Депрессия и агрессия

Агрессивность при депрессивных расстройствах

Проблема связи агрессии и депрессии, впервые сформулированная Фрейдом, до сих пор остается актуальной. Результаты исследований последних лет, посвященных этой проблеме, весьма неоднозначны. В частности, существует мнение, что для депрессивного расстройства не характерна агрессивность, за исключением суицидальных тенденций, которые расцениваются как проявления аутоагрессии. Отмечая тесную связь депрессивных расстройств с суицидальными намерениями, одновременно отрицается существенные различия в уровне агрессивности между больными депрессией и здоровыми испытуемыми.

Другие авторы считают, что при депрессии уровень агрессивности повышен и, наряду с прямыми ее проявлениями, у больных наблюдаются раздражительность, подозрительность и негативизм. На наличие патогенетической связи депрессивного расстройства и агрессивности указывают результаты исследований, выявивших общие нейрохимические механизмы их возникновения, в частности, нарушения обмена серотонина. Показано также, что сочетанные симптомы тревоги и депрессии, агрессивности и делинквентности обусловлены генетически.

Проявления агрессивности в поведении тесно связаны с эмоциональным состоянием самого индивидуума и восприятием эмоционального состояния окружающих. Депрессия меняет восприятие и оценку поступающей информации, нарушает адекватность реагирования, приспособительное поведение, снижает работоспособность. Известно, что при депрессии искажены восприятие и интерпретация эмоциональной экспрессии, являющиеся важной составляющей социальной коммуникации человека, а также нарушен произвольный контроль поведения. Эмоции, выполняя в норме роль одного из механизмов внутренней регуляции психических и физиологических процессов, приспособительного поведения, в условиях патологии превращаются в дезорганизующий фактор.

Агрессивность, как поведение, направленное на причинение вреда, ущерба объекту или субъекту, оценивается на основании уже совершенных действий, последствия которых порой бывают неисправимы. В картине депрессии нередко отмечают дисфорию, жестокие действия, расширенные самоубийства. Кроме того, для своевременного принятия превентивных мер необходимо выявление агрессивности субъекта, состоящей в его предрасположенности и готовности к агрессивным действиям.

На основе изучения агрессивности в структуре депрессивных расстройств выявлен определенный спектр характеристик больных, способных влиять на форму и уровень проявления агрессии. Установлено, что различия в формировании агрессивного поведения при депрессиях разной нозологической принадлежности, в первую очередь, определяются преобладанием либо импульсивности, характерной для психопатий, либо рефлексивности, более присущей лицам с расстройствами аффективной сферы.

Данные о характере агрессивности у больных, указывающие на более высокую вероятность развития агрессивных действий на ранних этапах формирования заболевания и при утяжелении депрессивного расстройства, полезны для профилактики агрессивных и аутоагрессивных действий больных.

Агрессивность и ее проявления в поведении связаны с эмоциональным состоянием человека и с восприятием им эмоционального состояния окружающих (в частности по выражению лица), которое является неотъемлемой частью социальной коммуникации человека. Есть предположение о том, что больные депрессией игнорируют позитивные сигналы, а негативным уделяют чрезмерное внимание. По данным исследований у подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами, с агрессивным поведением и депрессивными симптомами была выявлена неточность опознавания эмоциональной экспрессии по жестам и позам. В группе женщин, страдающих алкоголизмом, по сравнению со здоровыми испытуемыми отмечается снижение точности опознавания эмоций «радость», «печаль», «гнев», «страх».

Выражение радости является наиболее легко и точно распознаваемым. Механизмы опознавания эмоций гнева и страха исследованы в меньшей степени по сравнению с эмоциями радости и горя (печали). Это направление представляет особый интерес в связи с важностью опознавания этих эмоций для адекватно-приспособительной деятельности человека, так как утрата способности их правильного распознавания может быть причиной девиантного (агрессивного) поведения.

У больных депрессией, по сравнению со здоровыми испытуемыми, достоверно более высокая проактивная агрессивность, направленная на предметы.

Согласно фрустрационной теории агрессия является одной из форм поведения, которую порождает фрустрация. Агрессивное поведение может не проявляться в момент фрустрации, прежде всего из-за угрозы наказания. В этом случае происходит «смещение», в результате которого агрессивные действия направляются на другой объект, нападение на который ассоциируется с наименьшим наказанием. Можно предположить, что смещение агрессивности на предметы (неживые объекты) у больных депрессией происходит из-за страха быть наказанными, из-за того, что окружающие не одобрят поведение, поэтому агрессивность направляется на объект, нападение на который ассоциируется с наименьшим наказанием.

У больных депрессией, по сравнению со здоровыми испытуемыми, больше выражена подозрительность, обида и враждебность, откуда можно сделать вывод о наличии у больных депрессией враждебных установок в адрес окружающих людей. Наряду с этим, согласно у больных депрессией достоверно более низкая эмоциональность по отношению к людям.

В тоже время при депрессии выявлена алекситимия, которая означает неспособность к распознаванию и точному описанию собственного эмоционального состояния и эмоционального состояния другого человека и может приводить к трудностям и конфликтам в межличностных отношениях. Алекситимия при депрессии положительно коррелирует с проактивной агрессивностью, враждебностью, подозрительностью и обидой.

У больных депрессией по сравнению со здоровыми испытуемыми по результатам методики более длительное время опознавания эмоций «радость», «горе», «страх» и в особенности — «гнев». Эти данные согласуются с общей моторной заторможенностью, отмечаемой при депрессии.

Обследуемые, составившие контрольную группу, испытывают затруднения в опознавании всех предложенных негативных эмоций (горе, гнев и страх), а пациенты с депрессивным расстройством — преимущественно в опознавании эмоций гнева и страха, т.е. эмоций, имеющих особую важность для адекватно-приспособительной деятельности человека. Утрата способности их правильного распознавания может быть причиной девиантного (агрессивного) поведения.

В ситуациях фрустрации больные с минимальной депрессией склонны игнорировать конфликтную ситуацию, а у больных с очень тяжелой депрессией на ту же ситуацию возникает агрессивность, направленная на окружающих и на ситуацию.

Кроме того, у больных с очень тяжелой депрессией увеличивается уровень алекситимии, а также по результатам тестов у них более длительное время занимает распознавание эмоции «гнев». У больных с тяжелыми формами депрессивного расстройства, по сравнению с больными с мягкими формами, на фоне повышенной подозрительности, обидчивости и враждебности отмечаются повышенная проактивная агрессивность как личностная черта и реактивная агрессивность как реакция на фрустрацию, направленные на людей и на ситуацию, а также изменения восприятия эмоционального состояния окружающих и себя. Это свидетельствует о наличии большей предрасположенности к агрессивному поведению у больных с очень тяжелой депрессией.

Влияние длительности депрессии на уровень агрессивности.

Тесты показали, что в ситуациях конфликта, фрустрации в группе больных менее года отмечена реактивная агрессивность, направленная на окружающих; в группе больных более года отмечена неоднозначная реакция на конфликт: с одной стороны — игнорирование фрустрации, с другой — принятие ответственности за случившееся на себя. С увеличением длительности заболевания возрастает уровень алекситимии.

Полученные результаты о снижении уровня проактивной и реактивной агрессивности и возрастании уровня алекситимии с увеличением длительности заболевания, возможно, обусловлены проводимой психофармакотерапией и изменениями, происходящими в личностной и эмоциональной сферах пациента. Меняется отношение к болезни: происходит адаптация к своему болезненному состоянию. Кроме того, меняется восприятие окружающей действительности и реакция на внешние воздействия и контакты: снижается острота реагирования на фрустрацию, ухудшается распознавание, идентификация своего эмоционального состояния, становятся более выраженными затруднения при вербализации своих чувств и переживаний.

Влияние пола больных депрессией на агрессивность
и восприятие эмоциональной экспрессии

Традиционно считается, что мужчины в целом более агрессивны, чем женщины. У больных депрессией женщин по сравнению с больными депрессией мужчинами более высокая проактивная агрессивность, направленная на предметы.

У больных депрессией мужчин по сравнению с больными депрессией женщинами более высокий уровень общей, в том числе и физической, агрессивности. Половые различия более заметны в проявлении физической агрессии по сравнению с вербальной, а также прямой по сравнению с косвенной. В ситуациях фрустрации в группе больных депрессией мужчин отмечена фиксация на препятствии и безучастное созерцание происходящего; в группе больных депрессией женщин отмечена реактивная агрессивность, направленная на окружающих и ситуацию.

(По материалам Автореферата диссертации Абрамовой Аиды Алексеевны
«Агрессивность при депрессивных расстройствах», 2005)

psygestalt.ru

Депрессия и агрессия

Автор: Сергей Кондуров (Директор Интегративного Института Гештальт Тренинга, психиатр, гештальт-терапевт, тренер, супервизор, Член Европейской ассоциации гештальт — терапии).

Один из первых феноменов, с которым встречается терапевт в работе с депрессивными паттернами клиентов, является высокий уровень репрессированной или ретрофлексированной агрессии.

Возникает большой соблазн конфронтации с очевидным прерыванием контакта. Терапевту кажется, что достаточно «выразить агрессию», и клиент сможет восстановить свое «здоровое» функционирование.

Однако, полная тактика включает как минимум два этапа. Сначала восстанавливается вся область интересов, укрепляется фон. Восстанавливается конакт человека с его телесными процессами. Востанавливается, если была утрачена, способность замечать, реагировать и формировать свое поведение в ответ на события, которые происходят в окуржающем мире.

Терапевт обращает внимание на укрепение фона. Делается работа с незавершенными сиутациями, которые находятся в тематической области, не пересекающейся с тематикой депрессии или удаленной от нее. Например, работа со сновидениями, с метафорами, с воспоминаниями детства. Это тактика восстанавливает необходимый объем энергии, который становится доступным человеку.

После такого восстановления фона терапевт может предложить клиенту вернуться к тематике эпизода, с которым связана депрессия.

Почему при депрессии есть агрессия? Потому что депрессия всегда связана с утратой чего-то, а инстинктивная реакция на утрату — это самозащитная агрессия. Аналитики считают, что утраченный объект, с которым связано удовлетворение потербностей, идеализируется, чувство злости и недовольства, которое могло бы быть обращено на объект, отщепляется и разворачиватеся назад, на самого субъекта.

По Курту Левину, агрессия или похожая на потребность тенденция выразить агрессию, у человека или у группы появляется как результат дефицита, результат уменьшения структурных возможностей; как результат разрушения части структурных связей у человека или у группы (К. Левин. «Теории поля в социальных науках» — СПб.: Речь, 2000)

Важно, что депрессия — это событие, которое появилось в определенный момент времени. До этого момента человек справлялся со своей жизнью, а потом он оказался в дефиците. Внешние или внутренние обстоятельства привели к тому, что человек или утратил статус, или в его поле произошли изменения позиции (ролевого статуса), или утрата важной персоны, или другие изменения. Ему не хватило душевных сил для того, чтобы обойтись с этими изменениями. И важно то, что он не может вернуться к обычному способу функционирования.

То, что человек огорчен событиями, еще не есть депрессия. Депрессия — это если он не может вернуться к обычному способу установления контакта и продолжать жить дальше.

В случае депрессии терапевт много внимания уделяет на преконтакту. Тезис «есть злость – вырази ее!» (поругайся – тебе полегчает) — это враг тертапевта, который работает с депрессией. Прямая конфронтация терапевта с «прерыванием контакта» не лучший выбор терапевтической тактики. До прямого выражения агессии терапевту стоит задуматься о предохранитльных механизмах, которые «выбирает» человек для ее удержания.

Для терапевта важно сотрудничать с сопротивлением. Если мы напрямую предлагаем некоторую конфронтационную тактику, то мы поддерживаем тем самым ретрофлексивный паттерн. Мы нагружаем человека своей актвиностью в той области его чувств и опыта, в которой он уже до нас потерял способность к свободному творческому приспособлению, где он и так перегружен.

Мы начинаем терапевтическую работу с осознавания ситуации клиента. Мы исследуем ее с точки зрения его самого и его отношений с окружением. Мы исследуем ситуацию клиента на фоне его персональной истории

Мы увеличиваем осознавание клиентом его паттернов (фиксированных) в отношениях и того, как эти паттерны могут быть связаны с прошлым (с фоном) человека: его семьей, его юностью, прошлыми отношениями, травматическими переживаниями и т.д.

Эти паттерны мы рассматриваем как творческие приспособления, операции, связанные с обеспечением безопасности, которые хорошо служили ему в прошлом. Часто человек считает свое ближайшее окружение враждебным, в то время, как его реальный враг – это паттерн, который держит его в тисках.

Мы часто видим, что при депрессии человек не может выразить другому человеку то, что для него наиболее значимо.

Мы замечаем тенденцию, что вместо того, чтобы воссоздавать свою целостность, в которой он мог бы встречаться с другими открыто, устанавливая контакт и встречаясь с неопределенностью мира, он старается избегать этого, фокусируясь на своих депрессивных переживаниях.

В ситуации, когда тело и разум изолированы и отчуждены друг от друга, к телу начинают относиться как к вещи, которую можно использовать.

www.b17.ru

Агрессия — маска депрессии

Как нелегко быть молодым, лучше всех знают специалисты по суицидам

Чем может быть вызвана попытка самоубийства у подростка, как ее распознать и предупредить — рассказывает детский психиатр, психотерапевт, ведущий российский специалист по проблемам подросткового суицида Елена ВРОНО.

Уже появилось такое объяснение: эти ваши митинги и шествия до добра не доводят, вот уже подростки стали с жизнью кончать. Дело не в общественных стрессах, поверьте, их в России всегда хватало. Да, уровень самоубийств повышается, когда происходят макроперемены социального порядка, при этом абсолютно неважно, позитивные перемены или негативные. Суицидальная статистика в конкретном регионе очень медленно меняется под воздействием даже самых мощных катаклизмов. Сегодня во всем мире этот показатель медленно, но верно растет — и в такой благополучной в социальном плане стране, как Швеция, и в не самой неблагополучной в социальном плане России. Подростки же во всех странах в силу возрастных особенностей составляют группу риска.

Выжить без клыков

Поводом для суицидальной попытки может служить все что угодно: школьная неурядица, ссора со сверстником, любая мелкая гадость. Когда вы спросите подростка, если он, слава богу, остался жив, что же случилось, он вам об этой мелкой гадости и расскажет. Стоит же начать исследовать ситуацию и обнаруживаешь куда более важные вещи, которые кроются в семейных проблемах. Да, сам институт семьи сейчас меняется — все больше разведенных родителей, незарегистрированных браков, сводных братьев и сестер. Но близкие люди все равно остаются близкими людьми — расписаны они, не расписаны, разного они пола или одного. Все равно семья — это сфера, в которой человек чувствует себя в безопасности. Когда уверенность в безопасности отсутствует, подросток впадает в депрессию.

Многие почему-то считают, что депрессия — это когда человек молча лежит весь день лицом к стенке. Но у подростка депрессия, как правило, протекает атипично, и ее нередко диагностируют только после суицидальной попытки. Едва ли не самая распространенная и наиболее опасная маска депрессии — агрессия. Подросток грубит, хамит, становится совершенно невыносимым и в результате попадает во многие конфликтные ситуации, разрешить которые он абсолютно не в состоянии. Нужно понимать: он не получает удовольствия от своего безобразного поведения, он сам мучается не меньше, чем окружающие. Депрессия лишает его способности приспосабливаться к проблемной ситуации, лишает той психической пластичности, за счет которой человек вообще выживает как вид, не имея ни шкуры, ни когтей, ни клыков. Депрессия — единственное из психических расстройств, которое реально угрожает жизни человека.

Каждому знакома реакция: «ну и прыгай», «ну и травись». Меня часто спрашивают, что нужно делать, чтобы дети и подростки не совершали суицидальных попыток. Что нужно делать, я не всегда знаю. Но чего нельзя делать, знаю совершенно точно. Нельзя провоцировать. Если в пылу ссоры подросток вам грозит суицидом, вы должны в ту же секунду испугаться до смерти. Понять, что сейчас он может просто погибнуть. Поэтому нужно немедленно спустить на тормозах любой конфликтный разговор, даже если вы сто раз правы. И быть готовым к тому, что он повторит свой удавшийся прием и сделает его инструментом шантажа. Обязательно сделает, а как же? А чем ему еще на нас воздействовать, кроме как угрозой собственной безопасности? Но лучше поддаться шантажу, чем рыдать на кладбище.

Жизнь с точки зрения подростка — совсем небольшая цена для того, чтобы добиться своего или наказать обидчика. Или отомстить кому-то. Или просто доказать, что он молодец. Он даже не до конца уверен, что смерть — это конец. И вот он берет из аптечки лекарства, а лекарства практически все выпускаются в цветной и сладкой облатке. Сколько раз я спрашивала: почему ты выбрал именно это? Посмотрите, говорит, они розовые и сладкие, разве можно этим отравиться насмерть? А сам жив остался только потому, что рядом оказалось реанимационное отделение.

Мы, взрослые, очень многое делаем для того, чтобы героизировать суицидальное поведение. Как только кто-нибудь из кумиров так великолепно погибает, создается множество красивых мифов. «Жить быстро, умереть молодым». Вот история десятилетней давности: две девочки в Балашихе спрыгнули вместе с крыши и погибли. Началось что-то совершенно несусветное — телевизор был этим переполнен. Интервью с убитыми горем сверстниками. Сцены похорон, бедные девочки в венчиках на лбах лежат в гробах. Бесконечные ток-шоу с участием их родителей. Подросткам словно подсказывали: вот так можно попасть на экран, вот как можно достичь славы. У меня на приеме появился тогда тоненький ручеек девочек, совершивших суицидальные попытки под впечатлением той истории. Как себя вести прессе в такой ситуации? Есть довольно жесткий ценз, который соблюдается во всем мире. Нельзя демонстрировать документальные кадры суицида, нельзя детально описывать способ, которым он был совершен, нельзя показывать тела в гробах, нельзя брать интервью у родственников сразу после события. И разговаривать нужно не о конкретных случаях, а о проблемах, потому что у незрелой личности возникает искушение примерить ситуацию на себя: «а что, неплохой это выход, сделаю и я так же». Только что похожая история случилась в Лобне. К чести большей части нашей прессы, эти правила в основном были соблюдены.

Любите и разговаривайте

Чтобы предотвратить суицид, совершенно не обязательно быть специалистом. Нужно слушать, смотреть и не бояться задавать вопросы. Если ребенок стал менее общительным, чрезмерно раздражительным, если заводит разговоры, связанные со смертью, если вы обнаруживаете будто бы забытый им личный дневник, записку, оставленную на мониторе открытую запись или открытый сайт с указаниями, что нужно делать, если хочешь спокойно и безболезненно уйти на тот свет, — расцените это как предупреждение. Не оставляйте его одного. Разговаривайте с ним. Наконец просто задайте прямой вопрос. Скорее всего с вами будут грубы и невежливы. Будьте готовы к тому, что никто не кинется вам на грудь с рыданиями, никто не скажет: «Спасибо, мамочка и папочка, что вы обо мне заботитесь». Но при этом ребенок зафиксирует и ваше к нему внимание. Вы должны показать, не продемонстрировать, а именно показать, что вам не все равно. Что он не один.

Не стоит безоглядно солидаризоваться со школьной администрацией, когда она пытается ребенка наказать. Проще всего кинуться стыдить: мол, ты себя ведешь так, что я за тебя краснею. Но это будет с вашей стороны весьма неосторожно. Очень может быть, что ваш ребенок в самом деле неправ. Но вообще-то, как показывает моя практика, дети сейчас значительно спокойнее относятся к тому, что происходит в школе. Они уже не так сильно зависят от того, что о них скажет учитель. А вот если и вы однозначно станете на позицию школы, это для вашего ребенка будет ударом. Вы должны в любом случае быть на его стороне. Можно абсолютно не удовлетворяться поступками ребенка, но при этом не переставать считать его родным человеком, защищать его. И он должен это твердо знать.

www.mn.ru

Депрессия и агрессия: кризисное управление собой

Толпы «заботливых и неравнодушных», которые постоянно лезут к тебе в душу, пытаются куда-то вытащить, навязать тебе свои никчемные ценности. Всем от меня что-то надо, и в такие моменты я не могу совладать с собой: так и хочется накричать или осадить подзатыльником. Идите своей дорогой! Оставьте меня в покое.

«Боже, как же меня все достали!» — кричу в который раз, громко хлопаю дверью и скрываюсь в недрах своей комнаты. Как же меня бесят все эти люди, которым от меня вечно что-то надо, которые даже не могут дать мне спокойно побыть в одиночестве, в тишине. Не знаю, что это агрессия, депрессия или что-то еще… Но в последнее время я буквально не нахожу себе места.

Куда бы я ни пошла, везде эти лица, озабоченно вопрошающие: «Ты плохо себя чувствуешь? Что с тобой? Что-то болит?» Так и хочется крикнуть: «ДА! Болит! У меня болит голова… от вас и ваших вопросов. Душа у меня болит, понимаете?»

Мне плохо. Я не знаю, что со мной. Я схожу с ума. Я никак не могу понять, кто я и зачем я здесь. Почему я – это именно я? Есть ли Бог или всё, во что мы верим, на самом деле чья-то выдумка? Что будет потом, после смерти? Очень страшно однажды проснуться и осознать, что вся твоя жизнь – тупое, бессмысленное и бесцельное существование.

Непонятно, зачем столько времени топтать землю, если в один прекрасный миг поймешь, что всё это – обман, фарс, иллюзия. Может быть, я просто сплю глубоким сном где-то в другом месте, и этот мир мне только снится? Потому как уж слишком всё абсурдно вокруг и напоминает долгий изматывающий сон.

Ко всему прочему добавляются толпы «заботливых и неравнодушных», которые постоянно лезут к тебе в душу, пытаются куда-то вытащить, навязать тебе свои никчемные ценности. Всем от меня что-то надо, и в такие моменты я не могу совладать с собой: так и хочется накричать или осадить подзатыльником. Идите своей дорогой! Оставьте меня в покое.

Говорят, я агрессивна, и что это депрессия. Я не знаю, что у меня – депрессия и агрессия или агрессия и депрессия – но факт остается фактом – мне паршиво. Жизнь настолько уныла и тосклива, что я просто удивляюсь, как иные умудряются радоваться чему-то, к чему-то стремиться, мечтать…

Я бы хотела жить на Луне, где царит абсолютная тишина, и нет ни души – ни единого назойливого человечишки. Мне же приходится посещать эту ненавистную работу, слушать наставления предков и «друзей», которые говорят: нужно жить, нужно ставить цели, строить карьеру, выходить замуж, рожать детей. Я ничего этого не хочу. Мне незачем ни жить, ни стремиться. Хочется уткнуться в уголок, чтобы никто не трогал, и спать-спать-спать… Только во сне я спокойна, как танк: не говорю гадости близким, не ломаю вещи и не кричу.

Депрессия, агрессия… что со мной происходит и как мне с этим жить?

Как избавиться от подобных состояний? Как понять, что от них вообще нужно избавляться, что есть что-то вне этого? Что-то настоящее, приносящее удовлетворение совершенно иного рода. Понимание, не просто попытка глушить свой внутренний поиск, разочаровавшись во всем, срываясь на окружающих?

Самостоятельно сделать это невозможно. Да, когда кто-то скажет звуковику, что у него депрессия, он просто рассмеется этому человеку в лицо. Кто такой этот звуковик? Здесь и начинается самое интересное…

На тренинге по Системно-векторной психологии я узнала, у меня есть этот самый звуковой вектор – вечно страдающий и не находящий себе покоя. До тех пор пока не отыщет ответы на самые для него важные вопросы. Что это за вопросы? О смысле жизни, конечно, о мироздании, о Боге. То самое «Зачем мы живем?»

Удивительно, но над этими вопросами реально задумываются только 5% всех людей – обладатели звукового вектора. Остальным людям нет до этих поисков дела – у них другие, не менее важные функции и роли. Звуковик же был рожден познавать мир метафизический. Именно поэтому его наделили от рождения абстрактным интеллектом: возможностью улавливать смыслы.

Каждый человек хочет быть счастливым. А счастье нам приносит удовлетворение наших желаний. Но звуковые желания не так-то просто удовлетворить. Особенно сейчас, когда, казалось бы, всё познано, на всё найдены ответы, но только не на те самые вопросы. Метафизический мир пальцем не пощупаешь и в микроскоп не разглядишь. Так как его постигать?

Итак, если я, звуковик обыкновенный, свои желания не удовлетворяю – т.е. не получаю ответов на мои вопросы, то они растут и растут в глубине моего Я в виде пустот и нехваток, преследуют меня бессонницей и головными болями.

Депрессия – как раз то самое состояние, когда всё естество звуковика вопит ему: «Пока ты не познаешь смысл жизни, я отказываюсь функционировать – отказываюсь получать радость, отказываюсь есть, спать, испытывать прочие желания. Хоть ты лопни или в окно выпрыгни!» Ведь звуковой вектор является доминантным – его желания требуют наполнения в первую очередь, не давая отвлечься ни на что другое.

Вслед за депрессией появляется и агрессия. Агрессия по отношению к себе и к окружающему миру – как реакция на непереносимые страдания, которые человек со звуковым вектором переживает внутри. И хочется спрятаться, запереться, уйти в монастырь… или, еще хуже, — разнести к черту этот паршивый мир! Но что толку: станет лишь хуже. В заточении звуковик может полностью утратить связь с реальностью.

Получается, у человека со звуковым вектором агрессия и депрессия нередко взаимосвязаны. Когда так плохо, что чудовища изнутри лезут наружу и приобретают уродливые формы. Звуковик отталкивает окружающих, но при этом кричит о помощи. К сожалению, часто именно в этот момент от него отворачиваются все, и тогда конец весьма печален.

На самом деле, мне легко сейчас говорить обо всём этом, потому что уже два года минуло с тех пор, как я не испытываю ни депрессии, ни агрессии. Я спокойна и уравновешена. Я больше не испытываю желания срываться на своих близких.

А всё потому, что в один прекрасный момент я получила ответы на вопросы. Да-да, я, наконец, нашла то, что искала, и обрела не только смысл жизни, но и осмысленность бытия. Звучит громко, но это не значит, что поиск закончился. Это значит, что я перестала натыкаться на тупики и увидела прямую освещенную дорогу, которую указала мне Системно-векторная психология, так тонко и четко прочувствовавшая мои состояния и переживания.

Об этом же пишут еще многие люди, прошедшие тренинг Юрия Бурлана:

Пришла на тренинг в октябре 2012 в ужаснейшем состоянии: в тоске смертной, в буквальном смысле; с невероятной ненавистью ко всем людям; с огромными неудачами, на тот период в жизни. и еще-еще со многими нюансами, даже не так тогда заметными на фоне общего ПАСМУРНЕЙШЕГО состояния.

. Такие потрясения начали твориться в жизни все каким-то чудесным образом налаживаться стало, конечно не сразу постепенно все, но в целом УЛУЧШИЛОСЬ: чувство зависти прошло, недовольство собой, презрение, обида на родителей, ненависть к людям прошла. суицидные мысли прошли. какие-то даже мелкие желания о которых мечтала всю жизнь стали исполняться и т.д. и т.п. Все налаживается и налаживается с каждым днем, а главное внутренняя гармония наступила. Так что кто задумывается о посещении тренинга не задерживайте личностную удачу стучащуюся в вашу дверь.

Жизнь моя потеряла всякий смысл, и я отчаялся его найти. Полностью закрылся в себе, отрезал себя от мира, от общения. Если и приходилось вступать с кем-то в контакт, то только по крайней необходимости, если избежать этого было нельзя. Было похоже, что жизнь, она проходит, идет, но только не у меня, а где-то «там»… там, где меня нет. И ощущение полной беспомощности и безысходности… жутко было. В каком-то смысле, на краю стоял. Мне повезло, дали ссылку на тренинг.

. У меня появилось направление в жизни. Начинают проявляться желания, я начал оживать. Мне стало комфортно с самим собой. Мне стала понятна моя природа, моя суть. Мне стало понятно мое поведение. Абсолютно любые моменты моей жизни раскладываются по полочкам и оказываются видны, как на ладони, становятся очевидны. И я больше не парюсь по этому поводу. Я стал гораздо более сбалансированным, что ли. Ушло огромное внутреннее напряжение! Просто колоссальное…

Если вы испытываете похожие состояния, есть повод задуматься. Помните: мир вокруг – лишь отражение ваших тяжелых состояний, вашей агрессии и депрессии. И если вы ищете волшебную кнопку, которая изменит этот мир, то вы найдете ее на трех бесплатных вводных лекциях по системно-векторной психологии. Вот она: «Зарегистрироваться».

www.yburlan.ru

Это интересно:

  • Боязнь в кинотеатре Почему при ВСД возникает страх езды в транспорте? ВСДшник, который совсем ничего не боится, – действительно, уникальное существо, настолько редкое, что заслуживает медали. Вегето-сосудистая дистония и страх – почти синонимы. Следует отметить, что страхи ВСДшников всегда имеют чёткое внутреннее обоснование и никогда […]
  • Симптомы стресса и переутомления Переутомление и утомление, симптомы, признаки и как лечить Здравствуйте читатели сайта www.worldmagik.ru. Сегодня затронем тему здоровья. Часто нашему хорошему самочувствию препятствует множество факторов. Это стресс, депрессия, всякие болезни, бессонница и, конечно же, усталость. В этой статье поговорим о […]
  • Памятка родителям о заикании Заикание. Памятка для родителей Заикание. Памятка для родителей Если у ребенка появилось заикание, то соблюдение ниже изложенных правил поможет вам самостоятельно приостановить прогрессирование болезни. Помните о том, что заикание - тяжелый психо-речевой недуг, и в большинстве случаев оно прогрессирует из-за […]
  • Стресс картинки мультяшные "Женские" способы снять стресс Женщины и мужчины справляются со стрессовыми ситуациями по-разному, при этом для того, чтобы успокоиться и прийти в себя, не нужно делать ничего сверхъестественного. Вот несколько простых способов снять стресс, которые подойдут любой женщине. Выводы ряда независимых исследований […]
  • Характеристика лёгкой степени умственной отсталости Характеристика лёгкой степени умственной отсталости 6. Раскройте особенности психического развития детей с синдромами умственной отсталости при врожденном сифилисе, краснухе, алкогольном синдроме плода. 7. Раскройте особенности психического развития детей с умственной отсталостью, связанной с гемолитической болезнью […]
  • Лечение нервозности депрессии Нервозность: причины и как избавиться от нервозности. Лечение нервозности Все процессы в нашем организме регулируются нервной системой, и именно она отвечает за состояние нашего здоровья. В настоящее время учёными уже установлено, что подавляющее большинство заболеваний обусловлено психосоматическими причинами, а […]
  • Литература о деменции Деменция. Книга в помощь вам и вашим родным Тем, кто страдает деменцией и поражает нас мужеством и терпением. Тем, кто оказывает им повседневную помощь с любовью и мудростью Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев […]
  • Детский центр неврозов на чапыгина 13 Детский центр неврозов на чапыгина 13 Амбулаторная служба работает по территориальному принципу. Районные Психоневрологические диспансерные отделения (ПНДО) осуществляют консультативно-лечебную, реабилитационную, социальную помощь детям и подросткам Санкт-Петербурга и их семьям. Отделения работают в контакте с […]