Истории излечения от невроза

Истории излечения от невроза

Ксения Калиновская рассказывает о своем многолетнем опыте лечения тревожного расстройства – одного из самых популярных заболеваний века.

С чего все началось

Посткризисное время. Мне было 22 года, один сменяющийся другим интересные рабочие проекты таяли, как лед на солнце, и я, не замечая того, скатывалась в тихую творческую депрессию.

Шла поздняя осень, из своей милой квартиры пришлось переехать к маме в шумную коммуналку. Не то чтобы это расстроило, но события в новом пространстве стали для меня фатальными. Одним ноябрьским утром, стоя над умывальником и чистя зубы, я чуть не раскусила зубную щетку. Меня колотило, сердце ходило в груди, бил озноб и оцепеняющий страх взял в железные объятия мое тело. Я на автопилоте дошла до нашей комнаты, села на диван и минут десять не могла сказать ни слова. Тогда я совершенно не понимала, что произошло, но подобные приступы начали меня преследовать. Затем, другим декабрьским вечером, я вскочила с кровати, слыша оглушающие вопли. Выбежав в коридор и добежав до кухни, я обнаружила мать с разбитым лицом, соседа-алкоголика и его уже подоспевшую подлую жену.

— Это она сама себя ударила! – орала жена, а в это время мои глаза бегали по кухне то ли в поиске ножа, то ли сковородки. Холодный рассудок взял вверх, и я побежала звонить в милицию сквозь продолжающиеся вопли и оскорбления соседей. Мало того, всю зиму в этой чудесной квартире за нашей стенкой поселился молодой человек, который предпочитал слушать громкую музыку исключительно ночью и на свои вечеринки звать всех бездомных хипстеров района. Тонкие стены передавали всю прелесть их веселья, но только я окончательно потеряла сон и – чего уж – стала похожа на настоящего зомби из «Ходячих Мертвецов», перманентно стуча в его дверь молотком в отсутствие реакции на бесконечные вызовы милиции.

Через месяц от отсутствия сна и в глубоком неврозе я начала слышать голоса. И тут – предложение работы мечты!

О мифическом мышлении, или как не надо лечить болезнь c Божьей помощью

Желая срочно привести себя в порядок, я решила отправиться в храм «на вычитку» (экзорцизм), чтобы разом очиститься и одним махом решить проблему с Божьей помощью.

Меня окрестили грешницей (разумеется), прописали 40 поклонов в день с молитвами и еще целый пакет мракобесия в придачу. После этой вычитки мои панические атаки приняли такую форму, что мне по-настоящему стало страшно. Страшно жить, так как казалось, что рассудок вообще отказывался слушаться. Для полноты картины кризисы приняли форму жесткой «измены», которая случается после курения марихуаны или принятия психотропных наркотиков – это могло длиться днями, неделями. Только четыре года спустя я начала понимать, что это были не демоны, а истерический невроз с затяжными паническим кризисами. Но тогда-то я верила, молилась и ушла с головой в новую любимую работу, которой я посвящала 24 часа в сутки, чтобы не думать о себе. И о демонах, разумеется.

Вывод: не стоит ухудшать состояние психики в кризисе церковными ритуалами, а если вы еще и восприимчивы, то такие процедуры на пользу никак не пойдут, если не предложат обратный эффект. Забегая далеко вперед, скажу, что я полностью избавилась от предрассудков и являюсь махровой атеисткой. Но для этого необходимо было пройти и через эту дрянь.

Альтернативная медицина, целители, знахари, бабки на страже помощи за ваши деньги

Летом того же года мама решила взяться за меня и отвела на компьютерную диагностику» в «Коралловый клуб». Да, тот самый, где вам обещают здоровье через водичку и таблеточки неизвестного производства за баснословные деньги. Начальник этой конторки отозвал маму в подсобку и рассказал, что… у него есть третий глаз, которым он увидел у меня за спиной умершего родственника – его необходимо изгнать (понятно, что православная церковь плохо справилась, а он-то лучше может). Тут сердобольная мама все ему и выложила о моем состоянии. С деньгами, конечно. Мужик поводил рамками, маятником, сказал, что у меня –70% энергии в поле, нужно лечить токсоплазмоз, который показал компьютер (!) и читать парастас по усопшим 40 дней.

Конечно, я прочитала. Я-то сходила с ума и готова была читать все, что угодно, запивая таблеточками за 30$, только бы отпустило.

Добавить к лечению я также не поленилась и разных официальных знахарей: мне «отодвигали астрал», «закрывали каналы», накладывали руки, давали пить травки-муравки и ни один чудотворец ни разу не озвучил ничего банального, например, нервного истощения. А регрессивный гипноз, казалось бы проведенный у специалиста, хотя и вывел меня к настоящей проблеме, но решить ее никак не удалось. Я рыдала от увиденного две недели, мне стало легче на душе, но панический страх никуда не делся.

Сейчас я понимаю: целители будут рассказывать любые несуществующие сказки и, почувствовав, что человек плавает в своем заболевании, уверять, что врачи – зло, что вас будут пичкать тяжелыми таблетками, которые не помогут, и что только они, светила во тьме, способны помочь – нужно только ходить к ним чаще. Чаще. И чаще. И платить вперед, и еще подписывать договор об отсутствии претензий.

Вывод: если есть желание испытать кого-то из мира фантастики – договаривайтесь об оплате после результата.

Как обратиться за помощью в психдиспансер и окончательно не свихнуться

Шел четвертый год моей болезни, она стала хронической, вялотекущей и я училась уже не пугаться приступам. Спустив на шарлатанство практически новый валютный автомобиль, было принято решение как-то с этим жить. Стал знаком советский диагноз ВСД, для меня открылись форумы о панических расстройствах и весь их список в Википедии.

Как водится, порядочная девушка при должности, о которой все отзываются как о «железной леди», тихо переживающая свои приступы не моргая глазом, просто так идти в психдиспансер боялась. И я нашла через тридесятых знакомых психиатра, к которому могла пойти по знакомству.

Им оказалась милая женщина, работающая заведующей. Она произвела приятное впечатление, объяснила, как работает «дурка», и что хорошо бы пойти на обследование – то есть лечь в стационар. У стационара есть свои преимущества: вам предлагают комплексное обследование, включающее необходимых специалистов, что звучало неплохо. Плюс, психиатрическая лечебница – это государственное учреждение, где анализы могут сделать бесплатно. Правда, в итоге вы все равно окажетесь у участкового психиатра, и тут может ждать или подвох, или удача – все тотально зависит от врача.

Увы, участковая, начиная слушать мою историю, десять раз перебила: «Быстрее, у нас на пациента 15 минут» и «Что-то вы очень сложно все рассказываете, что вас все-таки беспокоит? Тревога? Страх? ПА?» Не выслушав как следует, доктор выписала мне откатный (по скидке в аптеке) тяжелый трицикличный антидепрессант, который обещал еще и снотворный эффект. «Вот, пейте на ночь, и через месяц увидимся. А еще… Приходите к нам в церковь, я пастор. Я раньше лечила без Божьей помощи, а сейчас с верой! У нас будет рок-концерт!»

Вывод: обращаться туда все равно стоит, хотя бы потому, что:

1) Вам сделают все обследования разом, бесплатно или за скромные деньги.

2) Вы поймете, какого типа расстройство (неврология, психика, эндокринные проблемы или всего понемногу).

3) Шанс попасть на хорошего врача все-таки есть – имея терпение, можно попробовать сходить на прием к разным. Все-таки именно тут концентрация клинических специалистов на квадратный метр высока, и в случае успеха вы получите нормальное назначение рецептурными средствами (седативные, антипсихотики или АД). Главное, найдите своего врача.

Психотерапия и антидепрессанты

Последние 300$ я потратила на психотехнолога, который обещал обучить меня технике управления напряжением и расслаблением в теле, открыто сказал, что запущенная форма гипервозбуждения с переутомлениями нервной системы и дает феерию моих приступов и ощущений, завещал много спать, сходить за психотерапией и делать эту энергогимнастику – все должно было получиться, как тут я переехала жить в другую страну за океан, и там меня ждали антидепрессанты. Шел пятый год болезни.

В США я обратилась со своими проблемами к семейному врачу, и, выслушав меня внимательно, задав наводящие вопросы, он предложил мне два препарата – антидепрессант и транквилизатор. Второй для более мягкого «захода» на антидепрессант (в первые недели при начале приема АД симптомы могут вести себя очень по-разному, причиняя массу неудобств. Это адаптивный период для метаболизма и его просто необходимо перетерпеть с пониманием. Буквально через месяц состояние выравнивается. Ощутимо хороший результат у меня наступил только на четвертый месяц. Еще раз повторяю – все индивидуально).

Совершенно случайно я нашла и психотерапевта: в разговоре с близкой подругой делилась, что хочу взять собаку, а муж против. Подруга порекомендовала специалиста, которая ей самой помогла ранее сохранить отношения с мужем.

Моя первая психотерапевтическая сессия длилась семь часов, как вспоминает врач, пока я полностью подсознательно не убедилась, что именно она может вскрыть все мои тайники и «закрыть гештальт», я не уходила из ее кабинета. Мы продолжили интенсивную терапию по две-три сессии в неделю длительностью в месяц вместо полугода. Я только спала, ела и ходила на сессии как на работу. Результат превзошел все мои ожидания: кроме того, что я разобралась в себе, поняла и приняла все свои стороны, я решила массу попутных проблем.

Месяцем позже я обратилась к семейному врачу с просьбой отмены АД и за еще один месяц сошла с препарата совершенно без побочных эффектов и синдромов отмены. Я гордо заявляю, что научилась управлять своими демонами и динозаврами, знаю, от чего у меня возможны психические расстройства, где находятся предохранители и какие ситуации могут их сорвать. Я поменяла свой образ жизни и режим, чтобы не допускать даже вариантов, способных провоцировать невротические реакции, а если и попадаю в «опасную ситуацию», то понимаю, что может произойти и как реагировать. Я остаюсь на связи со своим врачом и еще около года планирую проходить поддерживающую терапию от раза в неделю до раза в месяц.

Большой итог: как все-таки расправиться с неврозами?

1. Принять как должное: все, что с вами происходит – это болезнь, расстройство психической саморегуляции. Это обратимый, но нудный процесс. Это надо лечить. Именно лечить! Самовнушение, взятие себя в руки, алкоголь, наркотики и рок-н-ролл не являются лекарством, а лишь приятными катализаторами в процессе выздоровления.

2. Проблемы данного типа не решаются только таблетками. Таблетки помогают снять позитивные симптомы и помочь химии мозга восстановить или притупить реакции. Работает все вместе, как в похудении – таскать железо в зале бесполезно, если топчешь дома за троих.

3. Стоит начать с диагноза – походить по врачам, увы, придется. Нужно подойти к этому с уверенным терпением и послушать двоих-троих: невролога, эндокринолога, психиатра и/или психотерапевта.

4. Не стоит пугаться диагноза – это не приговор, а рекомендация. Может, у вас тяжелая депрессия, которую не каждая «сильная и независимая» вообще способна у себя диагностировать, а может психотравма подкралась незаметно (как у меня, например). Или переутомление дало свои плоды, щитовидка забарахлила, либо вы вообще просто в себе запутались и начали истерически бояться будущего. Важно это выяснить и подремонтировать, ведь так?

5. Если вам предложили препараты, внимательно обсудите их с врачом. Нет тяжелых и нет легких, есть подходящие именно вам. На это тоже придется потратить время. Также надо принять тот факт, что «заходить на дозу» может быть неприятно, симптомы ухудшатся и вообще может стать на какое то время хуже – но потом, когда этот период пройдет, вы почувствуете заветное облегчение и возвращение в себя «нормальную», способную жить и делать сальто-мортале!

6. Поиск своего терапевта. Под терапевтом я подразумеваю специалиста, который как АД подойдет именно вам. Это предпоследний и самый важный пункт. Как искать? Методом проб, рекомендаций. Да, придется потратиться и, может, будут разочарования, но цель у нас – здоровье, а оно без труда не возвращается. Так что никаких отговорок, начинать нужно уже. Спрашивайте у знакомых, читайте форумы и отзывы. Если нет возможности идти на прием, смело звоните и говорите с доктором, задавайте вопросы: занимаетесь ли именно этой проблемой, какими техниками, сколько длится лечение и смело спрашивайте об отзывах! Не думайте скромничать или стесняться: «Могли бы вы дать контакт клиентов, кто мог бы вас мне отрекомендовать?». По реакциям вам многое станет ясно: человек, у которого есть результаты, делится ими охотно. Ведь его цель – ваше здоровье, а не нажива. Нормальный врач спокойно сориентирует по срокам и ценам, даст все необходимые ответы.

7. На приеме: терапевт должен вас «взять». Если общение идет вялое, холодное, вам ничего не понятно и ответы на вопросы вас не устраивают – говорите. Если ситуация не меняется – уходите. Будьте готовы морально обнажаться: вероятно, начиная с одной проблемы, вы можете уйти в другую сторону, куда и не предполагали, но психотерапия – она такая. Не быстрая. Анализ ваших проблем врачом – это исследование личности и ее травмированных участков. Кто-то может открыться и работать быстро, а кому-то нужны годы. Еще раз напоминаю – врач должен доказать вам, что именно он может помочь не громкими словами, а вашим обратным ощущением комфорта, безопасности и удовлетворенности. Вам должно быть очень комфортно с этим человеком, и главное – вы должны ощущать, что идете в том самом направлении, это будет знаком, что путь и специалист выбран верный.

8. Поддержка. Обязательно обзаведитесь поддержкой – это могут быть как друзья по несчастью, так и близкий человек, подруги или родители. Тот, кто хорошо понимает и разделяет вашу боль, с кем вы будете делиться ощущениями и успехами. Тот, кто хорошо вас знает и будет наблюдать со стороны – эта связь так же необходима, как и ваш врач, только она останется навсегда и будет доступна в любой момент, когда понадобится.

Многое, увы, не поддается лечению, но психические расстройства – поддаются. Я желаю каждому в беде стать на путь своего исцеления и найти свой рецепт. Вот и все. Не болейте!

www.chaskor.ru

Обсуждения

Истории тех, кто вылечился

237 сообщений

По пунктам отвечу на часто задаваемые вопросы о моём выздоровлении:

1. Какой был диагноз?
Диагнозы — ВСД, шизотипическое расстройство личности, синдром дереализации-деперсонализации. Также в период болезни были и физиологические диагнозы — инфекционный мононуклеоз с осложнениями (с него всё началось) и по мелочи — остеохондрозы, джигурдозы и всё такое)

2. Какие были симптомы?
Дереализация: нарушения восприятия окружающего мира — не чувствовал ничего вокруг, всё было мёртвым, плоским, тусклым, отдалённым, туманным, размытым и незнакомым, как сквозь туман или плёнку. Деперсонализация — потеря чувства своего Я, отсутствие эмоций, воли, желаний и стирание всей личности. Депрессия, ПА, тревога, хроническая усталость, бессонница, «каска невротика» и куча разных всдшных симптомов.

3. Как долго болел?
Тяжелый период болезни длился год — за это время одолел самые страшные симптомы. Но окончательно слез с таблеток только еще через 4 года, т.к. остальные симптомы уходили долго и медленно.

4. Отчего всё началось?
Сначала я заболел мононуклеозом, из-за которого начался невроз. Потом в течение двух месяцев навалилась куча физических и эмоциональных стрессов, которые в разы усиливались из-за невроза. Жизнь рушилась, психика не выдержала.

5. Чем лечился?
Сначала таблетки — они меня спасли. Потом все доступные средства — я смог жить нормальной жизнью и добивал болезнь процедурами, спортом, зожем, максимальной активностью и живым общением. Это помогало отвлекаться от ДП и восстанавливать нервную систему. Окончательно добить болезнь и слезть с лекарств помогла любовь — это был взрыв положительных эмоций.

6. Какие таблетки принимал?
Асентра (сертралин) — сначала 100 мг, потом 50, 25 и отмена. Зипрекса/Заласта (оланзапин) — 10 мг, 5, 2,5, потом было долгая и мучительная отмена (не с первой попытки), порой приходилось делить таблетку на 8 частей.

7. А у тебя были мысли о смысле жизни? «Кто я? Зачем я существую?» и т.д.
Да. Это типичный симптом нашего расстройства. Зацикливание на собственных мыслях и внутреннем состоянии, от которого появляется вся эта философия — от подсознательной тревоги. Уйдет вместе с остальными симптомами.

8. А у меня точно не шиза? Я не сойду с ума?
Не сойдёшь. У тех, кто страдает ВСД, ДП, ПА и всем таким, намного меньше шансов поехать крышей, чем у большинства «здоровых» людей.

9. Как сейчас себя чувствуешь?
Симптомов ноль, таблеток не пью, чувствую себя хорошо.

О том, что помогло мне.
Буду счастлива, если еще хоть один человек забудет про ПА и ВСД навсегда.
Возможно что-то еще дополню, т.к. как всегда у меня все бессистемно и неожиданно.

Сразу хочу заметить, что по моему мнению, единого способа, подходящего всем, нет. Нет смысла советовать всем, как некоторые — бегай по утрам и все пройдет! У кого-то и правда пройдет, а кому-то только хуже станет. В поисках я в свое время наткнулась на некий блог, где девушка, по ее словам избавившаяся от этих проблем, достаточно авторитарно раздавала указания и если кто-то жаловался на отсутствие изменений, ответом было привычное — это потому, что вы не выполняете то, что я говорю, до последней запятой. Мне это показалось неправильным. И здесь вы такого не услышите) Из всего мной перечисленного вам может подойти половина, может пара пунктов, а вполне возможно, что и ни одного. Но я уверена, что прочитанное подтолкнет вас к интуитивному поиску собственных «дверей» для возвращения к себе. Они и будут самыми правильными.
Выздоровление это как пазл, который складывается нашей интуицией, усилиями нравственными и физическими иногда. Я выискивала по крупицам — то, что может помочь, как я считала, мне. Нумерация не по важности, а произвольная, да я и не знаю, что помогло больше. Советы могут показаться ерундовыми, это ничего — сама я вообще не верила ни во что. Я не буду рассказывать о симптомах, но можете поверить — было все и даже больше.
В таком состоянии, что естественно, люди рано или поздно начинают искать помощи. Где? У психологов и психотерапевтов. И вот тут интересный момент — вы понимаете, что помочь вам никто не может. Да, вы можете принимать выписанные антидепрессанты, но это то же самое, что прилепить пластырь на гноящуюся рану — ничем хорошим в итоге не закончится. Также вы можете заметить, что специалисты, стараются как можно дальше дистанцироваться от вас, делая вид, что не понимают вашего состояния. Объяснения тут два — либо человек не понимает вас, ведь читать в научной литературе и пережить самому — это две большие разницы, либо пережил и банально боится, да просто боится быть затянутым обратно, образно говоря «в зыбучие пески отчаяния». И наконец, когда мы достигаем дна, приходит осознание — я могу помочь себе сам! Я это могу, потому что все эти состояния и ощущения — признак избытка, а не недостатка сил. Сил, которые ищут применения! В творчестве, путешествиях, любви. в жизни! Это состояние говорит о нерастраченной энергии, которая превращается в свою противоположность — слабость. Когда человек реально болен — вегетативных бурь не бывает, на них просто нет сил. И вот поэтому мы должны научиться перераспределять свою энергию так, чтобы вернуться с себе «настоящему». Итак, с чего МОЖНО начать —
1.Таблеткам — нет! Исключая травы и гомеопатию, спорить о ее действенности нет смысла, это как в анекдоте:
-А поможет?
-Ну, во всяком случае, не повредит.
2.Заняться арт-терапией. Я начала с того, что стала рисовать. С психологом из другого города. По скайпу. Абсолютно не имея к этому способностей! И не веря, что это как-то, хоть в малейшей степени, может повлиять на мое состояние. Результат был шокирующим. В хорошем смысле. Арт-терапия — это рисование по специальной методике, но вы можете начать рисовать без всяких правил. Как только кончик карандаша, который мы держим, прикасается к листу бумаги — страх и напряжение начинают уходить. Еще можно заняться лепкой из глины или из пластилина, плести что-нибудь, перебирать четки, бусы, и т.п — главное ощущать что-то руками.

m.vk.com

Личный опыт: невроз

Дарья рассказала редакции Вести.Медицина о своей победе над неврозом, поиске подходящего врача и важности психотерапии.

Откуда взялся невроз

Моя история началась 6 лет назад. Тогда мне было 25 лет – я заболела тяжелым гриппом, потом стало болеть то одно, то другое — начались мои долгие хождения по врачам.

Среди прочего я жаловалась на проблемы с животом, но врачи на мои жалобы особо внимание не обращали. В конечном счете причина мучивших меня болей в боку были найдена – на это, правда, ушло несколько лет. Мне сделали операцию, постхолецистический синдром – живот все еще болит, проблемы с походом в туалет все еще есть – мне хочется в туалет внезапно и очень остро, что в некоторых ситуациях достаточно неудобно, но отношусь к своему здоровью я совершенно иначе. Если бы врачи поставили мне диагноз раньше, раньше бы сделали операцию, то мое состояние сейчас было бы гораздо лучше.

Тогда же состояние мое ухудшалось постепенно: сначала на фоне того, что постоянно что-то болело, мне просто не хотелось далеко уходить от дома. Я отказывалась куда-то ехать, доходило до истерик. Таких случаев становилось все больше.

Я избегала выходить на улицу, думая, что вдруг где-то там заболит живот, я не смогу пойти в туалет. Невроз, а это был он, прогрессировал, если сначала я ездила на работу и куда-то еще, то потом я не только почти перестала выходить из дома, но и много плакала, расстраивалась, что со мной что-то не так.

Помощь была необходима

Поняв, что ситуация выходит из-под контроля, я приняла решение отправиться в психоневрологический диспансер. Там меня принял довольно молодой врач, который диагностировал у меня вегетососудистую дистонию, диагноз, отсутствующий во всех странах, кроме стран постсоветского пространства, и прописал антидепрессанты. Так как психотерапия назначена не была, то особой пользы от лекарств не было – тревогу они не снимали, зато все побочные эффекты проявились во всей красе. Невроз тот врач не выявил.

Прекрасно помню свою первую паническую атаку – тот, кто испытал такое, забыть ее не сможет. Мы с моей коллегой спустились в метро, чтобы поехать в торговый центр. У меня очень сильно заболел живот, мне срочно нужно было в туалет – тогда я успела выйти и зайти в кафе. Но буквально через пару дней, снова в метро, вновь произошла паническая атака – несмотря на то, что живот не болел, меня очень сильно трясло, холодели руки, бил озноб.

Стало ясно, что мне нужен какой-то другой специалист. Так как я почти не выходила из дома, то выбор врачей ограничивался довольно узким кругом подходящих мне специалистов, специализировавшихся на борьбе с паническими атаками, которые принимали недалеко от моего дома.

Мы стали работать с Екатериной, которая принимала буквально в соседнем дворе. К тому моменту мой невроз в острой форме длился уже четыре года. Его появлению способствовал и мой невротический склад личности, а предпосылки были еще в детстве. В целом, мой невроз был со мной всегда, но если до этого я могла с ним жить, то, когда он перешел в острую форму, жить с ним я не смогла.

Комментарий психолога Екатерины Милушиной: На первую консультацию Даша не смогла прийти сама, на тот момент паническое расстройство было настолько сильным, что она испытывала трудности самостоятельно выйти из дома и перейти улицу. В связи с эти первая наша встреча состоялась у нее дома. Несмотря на то, что Даша активно искала помощь в течении нескольких лет, она совершенно ничего не знала о том, что с ней происходит. Отсутствие понимания причин и механизмов болезни многократно усиливали страх. Поэтому первую консультацию мы почти полностью посветили изучению порочного круга панической атаки, механизмов формирования панического расстройства, а также рассмотрели самые страшные варианты развития событий. Первая наша встреча уже имела эффект, Даша самостоятельно смогла доехать на общественном транспорте к рекомендованному врачу-психиатру за получением фармакологической поддержки (в Дашином случае она была целесообразной, учитывая длительность и тяжесть состояния).

Я научилась понимать свой невроз

Обратившись к психотерапевту, я хотела сделать свою жизнь более нормальной, а самой стать более самостоятельной – ездить в магазины, парки, путешествия без чьей-либо помощи. Уже через несколько недель после начала лечения – я принимала антидепрессанты и проходила психотерапию – я стала выходить из дома и передвигаться по району, вскоре начала ездить и на метро.

Я научилась понимать себя и свой невроз. Этому способствовало, например, то, что я вела специальный дневник, в который записывала где и когда я испытала чувство тревоги, а также возможные причины развития этого состояния.

Постепенно негативные мысли замещались рациональными объяснениями, а сам невроз из большого манипулятора превратился в маленького червячка. Примерно через полгода терапии мы с мужем отправились в длительную поездку – полетели на Бали с пересадкой. До этого такое путешествие казалось мне невозможным.

Мои близкие поддерживали меня в моем решении обратиться к специалисту, однако мама, старшее поколение, в какой-то момент приняла психотерапию в штыки – в ее ходе обнаружилось, что мама и сама виновата в части проблем, вызвавших невроз. Впрочем, решать проблемы с родителями необходимо на семейной психотерапии, к которой мама моя еще не готова.

Комментарий психолога Екатерины Милушиной: Когнитивный дневник – это одна из основных техник когнитивно-бихевиоральной психотерапии, позволяющая выявить и скорректировать ошибки мышления. В основе панического расстройства лежит преимущественно катастрофическое мышление, когда человек из всех возможных вариантов развития событий выбирает самый страшный. Такой способ интерпретации событий естественно приводит к значительному повышению тревоги.

Избавиться от невроза можно

У моего невроза есть органическая причина – колики продолжаются, а я хожу к специалистам, чтобы контролировать свое состояние. Из-за моих проблем с ЖКТ я не могу полностью вылечиться, но мне удалось научиться принимать себя такой и жить с этим.

Если невроз связан с органической причиной, как это произошло в моем случае, то нужно ее искать. В моем случае было неясно – у меня болел живот из-за того, что мне страшно (а такая боль может быть очень сильной) или же эта боль связана с приступом.

В любом случае, если есть органическая причина невроза, нельзя терпеть боль, списывая ее на психосоматику. Необходимо ходить к профильным специалистам, найдя тех врачей, с которыми вам будет комфортно.

Если есть желание невроз вылечить – избавиться от него действительно можно. Невроз сильно снижает качество жизни, если ты не можешь выйти из дома, то это значит, что ситуация уже очень серьезная. Если кажется, что нужна помощь, то значит действительно нужно пойти к специалисту.

Хороший специалист – это тот, с которым у вас есть доверие. Это, кстати, касается врачей любых специальностей. Если психотерапевт по каким-то причинам не нравится, это значит, что нужно искать другого. Если есть сомнения, идти ли к этому специалисту, то идти к нему не нужно. Адекватный психолог может посоветовать коллегу всегда или с другой специальностью, или другим ценником.

Врач должен уже во время первой встречи рассказать об основных вещах – о том, что такое паническая атака, почему она возникает, рассказать о дыхательных техниках, с помощью которых с атаками можно бороться.

Но врач не сможет выздороветь за тебя. Не помогут и просто лекарства: они могут выполнять роль костылей при неврозе в острой форме, но необходимо и самому приложить усилия, чтобы выздороветь, например, заставлять себя выходить из дома, возвращая себе самостоятельность.

Во время лечения я столкнулась с несколькими проблемами. Например, мне было очень страшно отменять антидепрессанты. Казалось, что достигнутый эффект связан с таблетками, а не с моей собственной работой. Очень важно, чтобы врач объективно оценивал достижения пациента – отмечал улучшения, прогресс. И мой психотерапевт именно так и делал.

Победа над неврозом – личностное достижение, победа над собой. Это удается не каждому: купить машину легче, чем преодолеть себя. Я считаю, что этим можно гордиться и горжусь этим!

Комментарий психолога Милушиной Екатерины: Не смотря на все сложности описанные Дарьей, ее выздоровление шло очень быстро. Даша по-настоящему хотела выздороветь и прилагала к этому титанические усилия, активно участвовала в терапевтическом процессе, выполняла все домашние задания. Уже через короткое время страхи уменьшились, панические атаки прекратились, Даша смогла самостоятельно передвигаться по городу, пойти учиться и даже путешествовать по миру. Сейчас ее жизнь не отличается от жизни людей никогда не сталкивавшихся с паническими атаками. И это – безусловно повод для гордости!

med.vesti.ru

Это интересно:

  • Моносомия синдром дауна Моносомия синдром дауна Наиболее распространенный тип количественных аномалий хромосом -трисомии и тетрасомии по одной из пар. У живорожденных чаще всего встречаются трисомии по 8, 9, 13, 18, 21 и 22 аутосомам. При возникновении трисомии по другим аутосомам (особенно большим метацентрическим и субметацентрическим), […]
  • Коррекционная программа для детей с заиканием Устранение заикания у младших школьников – коррекционно-развивающая программа Разделы: Логопедия Пояснительная записка Заикание относится к одному из самых распространённых расстройств речи. Процент заикающихся в нашей стране колеблется от 1,5 до 2,2%. Во всём мире признаётся, что заикание является сложной проблемой […]
  • Звезды у которых анорексия Звезды с анорексией: Похудели до смерти Представьте, что вы зашли в комнатку с "кривыми зеркалами". Тут вам и выпученные глаза, и огромное пузо, и ножки-ниточки. И если для одних людей это забава, то для других – смысл жизни. Женщины с анорексией смотрят на себя в нормальное зеркало, но через собственную […]
  • Болезни цивилизации стресс Болезни цивилизации стресс Сегодня речь пойдет об одной важной концепции – о болезнях цивилизации (они же болезни образа жизни). Удивительно, что несмотря на постоянные разговоры об изменении образа жизни, наша медицинская система лечит болезни, но не учит здоровью. Более того, даже при наличии болезней не идет […]
  • Работа стресс 94% Игра 94% Уровень 17, мужчина за столом. Что изображено на фотографии? РАБОТА - чаще всего мужчина работает за столом - 54 %. СТРЕСС - от этого может получить - 22 %. НОУТБУК - долго засиживается и портит зрение - 9 %. ОЧКИ - пришлось купить - 5 %. ОТЧЕТ - делал до утра - 4 %. Верные ответы для игры […]
  • Невроз у ребенка 4 года Невроз у детей 4 лет » Диагностика и лечение 22 июня 2018 года Детский невроз Как правило, невроз навязчивых состояний у детей дошкольного возраста проявляется в повторяющихся движениях, действиях, которые родители часто принимают за вредные привычки или капризы. Чем раньше мы поймем, с чем имеем дело, тем […]
  • Синдром дауна на узи носовая кость Определение синдрома Дауна на УЗИ Современная программа наблюдения беременности предусматривает трехкратный обязательный скрининг женщины в перинатальный период. Основной задачей комплексного обследования является контроль над качеством женского и детского здоровья, а так же выявление возможных врожденных пороков и […]
  • Транслокационная форма синдром дауна Транслокационная форма синдрома Дауна Возможные исходы беременности при сегрегации продуктов сбалансированных носителей робертсоновской транслокации. «Обычная» трисомия включает в себя 95% всех случаев синдрома Дауна. Пример, но в 1% случаев она обусловлена мозаицизмом (это, несомненно, минимальное количество, так […]