто отказывается вставать. Не потому, что не хочет, а потому, что уже не может.

Есть простой и эффективный способ выхода из подобной ситуации.

Нужно учиться слушать себя. Простые, базовые сигналы организма. «Дышу ли я, а если не дышу, то почему? Может, стоит выйти на три минуты на воздух? Где у меня вдруг зажало, заныло? Почему полчаса назад я прыгал, а сейчас — почти сплю? Может, это знак для перерыва? Момента, чтобы побыть с собой, своим телом, в тишине и покое? Хотя бы минутки три.»

Понятно, что как и любая другая, привычка слушать свой организм не появится сразу. Ее необходимо вырабатывать, а для этого требуются последовательность, определенные усилия и некоторая продолжительность. Но результат того стоит — ведь таким образом вы убережете себя от энергетических ям, упадков настроения и черных мыслей, которые, появляясь, становятся новым, уже независимым фактором воздействия на ваш организм, заставляя его преодолевать не только усталость, но и отсутствие веры.

Ведь для того, чтобы бегущий смог достичь финиша, ему всего лишь нужно вовремя остановиться — на пару минут. Подышать, выпить воды. Оглядеться вокруг. Две минуты покоя для себя. Для своего тела. Для своих сил. И можно бежать дальше 🙂
Александра Алексеева, психолог, гештальт-терапевт.

psyalekseeva.ru

Почему мне так плохо? Признаки скрытой депрессии

— Да нормально, как все. Никто не мешает. Работаю, учусь. Родня есть, никто не умер. Зарплаты на одежку хватает. Все путем, а по меркам окружающих – вообще отлично. Одно лишь смущает – нужно ли это все? Зачем все эти жизненные необходимости, если нет смысла. Жить еще как-то получается, а радоваться – нет. Почему мне так плохо?

И это не просто настроение. Время ничего не меняет. Только времена года сменяют друг друга в определенной очереди. Так же, как друзья, как поколения, как все жизненные этапы. По-прежнему тяжело вставать каждое утро, куда-то ехать. Ну да, всем тяжело. Но мне еще и противно от всей этой биомассы, которая не ведает зачем живет. Зато чего-то хочет от меня. Едва выносимо, но все – как у всех…

Суета, суета… Такой длинный день, первая половина которого проходит в легкой зыби. Утро – не мое время, день до вечера – тоже. Почему мне так плохо? Как хочется, чтобы этот день уже закончился. Всюду обязательно опаздываю – хоть на пять минут. И вижу, что надо идти, чтоб успеть, и ничего не отвлекает. Но в один момент пронизывает чувство – а зачем? И я никуда не иду, просто задумываюсь или захожу в Интернет. Окружающие называют это неправильным тайм-менеджментом. Но ведь дело не в этом.

А так. все как у всех: формальности соблюдены. Ярлыками жизненной суеты я прикрываюсь от действительности. От того, что мне на самом деле все это не нужно. Это ощущение вибрирует во мне, разными по силе приступами. Иногда больше, ярче. Иногда слабее.

И когда я не выдерживаю, я говорю об этом. Тому, кто ближе, кто по моему мнению должен понять. Мне говорят, что понимают, и задают вопрос: а чего же ты хочешь? Чего не хватает? А чего не хватает, я выразить не могу. Сижу и не могу объяснить, почему мне так плохо. Меня утешают: тебе просто сравнить не с чем, стабильно живешь и не понимаешь, что такое хорошо и плохо. В общем, для ощущения счастья мне необходимо просто потерять что-то из того, что имею. Может, тогда пойму как мне радоваться жизни.

Почему мне так плохо? Вечером спокойнее.

И я, к вечеру проливший все семь из семи потов,
Нарочно удалившись в системе, стал за бортом мира.

Полный забот и отвлекающих событий день подходит к концу. Масса работы, но ее можно сделать дома. Вообще, дома работать лучше. Спокойней как-то. Да и сумерки, окутывающие город, настраивают на размышления. В это время хочется думать.

Мысли все время возвращаются к одному и тому же вопросу: как жить дальше? И что это у меня за жизнь такая? Почему мне так плохо? Хочется уединиться и думать, глядя в звездное небо. Но не всегда удается. Под небом такого жуткого одиночества не чувствуется. Как-то отпускает. и кажется, что на самом деле у меня все в порядке, объективных причин для отчаяния нет. Неужели это сумасшествие? — единственное объяснение, которое приходит мне в голову. Но лучше об этом не думать, эти вопросы без ответов никуда не приведут. Лучше отвлечься на работу или развлечения, да на что угодно. Лишь бы не тосковать. Но с годами это становится невозможным. Слишком велико непонимание своей роли в этой жизни. И оно копится как снежный ком.

Вечер и ночь – лучшее время. Ум становится ясным, глаза открываются и начинают поглощать информацию. Без всяких ограничений. Час ночи, два, три… это неважно. Важно только читать и читать, искать. А что? Что-то интересное, новое, то, что сможет меня поразить. И сколько часов проходит в сетях, на форумах – без счета. Может, я и найду ответ на вопрос, почему мне так плохо?

Порой кажется, что я просто смотрю кино. Будто даже не своими глазами, а со стороны, словно снимаю камерой. Я иду, вижу перед собой картинку, но меня там нет, есть только мир, отображенный передо мной. Он будто нереальный, неосязаемый, неживой. Это ширма, а я – просто равнодушный наблюдатель.

Есть привычка думать и обычно я это делаю, а параллельно просто проходят какие-то другие события. И окружающее я воспринимаю постольку-поскольку: вот тот боковой оператор транслирует в мою голову картинку, а слышу я вообще как через подушку безопасности. Кто-то что-то говорит, а до меня доходит с опозданием: что сказал? Что имел в виду.

Как часто они не понимают, что слова и их смысл – две разные вещи. Вот я и моя мама, к примеру, в слово «смысл» вкладываем разные значения, хотя порядок букв от этого не меняется. Ну а чтобы отвечать, надо бы вообще понять, о чем говорят и что хотят сказать. Но проще не отвлекаться на все их глупости — наушники спасают.

Я мирюсь с этим положением вещей. Да, умом понимаю, что у меня не так, как у других. Тут что-то не то – другие не чувствуют эту грань между смыслами, словами, ощущениями и еще чем-то едва уловимым. Поделиться этими мыслями в полной мере, рассказать, что меня гложет – посчитают сумасшедшей…

Остается только одно – предаваться мучительным размышлениям под небосводом и доживать эту короткую (я надеюсь) жизнь. Почему мне так плохо? Скорей бы это уже прекратилось.

Жизнь, где мне так плохо. Стоит ли участвовать?

Жизнь уже не ощущается остро и отходит на задний план. Гложет внутреннее, необъяснимое ощущение пустоты. Да, я пока не бросаюсь с крыши, не режу вены и даже антидепрессанты не пью. Мне просто почему-то плохо, и этого никто не понимает. Внешне я ничем не отличаюсь от окружающих, но только от жизни и обычных удовольствий мне нет счастья. Да его вообще нет…

Где ответы на вопросы, кто подскажет? Как жить – куда идем, зачем? Почему мне так плохо? В конце тоннеля нет света. Непроглядная абстрактная тьма окутала все вокруг, и лучи солнца больше не проникают. Нет тепла и нет осознанности – нет счастья и радости. Ничего нет. Участвовать в этом круговороте ничего не значащих поколений уже нет сил. Но ведь и уйти самовольно я не имею права.

Почему мне так плохо? Ответ для ищущих

Поиск. Поиск происходит, хотя не всегда отдаешь себе отчет в том, что это именно поиск. Думается, что глупости типа: «Все давно спят, а меня занимает мысль, есть ли у пингвина колени». Не пингвин беспокоит, и даже не колени. Это сознание так объясняет – рационализирует. Ищешь что-то важное по интересам. А интересы крутятся вокруг особых вещей: психология, физика, музыка, философия. И возникают вопросы: почему люди так поступают, зачем так происходит, что с нами будет. Глобальные, важные и безответные.

Они были безответными, пока я не наткнулась на статьи по системно-векторной психологии Юрия Бурлана . Нет, смысла бытия в первой статье я не нашла, зато начала догадываться о том, почему люди поступают так, а не иначе. Как понимать людей и как понимать себя. Уже непосредственно во время тренинга чувство никчемности и бессмысленности жизни стало проходить, потому что я поняла, кому свойственны состояния, которые меня мучили, и что теперь с этим делать.

Люди с звуковым вектором – это особые люди, их свойства и задачи отличаются от свойственного окружающим. Более того, полностью им противоположно. Их мир – не физическая оболочка. Материальные ценности им не важны, им важны — идеи. Их задача – сосредотачиваться на смыслах. Смыслах внешних и внутренних. И они находят и воплощают их в разных сферах – музыка, наука, идеи о социальных преобразованиях. Когда звуковик занимается тем, что ему задано, он ощущает нужность и цельность своей жизни. Его не мучают внутренние вопросы и непонимание окружающих.

gorn.me

Самый бесполезный совет при депрессии – взять себя в руки

Депрессия, как и любое другое заболевание, может ворваться в жизнь внезапно.

Причем, часто для плохого настроения, которое сохраняется на протяжении долгого времени, — а это основной симптом депрессии — и вовсе нет никаких внешних причин. Казалось бы, у человека все в жизни прекрасно, и вдруг он впадает в тоску.

Трагедия и опасность депрессии состоит в том, что человек при этом заболевании может покончить жизнь самоубийством – эту болезнь часто сопровождает фактор суицидальности.

Депрессия – распространенное заболевание. Известно, что от нее страдали Николай Гоголь, Дмитрий Шостакович, Ив Сен-Лоран, Энтони Хопкинс, Хэлли Берри, Моника Селеш. Хотя бы раз в жизни большое депрессивное расстройство возникает у каждого пятого жителя планеты. По данным ВОЗ, к 2020 году депрессия станет второй основной причиной нетрудоспособности после болезней сердца и сосудов.

С этим заболеванием связано много мифов, стереотипов и заблуждений, которые часто мешают человеку обратиться к врачу, получить помощь и жить полноценной жизнью.

Развеял эти мифы и рассказал о том, что такое депрессия, как ее распознать, и как лечится это заболевание современными методами, Юрий Сиволап, д.м.н., профессор кафедры психиатрии и наркологии первого МГМУ им. И.М. Сеченова

Депрессия – болезнь, а не каприз

Депрессия хорошо поддается лечению, но ее сложно распознать. Часто это состояние не воспринимают как болезнь, а советуют человеку взять себя в руки.

«Представьте такую ситуацию: домохозяйка 40 лет, у которой все было замечательно, но теперь она ничего не хочет делать, у нее все валится из рук, она не может заставить себя даже встать и умыться по утрам. Но у нее есть заботливый муж, который предлагает ей развеяться, отдохнуть, пойти в оперу, в театр. Но это примерно то же самое, если бы она советовала своему мужу с переломом руки пойти в оперу, чтобы избавиться от боли. Невозможно, к сожалению, отвлечься при депрессии. Это болезнь. И ее нельзя не лечить», — говорит Юрий Сиволап.

Известный немецкий психиатр Курт Шнайдер считал, что эндогенная депрессия прерывает для человека смысловую непрерывность существования. Это значит, что депрессия может возникнуть внезапно, как и любое другое соматическое заболевание при внешне благополучной жизни человека.

Часто депрессия остается нераспознанной у пожилых людей. Мы говорим, что старики обидчивы, но нередко за обидчивостью скрывается депрессивное состояние.

«Самое драматичное, что главный симптом депрессии – плохое настроение — ее сердцевина — часто не воспринимается как болезнь, а это считается чем-то, что можно взять и изменить собственной волей. Но это не так. Поэтому самый бесполезный совет, который могут дать близкие больного человека, – это взять себя в руки. Как нельзя усилием воли снизить у себя уровень артериального давления, так нельзя с помощью силы воли справиться с депрессией. Здесь необходимо химическое медикаментозное воздействие», — подчеркивает Юрий Сиволап.

Прислушаться к ребенку: что может скрываться за плохим поведением

Депрессии бывают не только у взрослых, но и у детей.

«Две главные формы реакции у ребенка на любое психологическое неблагополучие — это страх и кошмарные сновидения, причем, чем ребенок младше, тем сильнее работает этот механизм. А второе – нарушение поведения», — отмечает психиатр.

Например, часто, если ребенок начинает грубить, у него резко съехала успеваемость в школе, родители думают, что он распустился и отбился от рук, и его надо наказать. А на самом деле за этим поведением может скрываться депрессия, и наказание только усилит переживания — чувство одиночества и беспомощности, крайне тяжелое восприятие себя и своего места в мире.

Маски депрессии

Другая причина, по которой часто депрессия остается нераспознанной, — она может надеть маску соматических заболеваний — головной боли, головокружения и даже сердечно-сосудистых заболеваний. И здесь все зависит от врача – он должен распознать болезнь и назначить лечение. Например, пациент страдает от головокружения, а на самом деле, причиной этого является депрессия.

При этом не значит, что соматические заболевания не могут сопровождаться депрессией. Как раз так бывает очень часто.

«Депрессия имеет неприятное свойство и часто присоединяется к другим заболеваниями – психическим и невротическим расстройствам, внутренним болезням, сердечно-сосудистым. Почти наверняка, если депрессия присоединяется к инфаркту миокарда или ишемической болезни сердца, то эти болезни будут протекать труднее, и больные будут сложнее выздоравливать», — говорит Юрий Сиволап.

Чем опасна депрессия

Основная опасность депрессии состоит в том, что больной человек может покончить жизнь самоубийством. Почему это происходит? «Тяжелая депрессия — это крайне мучительное состояние, и больные говорят о том, что они готовы терпеть любую физическую боль, но только не то, что им сейчас приходится терпеть. При депрессии резко снижена самооценка, больные убеждены в собственной ничтожности, греховности, у них развито чувство собственной вины. Чувство вины при тяжелой депрессии – главный мотор суицидальных мыслей», — объясняет Юрий Сиволап.

Алкоголь не поможет

К сожалению, многие люди, испытывая симптомы депрессии, не спешат к врачу, а пытаются решить проблему с помощью алкоголя.

Оказывается, этого категорически нельзя делать, предупреждают психиатры. «Если депрессии сопутствует тревога, то зависимость от алкоголя формируется с телескопическим эффектом. Но и сам по себе алкоголь может вызывать депрессивные расстройства, повышать уровень тревоги. И что самое опасное, он сам по себе может повышать суицидальность. Поскольку человек в состоянии опьянения может принять импульсивное решение уйти из жизни», — подчеркивает Юрий Сиволап.

Как лечить?

К счастью, депрессия хорошо лечится. И здесь основную роль играют антидепрессанты. Психотерапия также важна, но она, по мнению Юрия Сиволапа, играет все же второстепенную роль.

Считается, что одним из механизмов развития этого заболевания является недостаток выработки серотонина в головном мозге. По рекомендации ВОЗ, для лечения депрессии необходимо использовать селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС) – это современные препараты, которые хорошо переносятся.

«Но здесь возникает проблема: даже, если мы депрессию распознали, в редких случаях назначаются антидепрессанты. Почему это происходит? Многие считают, что нельзя настроение изменить с помощью лекарств. Но это не так – можно и нужно. Существует мифический страх перед антидепрессантами. Но антидепрессанты нужны при депрессии, при панических атаках, генерализованной тревоге, и в отличие от транквилизаторов, от антидепрессантов нет зависимости», — утверждает Юрий Сиволап.

По его мнению, легкие формы депрессии должны лечить врачи общей практики, неврологи, кардиологи, поскольку к психиатру многие пациенты не пойдут, здесь существует стереотип, с которым сложно бороться.

Поэтому, если вы заметили у себя или своих близких симптомы депрессии, не ждите пока все пройдет само и не пытайтесь взять себя в руки – здесь нужна помощь врача. К счастью, проблему можно решить.

m.infox.ru

Депрессия: уходите оттуда, где плохо

В нормальном окружении у человека депрессии не будет

Я, честно говоря, не помню этой цитаты в прочитанных мной книгах основателя психоанализа, но ее упорно приписывают ему. «Убедитесь, что вы не окружены сволочами, прежде, чем диагностировать у себя депрессию или заниженную самооценку,» — как бы говорит нам дедушка Фрейд. Даже если он не произносил этой фразы, ее стоило бы произнести. Наше плохое самочувствие и заниженная самооценка — залог приятного существования людей, которые не способны испытывать удовольствие от нормальных отношений.

Я по молодости не понимала, когда ко мне приводили, например, подростка с жалобой на плохую успеваемость и лень. Через час тестов и опросов становится совершенно понятно, что тут уже не обойтись консультациями психолога. Аккуратно сообщаешь родителям, что им нужно отвести ребенка к врачу и проверить подозрение на большое депрессивное расстройство, что даже если подозрение подтвердится, это часто успешно лечится или хорошо контролируется. Что проблема не в том, что ребенок хочет доставить родителям неприятности, а наоборот, хочет быть хорошим, а сил не хватает.

И бывают родители, которые благодарят и идут ребенка лечить. А бывают те, что начинают обвинять ребенка за то, что «завалил психологические тесты», а психолога в том, что он никуда не годится, как специалист, раз не может просто решить такую ерундовую проблему — сказать ребенку, чтобы он взял себя в руки.

Или женщина приходит на терапию и умоляет сохранить в величайшей тайне то, что она ходит к психологу. Ведь если муж узнает, он запретит вообще из дома выходить. Ведь «у нас все хорошо, только ты, дура, дурью маешься».

И по-хорошему, этой женщине можно было бы помочь намного быстрее, подключив ресурсы ее семьи. И муж бы только выиграл бы, если бы жена стала энергичнее, бодрее, здоровее. Но это так думал бы человек, который любит свою жену и действительно страдает от того, что у нее сейчас большие сложности. Для меня большим открытием стало, что некоторые люди живут с теми, кого они совершенно не любят. Не любят, но держат рядом с собой, потому что им так удобно. И они всеми силами препятствуют тому, чтобы у партнера была нормальная, адекватная самооценка и хорошее самочувствие.

Как часто коллеги-психотерапевты встречаются со случаями, когда человек исцелился от депрессии и тут же развелся. А это потому, что в адекватном состоянии, когда обыкновенный хороший человек знает, что он заслуживает уважения, любви, понимания и сопереживания, вдруг обнаруживает, что с ним делают что-то совершенно противоположное. Депрессия — враг того, кто от нее страдает, но друг того, кто этим пользуется. Депрессия заставляет человека слышать и воспринимать о себе только плохое.

И стирает невидимым ластиком все заслуги, все хорошее, что человек может о себе вспомнить. Депрессия обесценивает личность. И если человеку не повезет и рядом с ним окажется кто-то кто будет обвинять, обесценивать, депрессия будет подхватывать и усиливать именно это.

В депрессии практически нет возможности что-то изменить. Для этого нужен дополнительный ресурс — другой человек, который поможет хотя бы понять, что что-то не так и дойти до врача. В хороших отношениях так и случается. А в плохих депрессия играет на руку партнеру, который получает удовольствие от власти и попыток подчинить себе волю другого.

Если вопреки этим обстоятельствам депрессия побеждена — таким отношениям чаще всего больше не остается места. Без депрессии появляются силы на отстаивание своих границ, находится возможность дать отпор или кардинально поменять жизнь, уйти оттуда, где плохо и найти, где и как лучше.

Иногда случаются и другие истории. Человек развелся — и депрессию как рукой сняло. В этом случае можно думать о стресс-индуцированной депрессии. То есть депрессия была нормальной реакцией на непереносимые условия постоянного эмоционального (а часто и физического ) давления. Ушел партнер — и вместе с ним ушел источник хронического стресса. Потребуется какое-то время на восстановление ресурсов, но окружающие часто отмечают положительные перемены в поведении и внешнем виде человека, который, казалось бы, должен был бы испытывать депрессию как раз после развода.

econet.ru

Почему хорошему человеку бывает плохо, очень плохо

Оказывается, здоровые, успешные и обеспеченные люди больше всех остальных рискуют стать жертвами саморазрушительных психологических проблем.

C самого начала стоит сообщить, что саморазрушительные психологические проблемы бывают не только у людей, но и у животных. Например, у серых домовых мышей. Казалось бы, пустячок, а приятно.

Ход и развитие угнетенных состояний у гры­зунов блистательно описал в 1989 го­ду немецкий этолог Иренеус Эйбл-Эйбесфельдт — запомни это имя (даром, что ли, так изощ­рялись, выдумывая его, родители профессора?). Сейчас мы временно оставим мышей в покое и займемся людьми.

Как это работает?

Сейчас основной теорией развития депрессии считается биохимическая, поэтому остановимся на ней. Тем более что с основными ее положениями не спорят и все прочие теории.

Мы напичканы нервными клетками — нейронами, похожими на пучок петрушки и отвечающими за наши ощущения, за способность мыслить, двигаться, да почти за все, что происходит в нашем организме. Нейроны, кстати, водятся не только в головном мозге, просто там их очень много. Строго говоря, мозг практически из них и состоит. А всего нейронов в нашем теле порядка ста миллиардов. Занимаются нейроны тем, что генерируют и передают друг другу сигналы — электрические заряды, движущиеся вдоль тела нейрона. Однако нейроны не прилегают друг к другу и к другим клеткам вплотную; между ними есть небольшие зазоры, именуемые синаптическими щелями, а соединения называются синапсами. И вот, чтобы сигнал перескочил этот промежуток, ему приходится пользоваться услугами химического такси — нейромедиаторов. Это белковые молекулы, которые переносят импульсы от одного нейрона к другому. Есть несколько групп нейромедиаторов. По мнению биохимиков, в механизме развития депрессии повинно нарушение работы трех из них: серотонина, дофамина и норадреналина. По­этому медикаментозное лечение заключается обычно в приеме препаратов, налаживающих работу нейротрансмиттеров. И да, лечение обычно действует — после того как врач подберет правильные препараты и нужные дозы. Иногда на антидепрессантах приходится сидеть пожизненно. Иногда достаточно пропить курс один раз, и потом нервная система вспомнит, как нужно правильно работать, и уже будет справляться сама.

Зачем все это нужно?

Хорошо, механизм депрессии мы вроде как понимаем. И все-таки повисает в воздухе вопрос: кому и зачем это было надо? Вот кому нужна холера — понятно: холерным вибрионам. От гриппа получают выгоду вирусы гриппа, онкология — раздолье для раковых клеток, и даже отломанная нога вполне пригодится тому, кто эту ногу оторвал и сейчас ест.

Чтобы найти ответ, стоит вспомнить почтенного профессора Иренеуса Эйбл-Эйбесфельдта и его мышей. Именно он впервые описал парадокс мышиной депрессии, который заключается в том, что периодически вполне еще молодой, сильный и здоровый самец вдруг отказывается выполнять свои супружеские обязанности, перестает активно обследовать территорию и проводит время сидя в опилках, вяло питаясь и сутками не проявляя никакой активности.

А кому было нужно генетически запрограммировать в нас вот такую бесполезную саморазрушительную гадость, как депрессия?

Выяснилось, что если взять такого заскучавшего мыша и устроить ему ряд серьезных потрясений (попугать включающейся-выключающейся мощной лампой, заставить побегать по лабиринту со слабыми электроразрядами), то, вернувшись в обычную клетку, парень решительно преобразится. Он будет спариваться с дамами, проявлять любопытство к помещенным в клетку новым предметам и вообще станет хозяином жизни. На какое-то время. После чего опять удалится в опилки, чтобы медитировать там. Но, например, среди мышей, сидящих на жесткой диете, а также обитателей тех клеток, где живут несколько самцов, ведущих бои за доминирование, таких мышиных байронов не наблюдалось.

Именно опыты Эйбл-Эйбесфельдта (а также работы К. Лоренца и Ч. Докинза) позволили этологам выдвинуть версию о том, что депрессия — естественный механизм угасания потребности в жизни у зрелых животных, лишенных необходимости вести борьбу за выживание (ну и у людей в том числе).

Дело в том, что существование — процесс хлопотный. Это же нужно постоянно дышать, кроветворить, пищеварить и заниматься прочей утомительной жизнедеятельностью. Небытие куда комфортнее бытия, и любой нормальный — разумный или не очень — организм, едва появившись на свет, проявил бы свою разумность тем, что немедленно как-нибудь самоуничтожился.

Но, следуя неумолимым законам механической логики, все мы — потомки тех видов, которым гены ухитрились привить определенную жажду жизни. Кнутов, вожжей и пряников для нас они заготовили предостаточно.

Вот только основные факторы, которые определяют наше поведение:

страх смерти
страх боли
инстинкт размножения
чувство наслаждения от различных аспектов жизни
инстинкт скаутинга (постребность изучать и исследовать новое)

А чтобы мы подчинялись этим хитрым приспособлениям, каждый из нас еще до рождения начинает получать мощную дозу коктейля жизнелюбия в виде всех этих гормонов и медиаторов, заставляющих нас испытывать возбуждение, чувства и желания.

Но к концу жизни вожжи ослабевают, кнуты мало-помалу начинают приходить в негодность, да и пряники уже не те, что были раньше. Генам ты, многократно спаривавшийся и, стало быть, размноживший их в бесчисленном числе (ну да, гены — существа наивные), уже особо не нужен. Поэтому — вэлкам на помойку жизни. Тебе под тридцать, ты уже дедушка (про вред подросткового секса гены тоже не имеют никакого понятия), так что незачем химически поддерживать в тебе неуемную жажду жизни. Пусть твое тело еще может протянуть при бережном обращении какое-то время (природа, как мы знаем, любит работать с огромным запасом — достаточно вспомнить, сколько миллионов сперматозоидов она отправляет штурмовать одну-единственную яйцеклетку), но дополнительных стимулов к существованию тебе уже не полагается.

Так что не очень правильно говорить о том, что в нас запрограммированы механизмы, вызывающие депрессию. Наоборот, депрессия — наше естественное состояние, а с генами передается лишь срок действия нашей антидепрессивной программы. Кому-то ее хватит на сто лет, кто-то потеряет иммунитет от депрессий в десять, но в среднем вход в зону депрессивного риска происходит от 25 до 45 лет.

* — Примечание Phacochoerus’a Фунтика:
« Вообще-то женщины в два раза чаще страдают от депрессий, чем мужчины, но очень часто их состояния вызваны специфическими особенностями женского организма с его постоянно скачущим гормональным фоном. Депрессии, связанные с родами, с менструальным циклом, с менопаузой, развиваются по своим законам и выделяются специалистами в особые группы »

От чего это бывает?

Нет, совсем беззащитными природа нас не оставила даже в дряхлом тридцатилетнем возрасте. При необходимости гормональное отопление снова могут включить на полную катушку. А могут и понизить до нуля — в зависимости от того, какой образ жизни ты ведешь.

Факторы, провоцирующие депрессию 01

Дело тут не только во внезапно нахлынувшем одиночестве (хотя оно само по себе является опасным фактором депрессивного риска). Проблема в том, что ты можешь ежедневно лицезреть свою пышущую здоровьем экс, которая только расцвела после вашей счастливой разлуки, но твое тупое подсознание все равно продолжает слать в центр радиограммы следующего содержания: «Нет ин-фор-ма-ции о по-сто-ян-ном парт-не-ре… По-сто-ян-ный парт-нер ис-чез… Парт-нер у-мер… у-мер… Нет воз-мож-но-стей раз-мно-же-ни-я… Нет смыс-ла су-щест-во-ва-ни-я… От-бой».

Потеря работы, денег, провал крупного проекта — в общем, неудача

Как бы прекрасно ты ни понимал, что все вокруг козлы, а ты ни в чем не виноват, в глубине души ты ощущаешь, что все равно проигрывают только лузеры, карта бита и смысла в жизни нет. С интересом ты обнаруживаешь, что организм полностью согласился с этим приговором и перешел в режим ожидания отключения. Увы, чувствовать себя бесполезным идиотом безнаказанно в зрелом возрасте уже не получается.

Ты много путешествуешь, читаешь журналы, смотришь телевизор 24 часа в сутки, оставшееся время тусуешься на интернет-форумах и порносайтах, да еще и постоянно общаешься с огромным количеством самых разных людей

Обилие впечатлений — это прекрасная стимуляция важнейшего для нас инстинкта скаутинга — любопытства к новому, непознанному и необычному. Но все хорошо в меру. Передозировка новой разнообразной информацией способна загубить интерес к происходящему на корню. Так как твой мозг не справляется с ее сортировкой и оценкой, он предпочитает вообще бросить ее идентификацию, и, соответственно, ты перестаешь эмоционально реагировать на поступающие сведения. Отныне для тебя что новый медиаплан, что анал с азиатками, что триллер с расчлененкой — одна и та же зеленая тоска.

Голод, опасность, физические и умственные нагрузки

На войне не бывает не только насморка, но и депрессии. Когда мы попадаем в экстремальную ситуацию, организм, презрев свою старческую дряхлость, максимально мобилизуется, выдавливая из желез предельную дозу гормонов — синапсам остается только хрюкать от счастья. И вообще, тяжелые условия жизни — серьезный стимул для поддержания включенными механизмов выживания. Опять-таки, конечно, есть разумные пределы издевательства над собой. Хроническое голодание и маниакальное изнурение себя штангами в спортзалах могут закончиться полной капитуляцией всех систем защиты. Но чтобы довести себя до такого, нужно уж очень постараться.

Маленькие дети под боком

Вот что пишет нобелевский лауреат, этолог К. Лоренц в книге «Изучение поведения человека и животного»: «Необходимость заботиться о детеныше не только увеличивает продолжительность жизни взрослой особи, но и поддерживает ее в состоянии активности, свойственном более молодому возрасту. У парных видов, практикующих «усыновление» брошенных или осиротевших детенышей, например волков и кошачьих, зафиксированы случаи появления молока у вышедших из репродуктивного возраста самок, самцы же начинают снова агрессивно защищать логово и делают попытки спаривания с самкой». Но учти, что твое подсознание, в отличие от Семейного кодекса, считает детенышами только граждан до пятилетнего возраста, максимум — семилетнего. Так что cексом со студентками отделаться не получится.

Размеренный образ жизни с дозированием событий и удовольствий

Чтобы твой организм не разучался получать удовольствие от жизни, с ним нужно обращаться как с охочим до конфет школьником — выдавать понемногу. Расписанная более-менее детально жизнь с отдельными, но яркими отступлениями от режима — это лучший способ замедлить развитие депрессии.

Как это бывает?

Депрессия не похожа на кариес или гастрит. В отличие от них, она не точит жертву постепенно — сперва незаметно, а потом усиливаясь. Нет, она падает тебе на голову с целеустремленностью кирпича: быст­ро и метко. Больной часто может назвать день и даже час, когда все началось. Проявляется же эта гнусность в следующих симптомах:

Тебе скучно и тоскливо.

Тебя ничто не радует. Разговоры вокруг кажутся тупыми, книги и фильмы — бессмысленными. И секс тоже какой-то не такой.

Ты либо безостановочно спишь, либо никак не можешь уснуть. И гаже всего ты чувствуешь себя по утрам, сразу после пробуждения, когда понимаешь, что обречен прожить в этом дрянном мире еще один невыносимый день.

Еда на вкус пресная и неправильная. Но ты все равно то и дело машинально подползаешь к холодильнику, чтобы сжевать очередной кусок картона с соусом из промокашки, — поэтому ты жиреешь. Как вариант, ты настолько не испытываешь удовольствия от еды, что вообще перестаешь заниматься этой глупостью. В этом случае ты превращаешься в тощее чудовище. 70% депрессирующих переедают, 30% — недоедают, причем женщины чаще мужчин пытаются «заесть тоску».

Ты почти не испытываешь сильных чувств, но одно чувство становится поистине глобальным и мощным — глубочайшее отвращение к своей работе, чем бы ты ни занимался.

Такое ощущение, что на тебя навьючили невидимый тридцатикилограммовый мешок. Ты устаешь уже через пять минут после пробуждения и, чистя зубы, мрачно размышляешь о том, какая скотина придумала делать зубные щетки из чугуна — руки же болят!

Тебя окружают никчемные и мерзкие людишки, но у тебя нет сил разъяснять им всю их ничтожность.

Тебе тревожно. Ты не знаешь, чего именно опасаешься — ядерного апокалипсиса или что суп в столовой опять окажется недосоленным, но в любом случае доб­ром это не кончится.

Тебя раздражает все. В том числе и ты сам — никому не нужный, бесполезный и уродливый. Ты бы с удовольствием застрелился, но тебе лень.

Депрессивные вариации

Специалисты различают несколько типов депрессий.

Некоторые из них обусловлены конкретными факторами. Например: послеродовая депрессия, вызванная родами; зимняя депрессия, вызванная недостатком света; алкогольная депрессия, вызванная, не поверишь, алкоголизмом. В таких случаях исключение изначальной причины обычно приводит, хотя и не сразу, к полному излечению. Несколько особняком стоит депрессия, вызванная биполярным расстройством*. При биполярном расстройстве депрессия у больного чередуется с приступами фонтанирующей активности, причем фазы могут длиться как неделями, так и месяцами и даже годами.

* — Примечание Phacochoerus’a Фунтика:
« В российской медицинской традиции это расстройство именуется куда красивее — «маниакально-депрессивный психоз». Согласись, круче быть психом и маньяком, чем неким невнятным биполярником, бороздящим просторы депрессивной Антарктиды »

Почему желательно лечить депрессию?

По мнению члена правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов, психиатра, кандидата медицинских наук Е. М. Вроно, депрессию лечить не просто желательно, а необходимо. Как объяснила нам уважаемый специалист, с депрессией силой воли не справишься. Это такое же заболевание, как, скажем, педикулез, — в том смысле, что она может пройти сама собой, но лучше все же на это не рассчитывать. Бытует миф, что антидепрессанты — это для слабых духом, а сильные личности сумеют справиться с депрессией самостоятельно. Но это утверждение будет ложным до тех пор, пока сильные люди не научатся выращивать себе носы и уши желаемой формы, ведь склонность к депрессиям обусловлена теми же генетическими факторами, что и наш внешний облик. Да, депрессия может провоцироваться какими-то событиями извне — например, сильным стрессом, травмами, хронической переутомляемостью, неправильным режимом, разводом или финансовым кризисом. Но саму предрасположенность к депрессии человек получает в комплекте с остальным генетическим багажом.

Другой страх, который обычно выказывают пациенты, — это опасение, что лекарства снизят их творческие, умственные и сексуальные способности. И это, как минимум, наивно, ведь ничто не снизит эти способности так надежно, как качественная депрессия, которая, кроме всего прочего, резко понижает способность к концентрации, сосредоточению, к любой форме умственной деятельности и эмоционального восприятия. Психотерапия, которую рекомендуют комбинировать с медикаментозным лечением, — это, скорее, диагностическое мероприятие, помогающее врачу точно определить форму депрессии и назначить правильную дозировку. Во время терапии врач просто объясняет пациенту, что происходит именно с ним, и следит за действенностью препаратов.

А вдруг это не депрессия?

Прежде чем бросаться в объятия психотерапевтов, необходимо попытать счастья с нормальными терапевтами. Ведь психотерапевты обычные болезни сплошь и рядом диагностировать не умеют и будут кормить тебя прозаком до трупного окоченения. Чаще всего депрессию путают с.

Хандра, утомляемость, нервное набивание желудка чем попало, отсутствие интереса к сексу, да и просто к человеческому общению, странное онемение тела, особенно в области ступней и ладоней

Все время хочется пить, во рту часто бывает странный ацетоновый привкус, чешутся ноги

Слабость, тошнота, вялость, апатия, боли в желудке, мышцах и суставах, снижение работоспособности

Кожная сыпь, зуд в районе ануса, периодическое повышение температуры

Волнение, беспокойство, периодически возникающее чувство удушья, повышенная потливость, частые расстройства желудка, раздражительность, апатия, тревожность, приступы паники (особенно часто охватывающие в метро, в автомобиле, в лифте, на самолете)

А вот это уже на депрессию не похоже

Скачки давления, покраснение ладоней, боли в сердце, выделения из гениталий и зуд в этой области

Мысли о самоубийстве, комп­лекс неполноценности, тревожность, снижение умственных способностей, исчезновение аппетита, раздражительность, агрессия, изменение привычек, страх перед общением с другими людьми

Галлюцинации, в том числе слуховые, головные боли, нарушение координации движений и ориентации в пространстве

Цитомегаловирусом или вирусом Эпштейн-Барра

Сверхутомляемость, угнетенное состояние, боли в мышцах и суставах

Увеличение печени, кожная сыпь, покраснение глаз, повышение количества слюны во рту, увеличение лимфоузлов

www.maximonline.ru

Это интересно:

  • Артрит из за стресса Болезни на нервной почве лечение Напряжённое, эмоциональное состояние психики приводит к 80% болезней на нервной почве у человека - это мнение уже давно было высказано американскими учёными Айкером и Шмейлом. Распространенные заболевания на нервной почве Часто происходит такое, что на нервной почве начинают болеть […]
  • Депрессияпути выхода из депрессии Депрессия и пути выхода из нее Почему так важно выйти из депрессии? Проблема депрессии сегодня стоит довольно остро. И причин этому довольно много, например, ежедневная скучная работа, после которой не остается ни времени, ни сил для любимых занятий, современные гаджеты, которые ограничивают общение человека в […]
  • Психологическая и психофизиологическая оценка уровня стресса курсовая Психофизиология стресса Понятие стресса. Стрессоры. Виды стресса. Основные положения концепции стресса. Общий адаптационный синдром. Психологические аспекты стресса. Три фазы стресса. Устойчивость человека к стрессу. К чему приводит стресс. Способы борьбы со стрессом. Список использованной литературы. ПОНЯТИЕ […]
  • Нарушения ритма сна и бодрствования Расстройства ритма сна и бодрствования Расстройства сна рассматриваются как компенсаторное или адаптационное изменение в ответ на заболевание, психологические проблемы. 20—30% родителей жалуются на расстройства сна у своих детей. А. Ц. Гольбин (1979 г.) разделяет феномены патологического сна у детей на: - […]
  • Упражнение на снижение стресса Психологические игры и упражнения на релаксацию и снятие напряжения Рассмотри предмет Участникам предлагается выбрать из предложенных ведущим или найти какой-либо небольшой предмет, который их заинтересует своим внешним видом, и взять его в руки. «Сядьте удобно, расслабьтесь и просто внимательно посмотрите на тот […]
  • Развитие синдрома дауна при беременности Синдром Дауна при беременности Растить ребенка с синдромом Дауна очень нелегко, так как эти дети требуют повышенного внимания, да и в дальнейшей жизни без сторонней помощи им не обойтись. Лишняя хромосома провоцирует физическую и умственную недоразвитость детей с таким диагнозом. Также у половины из них – порок […]
  • Невротической депрессии это Невротическая депрессия Невротическая депрессия, как явствует из названия, представляет собой сочетание двух заболеваний — невроза и депрессии. Стоит заметить, что такая «комбинация» не утяжеляет общую ситуацию (например, в сравнении с классической депрессией), но обусловливает некоторые особенности течения […]
  • Проблема взаимоотношения преподавателя и студента Проблема взаимоотношения преподавателя и студента К ВОПРОСУ О ВЗАИМООТНОШЕНИИ СТУДЕНТОВ К ПРЕПОДАВАТЕЛЯМ КАФЕДРЫ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ СГЭУ Голубицкая Елизавета Игоревна студент 2 курса, кафедра менеджмента организации СГЭУ, РФ, г. Самара Мокеева Людмила Алексеевна научный руководитель, доцент СГЭУ, РФ, г. Самара […]