История болезни депрессия

История болезни
Невротическая депрессия

Возраст –38лет, 20.04.1954 г.р.

Семейное положение — замужем, 2 детей

Полученное образование – среднеспециальное, в данный момент не работает.

Направлена участковым психиатром

Госпитализирована в добровольном порядке

Поступила в стационар в четвертый раз.

Дата поступления в стационар – 21.03.03

На головокружение, “ком” в горле, усталость, нервозность, раздражительность, плохое настроение, нежелание двигаться, одновременно суетливость и неусидчивость. Также отмечает суицидные мысли “хотелось сбросится с моста но не было сил доехать” , а при виде острых предметов компульсивное желание “заколоть себя или родственницу”.

Анамнез со слов больной

Семейный анамнез: у родителей и детей наличие психических заболеваний отрицает. Венерические, психические заболевания, судорожные припадки, туберкулез, а также суицидальные попытки и самоубийства у родственников отрицает.

Анамнез жизни: Родилась 1-м ребенком по счету, о том, как протекала беременность, и роды у матери не знает. Развитие отмечает соответственно возрасту. Ходила в детсад. Признаки полового созревания отмечает с 12 лет. Половой жизнью живет с 24 лет, когда вступила в брак. Замужем в первый раз, с 1988г. Отмечает неудовлетворенность семейной жизнью, так как муж злоупотребляет алкоголем.

В школу пошла с 7 лет, училась со слов больной на “4” и “3”. Ничем не увлекалась. Работала парикмахером, лифтером, уборщицей.

Менструации с 12 лет, обильные, регулярные, отмечает нервозность в предменструальном периоде. Беременностей — 3, родов – 2, из них 1 аборт. Беременности протекала нормально, роды отмечает как нормальные, без осложнений. Дети, со слов больной, здоровы. В данный момент принимает противозачаточные таблетки.

Живет в уютной 3 – комнатной квартире с родителями (мать слепая) и мужем. Работает с 19 лет, сначала уборщицей и лифтером, затем окончила курсы парикмахеров и устроилась работать в парикмахерскую.

В семье отмечает стрессовую ситуацию “муж и отец злоупотребляют алкоголем”. Не работает, мотивируя болезнью.

Детские заболевания психической природы отрицает. Из перенесенных заболеваний отмечает: ОРЗ, ОРВИ, ветрянку, в 1998г. было ЧМТ после как ее сбила машина, но за помощью не обращалась. Употребление алкоголя, наркотиков, токсикоманических средств, табакокурение отрицает. Тяжелые психические потрясения, операции, контузии, ранения отрицает. Аллергические реакции на анальгин и амитриптилин.

Особенности темперамента и характера до болезни:

а) работоспособность, выносливость;

б) эмоциональная астенична, сдержана.

в) хорошо приспосабливалась к новым условиям, работе; с окружающими общительна.

Считает себя больной около 4-х лет, с осени 1998 года, когда заметила что после прививки от гриппа понизилось настроение, появилась утомляемость, разбитость, но за помощью обратилась в ноябре 2000г в УГПНД, где ей была прописана иглорефлексотерапия и феназепам, но улучшения во время лечения не отмечает. Затем была направлена в РПБ, где лечилась 4 раза. Дата последней госпитализации 21.11.02. по 22.01.03. Улучшение состояния отмечает только во время лечения.

Данные обследования больного

Соматический статус: температура тела 36,4 о С. Рост 161 см. Вес 50 кг. Питание нормальное. Кожные покровы физиологической окраски. Дыхание везикулярное, хрипов нет. Тона сердца ритмичные, приглушены, пульс 65 ударов в минуту, АД 110/70 мм.рт.ст. Живот при пальпации безболезненный, печень не увеличена. Селезенка и почки не пальпируются. Симптом поколачивания отрицателен с обеих сторон. Щитовидная железа слегка увеличена.

Неврологический статус. Глазные щели D=S. Зрачки симметричные, реакция на свет вялая. Конвергенция в норме. Сухожильные рефлексы с рук и ног живые, симметричные. Патологические рефлексы отсутствуют. Менингеальных знаков нет. Чувствительность не изменена. Движения координированные. В позе Ромберга отмечается небольшое покачиваеие. Вазомоторных и вегетативных расстройств не отмечено. Речь тихая, при беседе наворачиваются слезы. Параличи, парезы отсутствуют. Расстройств почерка, счета, чтения не отмечается.

Данные клинических анализов.

Общий анализ крови от 23.03.03

Общий анализ мочиот 23.03.03

Медленноволновая активность в затылочных областях на фоне ирритизации коры.

Ангиодистонический тип, с затруднением венозного оттока.

Затруднение магистрального кровотока по вертебробазилярной системе ( синдром позвоночной артерии).

Последствия ЧМТ, арахноидита, нарушения мозгового кровотока по типу сосудистой ишемии, признаки ВЧД.

УЗИ органов малого таза от 10.04.03

Явления узловатых миом матки малых размеров, хронический двусторонний сальпингоофорит.

Офтальмолог: ангиопатия сетчатки, миопия слабой степени.

Невролог: энцефалопатия сочетанного генеза (последствия ЧМТ и церебральная ангиодистрофия) с легкой левосторонней пирамидной недостаточностью.

Гинеколог: двусторонний сальпингоофорит.

Выражение лица печальное, больная спокойна, голос тихий, опрятна. Плохо доступна контакту, апатична, малообщительна, вежлива, корректна.

Во времени, пространстве, местонахождении, собственной личности правильно ориентирована. Чувство дистанции сохранено. Сознание сохранено. Критична к своему состоянию.

Расстройства восприятия и ощущения отрицает. Иллюзии, галлюцинации, психосенсорные расссройства отрицает.

Внимание пассивно-привлекаемое, быстро-истощаемое.

Результаты тестов (сначала отказывалась). Память на прошлые и текущие события сохранена. Правильно называет основные даты своей жизни. Счет по Крипелину выполняет с ошибками. Тест на память (10 слов) из перечисленных повторяет 5 слов, со временем вспоминает 2 слова. Амнезии отрицает.

Мышление замедлено, логично. На вопросы отвечает сразу, адекватно. Символизм, неологизмы, бредовые идеи, резонерство, детализация, застреваемость, не выявлены. Переносный смысл пословиц и поговорок понимает правильно: «для того, чтобы что-нибудь получилось, нужно трудиться», «Не в свои сани не садись»- «каждый должен заниматься своим делом».

Пробы на обобщение и различение понятий выполняет правильно: река и озеро – «озеро без течения и круглое, а река длинная и бурная», «птица и самолет» -«птица живая, а самолет – нет».

Запас житейских, школьных, профессиональных знаний соответствуют уровню образования и опыту. Мало интересуется событиями в мире.

Настроение оценивает как подавленное “ ничто не радует”, “ я всем надоела”. При беседе часто наворачиваются слезы, зациклена на своем состоянии, начала отмечать негативное отношение со стороны родственников “ отец меня ненавидит” и “ муж не любит”.

По шкалам самооценки: ( от –5 до +5 )

Жалобы на момент курации: слабость, головокружение, туман перед глазами, плохое настроение. Мало доступна контакту. Масса жалоб иппохондрического характера, выражение лица спокойное, голос тихий. Речь замедлена, отвечает на вопросы адекватно. Внимание быстро – истощаемо.

Объективно: t=36,6 o С, АД 100/70 мм.рт.ст., пульс 65 ударов в мин. Стул в норме.

Назначения: феназепин, сонапакс, пикамилон, кордиамин.

Жалобы: те же. На фоне проводимого лечения состояние, со слов больной, стало лучше, восстановился сон. Но настроение плохое “ хочу домой”. Выражение лица спокойное, голос тихий. На вопросы отвечает адекватно, но пессимистично.

Объективно: t=36,4 o С, АД 105/70 мм.рт.ст., пульс 66 удара в мин.

Назначения: имован, циннаризин, циклодол.

Основной: Невротическая депрессия.

Сопутствующий: энцефалопатия сочетанного генеза.

Диагноз установлен на основании:

1. Жалоб на снижение настроения, головокружение, нарушение сна, потерю интереса к окружающему, стремление полежать, снижение работоспособности, отсутствие интереса к жизни (суицидные мысли), туман перед глазами “ все как то смутно”. При виде острых предметов компульсивное желание причинить вред “ хотелось схватить нож и зарезать себя или родственницу”

2. Данных анамнеза — стационарное лечение в РПБ ( 4 раза), последний раз с 21.11.02 – 22.01.03 по поводу соматизированного расстройства на органически неполноценном фоне с депрессивным синдромом, выписана с улучшением. После выписки принимала феназепами и циннаризин, но в марте вновь обратилась в РПБ вследствие ухудшения самочувствия “ из-за стрессовой ситуации дома”.

3. Данных объективного осмотра — выражение лица печальное, голос тихий, мышление замедлено, логично. Плохое настроение, апатичность. Внимание пассивно-привлекаемое, быстро-истощаемое.

Дифференциальный диагноз проводят с:

1. Реактивной депрессией – возникает чаще в ответ на острую психическую травму, пониженное настроение развивается через несколько дней после психотравмирующей ситуации. Имеет более выраженный характер: в элементах поведения больных, в жестах, мимике отражается психотравмирующая ситуация. Может сопровождаться театральностью, гневливостью, тревогой.

2. Органическими депрессиями – развиваются на фоне эпилепсии, при прогрессивном параличе, при церебральном атеросклерозе, после ЧМТ, олигофрении. Они всегда сочетаются с ведущей для основного заболевания психопатологической симптоматикой: при прогрессивном параличе – с синдромом тотальной деменции, при эпилепсии – с соответствующими изменениями интеллекта и памяти, вязкостью мышления, олигофазией, характерологическими изменениями, при олигофрении – с умственным недоразвитием.

3. инволюционной депрессией – сопровождается двигательной активностью и высказыванием бредовых идей самообвинения, самоуничижения. Угнетенное настроение сопровождается глубокой тоской с постоянным чувством беспокойства и тревоги. Тревога обычно возникает в связи с боязливым ожиданием неминуемого несчастья, которое может привести к гибели семьи, самого больного. Больные причитают, заламывают себе руки, уверены, что «их организм сгнил, разложился». Они просят помощи, иногда высказывают идеи гибели мира, полного уничтожения всего живого на земле (синдром Котара). Характерны симптом нарушения адаптации Шарпантье, симптом Клейстра. Часты иллюзорные восприятия окружающего, высказывание иппохондрических идей.

1. С целью купирования депрессивного синдрома:

Rp.: Tab. Phenazepami 0,5 N.20

D.S. принимать по 1 таблетке утром

2. Со снотворной целью:

Rp.: Tab. “Imovan” 0,0075 N.20

D.S. принимать по 1 таблетке вечером.

3.С целью психостимуляции:

Rp.: Tab. Sydnocarbi 0,005 N.20

D.S. принимать по 1 таблетке днем

4. С целью улучшения мозгового кровообращения:

Rp.: Tab. Picomiloni 0,05 N.30

D.S. принимать по 1 таблетке утром и вечером.

Прогноз для жизни – благоприятный.

Прогноз для психического здоровья – относительно благоприятный

Судебно – экспертная комиссия – вменяема.

***Рекомендуется заняться каким либо видом спорта (желательно активным), например, бегом, плаванием.

***Устроиться на работу.

***Побольше читать и гулять на свежем воздухе, можно завести кошку.

Больная Н., 38 лет, находится на стационарном лечении в отделении 18 РПБ с 21.03.03 с диагнозом: Невротическая депрессия.

Поступила в четвертый раз (в последний раз лечилась с 21.11.02 по 22.01.03 с тем же диагнозом, получила лечение, наблюдалось улучшение) в добровольном порядке с жалобами на снижение настроения, слабость, нарушение сна, потерю интереса к окружающему, снижение работоспособности, суицидные мысли “ хотелось сбросится с моста но не было сил доехать”, испытывала желание ударить ножом себя или родственницу. Объективно: выражение лица печальное, голос тихий, мышление замедлено, логично, апатична. Настроение оценивает как плохое, на вопросы отвечает адекватно. Внимание пассивно-привлекаемое, быстро-истощаемое. Больная иппохондрична.

Проводилось обследование: ОАМ и ОАК в пределах нормальных значений, РЭГ: ангиодистонический тип с затруднением венозного оттока, УЗДГ: затруднение магистрального кровотока по вертебробазилярной системе, ЭЭГ: медленноволновая активность в затылочных областях на фоне ирритизации коры. МРТ: последствия ЧМТ, арахноидита, нарушение мозгового кровотока по типу сосудистой ишемии, признаки ВЧД.

Феназепам по 0,5г 1 раз в день, пикамилон 0,5г. по 1 таб. утром и вечером, имован 0,0075 по 1 таб. на ночь, сиднокарб по 0,005г днем.

На фоне проводимого лечения состояние больной улучшилось.

Прогноз для психического здоровья – относительно благоприятный.

1. М.В. Коркина, Н.Д. Лакосина, А.Е. Личко, Психиатрия, М.: Медицина, 1995.- 608с.

2. И.Я. Завилянский, В.М. Блейхер, И.В. Крук и др., Психиатрический диагноз, Минск: Высшая школа, 1989. –311с.

А.А.Кирпиченко, Психиатрия, Минск: Высшая школа, 1989.- 381 с.

3. Лекции по психиатрии

5. М.Д.Машковский, Лекарственные средства, М.: «Новая Волна», 2000г

studentmedic.ru

Глава 4 Из бездны депрессии на вершину мании

Из бездны депрессии на вершину мании

Аффективные расстройства психотического уровня со времен немецкого психиатра Эмиля Крепелина назывались «маниакально-депрессивным психозом» (МДП). В 1957 г. его коллега и соотечественник Карл Леонгард на основании генетических различий подразделил МДП на два типа: биполярный (протекающий с маниакальными и депрессивными приступами) и монополярный (протекающий только с одним видом приступов). Этот подход и лег в основу описания заболевания, называемого ныне биполярным расстройством.

Заболеваемость биполярным аффективным расстройством составляет 0,6–0,9 % с преобладанием женщин (1:1,2), причем эти различия сохраняются в большинстве стран. Биполярное аффективное расстройство начинается чаще в позднем подростковом возрасте, пик приходится на 20–30 лет. Причина и механизмы, лежащие в основе заболевания, до сих пор недостаточно изучены.

Клиническая картина основного нарушения заключается в изменении аффекта или настроения в сторону его угнетения (чаще) или подъема. Аффективные расстройства имеют тенденцию к повторяемости, а начало отдельных эпизодов часто связано со стрессовыми ситуациями.

Мания, маниакальный синдром – психопатологический синдром, характеризующийся повышенным настроением с двигательным суетливым возбуждением, отвлекаемостью и беззаботной веселостью. Маниакальные больные возбуждены, многоречивы и гиперактивны, иногда нелепо и пестро одеты. Поведение, как правило, дезорганизованное, и требуется применение силы, чтобы удержать пациентов от совершения тех или иных неадекватных поступков. Больные переживают ощущение бодрости, прилива энергии, физической силы, здоровья и перестают воспринимать реально существующие и беспокоившие их ранее болезненные ощущения, что может ввести в заблуждение врача, не специализирующегося по психиатрии. Повышенная двигательная активность проявляется в неусидчивости, вмешательстве в дела медперсонала, уклонении от медицинской помощи. Быстрая речь переходит в речевую спутанность, появляются бредовые идеи величия и мегаломании. Бредовая симптоматика созвучна аффекту и отмечается у 75 % больных. Задавать больному вопросы, которые помогли бы выяснить причину повышенного настроения, не имеет смысла. Так же безрезультатны попытки объяснить неуместность его поведения, что может вызвать только раздражение и неприязнь. Ориентировка в месте и времени, как правило, не нарушена, но сознание болезни отсутствует. Больные в общении очень трудны в силу их стремления оспаривать рамки общепринятых норм поведения и правил лечебного режима, перекладывать на других ответственность за свои поступки.

Гипомания – легкая степень мании, когда изменения настроения и поведения слишком долговременны и выражены, чтобы можно было включить это состояние в циклотимию[14], но не сопровождаются бредом или галлюцинациями. При гипомании отмечается постоянный легкий подъем настроения, повышенная энергичность и активность, чувство благополучия, физической и психической продуктивности, разговорчивость, чрезмерная фамильярность, повышенная сексуальная активность и сниженная потребность во сне. Однако эти нарушения не приводят к серьезным проблемам в работе или социальному неприятию больных. Несмотря на снижение сосредоточенности и внимания, возможно появление новых интересов и развитие активной деятельности, часто сопряженной с чрезмерными денежными тратами.

Биполярное аффективное расстройство – эндогенное психическое заболевание; характеризуется повторными эпизодами, при которых происходит смена депрессивного состояния маниакальным (или наоборот). Между приступами отмечается полное выздоровление. У 75 % женщин и 67 % мужчин первым приступом является депрессия. В большинстве случаев приступы чередуются, хотя иногда может наблюдаться «униполярное» течение (только маниакальные или только депрессивные эпизоды). По мере прогрессирования заболевания фазы становятся более частыми, длительность ремиссий между ними постепенно устанавливается в 6–9 месяцев. Даже при длительном течении заболевания существенные изменения в личности или признаки психического дефекта не обнаруживаются.

Если гипомания встречается у многих великих людей и оказывает непосредственное влияние на интенсивность их творческой деятельности, то биполярное аффективное расстройство – заболевание само по себе более тяжелое, не очень распространенное, но также оказывающее свое влияние на творческий процесс.

Депрессия – психическое расстройство, характеризующееся сочетанием тоскливого настроения со снижением психической и физической активности. Больные с тяжелой эндогенной депрессией редко обозначают свои переживания словом «тоска», а чаще жалуются на апатию, бессилие, отсутствие всяких желаний. Оценка тяжести депрессии находится в компетенции врача-психиатра, так как ее внешние признаки не всегда отражают объективную тяжесть состояния и риск возможного самоубийства. Если учесть, что для этих больных характерны мысли о собственной ущербности и ненужности, становится понятным, почему у них риск суицида в 30 раз выше, чем у населения в целом. Суицидальные попытки, отказ от еды, тревожное двигательное возбуждение больного требуют неотложной госпитализации в психиатрический стационар.

Доминирующий аффект при депрессии – грусть, тоскливость; типичны также психомоторная заторможенность, чувство тяжести за грудиной, замедленная речь, односложность ответов, хотя иногда отмечается обстоятельность при описании своих жалоб. Обычная поза депрессивного больного: опущенная голова, безучастный взгляд, сгорбленность; в постели – «поза эмбриона». Ориентировка, как правило, не нарушена. Почти все депрессивные больные ощущают снижение энергетики и умственной продуктивности. Им трудно начать какое-то дело, закончить начатое; снижается производительность труда и успеваемость. Характерны нарушения сна (раннее пробуждение с невозможностью заснуть) и суточные колебания настроения (усиление депрессии в утренние часы с ее уменьшением к вечеру). Аппетит чаще снижен, в некоторых случаях человек, страдающий депрессией, может начать злоупотреблять алкоголем или иными психотропными веществами. Для депрессивных больных характерны небрежность в одежде, предпочтение серых и темных тонов, отсутствие прически, косметики и украшений у женщин, скудость мимики и скованность движений.

Психотические проявления созвучны основному аффекту: появляются бредовые идеи вины, греховности, самоуничижения, преследования, наличия смертельных соматических заболеваний. Галлюцинации встречаются редко.

В современной психиатрической практике часто встречается скрытая, или «маскированная» депрессия, при которой на первый план выходят стойкие соматовегетативные компоненты, а психопатологические расстройства отходят на задний план. Жалобы пациентов могут указывать на отдельные стойкие соматические симптомы, основными из которых являются постоянное чувство усталости, повышенная раздражительность и хроническая боль. Эта форма депрессии чаще отмечается в пожилом возрасте и у женщин (соотношение мужчин и женщин – 1:8); при ней также высок риск суицида. Считают, что у 68 % больных, обратившихся в поликлинику к терапевту, обнаруживаются те или иные проявления скрытой депрессии.

Рекуррентное депрессивное расстройство – расстройство, характеризующееся повторными эпизодами депрессии разной степени тяжести без указаний на маниакальные эпизоды. Течение заболевания циклическое, с восстановлением психического здоровья в период ремиссии. У женщин заболевание отмечается в два раза чаще, чем у мужчин. В ходе заболевания может сформироваться тенденция к учащению эпизодов и их удлинению. Риск рецидива усиливают злоупотребление психоактивными веществами, тревога, позднее начало заболевания; отдельные эпизоды могут провоцироваться стрессовой ситуацией.

Ажитированная депрессия – психическое расстройство, при котором тоскливость сочетается не с заторможенностью, а с возбуждением двигательной сферы и тревогой: больные мечутся, не находят себе места, доходя до неистовства, наносят себе повреждения, совершают попытки самоубийства (т. н. меланхолический раптус).

Инволюционная депрессия – психическое расстройство, свойственное людям пожилого и престарелого возраста, для которого характерны выраженная тревога, страх, бредовые идеи самообвинения, самоуничижения, ущерба, обкрадывания, ипохондрический бред.

Соматогенная депрессия возникает в связи с каким-либо заболеванием внутренних органов и в большинстве случаев сочетается с астенией. В ее происхождении играет роль реакция личности на соматическую болезнь и привнесенные ею изменения в социальный статус больного; протекает она обычно на непсихотическом уровне, в рамках неврозоподобных состояний.

Шизоаффективное расстройство относится к другой группе психических заболеваний, но симптомы аффективных нарушений и шизофрении переплетены в нем настолько тесно, что зачастую трудно установить истинный диагноз. Поэтому мы включили в данную главу и несколько случаев шизоаффективного расстройства, в которых явно преобладали депрессивные нарушения.

Елизавета I Тюдор (1533–1603) – королева Англии с 1558 г., дочь Генриха VIII и Анны Болейн, одна из самых выдающихся женщин и государственных деятелей эпохи Ренессанса. Ее личные пристрастия способствовали расцвету английской культуры.

Прежде чем Елизавета достигла своего трехлетия, отец казнил ее мать по обвинениям в прелюбодеянии и измене. Как это событие отразилось на психике маленькой девочки, неизвестно. Отметили только раннее развитие: в шестилетнем возрасте она «обладала такой серьезностью, как будто ей было сорок лет».

В 1536 г. парламент объявил Елизавету вне закона, но через восемь лет, в период правления ее сводного брата Эдуарда VI, ей удалось восстановить свои права на власть. После смерти Эдуарда на трон вступила Мария I Тюдор, сводная сестра Елизаветы, также дочь Генриха VIII. Сама же Елизавета оказалась в тюрьме по обвинению в деятельности, направленной против протестантизма.

Очень интересные сведения сообщает об английской королеве Стефан Цвейг. «Елизавета… никогда не была способна так беззаветно отдаваться любви – и это по особой, интимной причине. Как выражается Мария Стюарт[15] в своем знаменитом обличительном письме, она физически “не такая, как все женщины”. Елизавете было отказано не только в материнстве; очевидно, и тот естественный акт любви, в котором женщина отдается на волю мужчины, был ей недоступен. Не так уж добровольно, как ей хочется представить, осталась она вековечной virgin Queen – королевой-девственницей, и хотя некоторые сообщения современников относительно физического уродства Елизаветы и вызывают сомнения, все же известно, что какое-то физиологическое или душевное торможение нарушало ее интимную женскую жизнь. Подобная ненормальность должна весьма серьезно сказаться на всем существе женщины».

Елизавета никогда не выходила замуж, но возможно, что ее показное мужененавистничество было обусловлено нежеланием делиться властью. Повод для постоянного беспокойства у Елизаветы был достаточно веским. Обстоятельства рождения (в свое время при английском дворе серьезно обсуждался вопрос, был ли Генрих VIII ее настоящим отцом) и тот факт, что король, разведясь с матерью, фактически лишил Елизавету права на престол, делали ее положение крайне сложным. Все 45 лет царствования находились желающие оспорить у королевы ее право на власть.

Переписка королевских министров того периода сообщает много любопытного. Некоторые из них жалуются, каким невыносимым занятием является служение женщине и необходимость исполнять все ее капризы. Основным поводом для недовольства была нерешительность Ее Величества. Издав очередной указ, королева была способна отменить свое решение через день, а то и через час, внося таким образом сумятицу в работу государственного аппарата.

Сообщают, как нередко во время бала Елизавета давала придворным знак покинуть зал и увлекала партнера по танцам в спальню. «О том, что творилось под балдахином королевской кровати, избранник хранил молчание до скончания дней. Только Рэли[16], неукротимый конкистадор, поэт и искатель Эльдорадо, процедил однажды сквозь зубы, что измучили его эти ласки без облегчающего финала и ароматно-зловонный запах разгоряченного тела. Но слышать его могли только глухие стены Тауэра и тюремщик, заткнувший от страха уши»[17].

После казни своего фаворита графа Эссекса[18] Елизавета впала в меланхолию, беспрестанно вспоминая возлюбленного, образ которого преследовал ее повсюду. Она часто упрекала себя в жестокости, а его – в неблагодарности. Годовщины казни графа Эссекса Елизавета проводила в совершенном уединении. Наконец угрызения совести довели ее до такой степени, что она решилась умереть. Королева проводила целые дни, лежа на подушках, устилавших пол ее комнаты, в глубоком молчании, отказывалась от лекарств. Смерть Елизаветы, вернее, доведение себя до смерти, говорит о том, что она была способна к искренней привязанности. Добровольно умирая, она надеялась искупить вину перед своим покойным возлюбленным.

Нельзя не учитывать и дополнительное интоксикационное воздействие ртутных препаратов на психическую сферу королевы. В то время «придворные дамы наносили на лица толстый слой свинцовых белил, беря пример с самой королевы. Стареющая Елизавета штукатурилась так, что напоминала деревянную фигуру на носу корабля со следами штормов и сражений: макияж с нее буквально отваливался пластами. Французский посол отметил в своих записях ужасное состояние ее зубов – результат воздействия свинца. Кроме того, Елизавета румянила щеки охрой и киноварью (сульфидом ртути)»[19]. Состояние Елизаветы усугублялось также бессонницей. С начала марта она вовсе потеряла сон, только в течение дня в сидячем положении на некоторое время погружалась в дрему. Королева отказывается от лечения, и 22 марта 1603 г., назвав имя своего преемника, погружается в беспамятство и теряет дар речи.

Таким образом, помимо малопонятной сексуальной аномалии мы видим, что у Елизаветы I в последние годы жизни развилась затяжная реактивная депрессия, которая характеризовалась выраженным аффектом тоски и общей психомоторной заторможенностью. В переживаниях английской королевы отчетливо прослеживается психогенно-травмирующая ситуация.

Джордж Элиот (псевдоним; наст. имя – Мэри Анн Эванс) (1819–1880) – английская писательница, считающаяся самой образованной романисткой Англии в XIX столетии.

В детстве Элиот часто болела и обладала повышенной впечатлительностью, пугающей ее по ночам. Согласно биографу, «вся ее душа была подвержена трепетному страху», оставшемуся на всю жизнь. В зрелом возрасте у писательницы начались приступы депрессии.

В 1851 г. Элиот познакомилась с Д. Льюисом, вскоре став его гражданской женой. Этот союз длился 22 года и был образцом семейного счастья. В 1878 г. умер Льюис. Элиот очень сильно переживала потерю мужа, но через год после его смерти вторично вышла замуж за своего друга Кросса, который был моложе ее на 30 лет. Что послужило поводом для такого поступка 60-летней писательницы, останется тайной. Возможно, причина скрывалась в боязни одиночества, так как при всей своей духовной силе и мужском складе ума она всегда нуждалась в поддержке. Элиот была счастлива в этом браке, но он продлился недолго. Через полтора года Элиот скончалась.

Замкнутая, чуткая до болезненности ко всякому диссонансу, Мэри всегда жила в своем, ею созданном мире. Закомплексованная, мучительно переживающая собственное несовершенство, она, возможно, никогда не поднялась бы над боязнью ошибок, не сложись обстоятельства второй половины ее жизни столь удачно.

При всей своей «болезненной чуткости» и «закомплексованности» Элиот смогла совершить ряд весьма незаурядных поступков, во многом определивших ее судьбу. Так, в 1842 г. она перестала посещать церковь; 22 года прожила в гражданском браке; после смерти мужа вступила в открытую связь с молодым мужчиной, разведенным и имеющим детей, вызвав громкий скандал в чопорном английском обществе. А в 60-летнем возрасте Элиот вышла за него замуж. Биографы подчеркивают, что во всех своих браках писательница была неизменно счастлива. Можно предположить, что Элиот из-за своих депрессий и невротических страхов боялась одиночества, всегда нуждалась в мужской поддержке и умела находить ее.

Кадмина Евлалия Павловна (1852–1881) – русская актриса и певица, обладательница красивейшего контральто.

Образ Клары Милич был списан И.С. Тургеневым с Кадминой. Имя актрисы Большого театра Кадминой было овеяно легендами и буквально не сходило со страниц столичных и провинциальных газет. Это предвещало ей блестящее будущее на сценических подмостках.

Но была у Евлалии Кадминой и другая жизнь, беспокойная и неудачная, скрытая от глаз большинства. Причина этому была простая: Кадмина обладала неуживчивым, взбалмошным и прямолинейным характером. Она пела в Большом театре Москвы, но была вынуждена уйти из него, потому что всегда говорила только то, что думала, – непростительная дерзость, за которую многие платили гораздо большим, чем карьера. Видно, совсем не случайно называла она себя «сумасшедшей Евлалией», с горькой самоиронией подписывая так свои письма. Поэтому биографы не зря характеризовали Кадмину как «странную, беспокойную, болезненно-самолюбивую натуру».

4 ноября 1881 г. актриса исполняла заглавную роль в драме Островского «Василиса Мелентьева». Перед началом спектакля, когда увидела в ложе театра возлюбленного с другой женщиной, она решила отравиться «фосфорными спичками». Во время третьего акта Кадмина почувствовала себя совсем плохо и ее отвезли домой. Она мучилась шесть дней, отказываясь принимать лекарства. 10 ноября певица скончалась. Самоубийц, как известно, церковь не разрешает хоронить на кладбище. Врачам пришлось дать свидетельство о душевном расстройстве, и лишь благодаря этому похороны состоялись как положено.

Вероятно, врачи не очень-то и слукавили. Вот строчки из письма Кадминой, которые ясно дают понять, что депрессивные фазы и суицидальные попытки случались у нее и раньше: «…Ко всему горю прибавлялось невыносимое мучение – сознание всеобщего отчуждения. Это сознание, пересилив все горе, доводило меня до такого ярого отчаянья, что, боясь лишиться рассудка, я не один раз пыталась действительно стереть с земли самую память о моем существовании; но яд не подействовал, а из реки вытащили полицейские…»

Самоубийство как следствие депрессии – не частый, но вполне закономерный путь развития этого психического расстройства. Варианты зависят от типа личности и обстоятельств. У Кадминой, которая представляла собой, как и полагается талантливой актрисе, яркую истерическую личность, произошла цепь эмоционально-стрессовых негативных событий: «потеря голоса» и ощущение уходящей молодости. На этом, самом по себе трагическом фоне «измена» возлюбленного послужила не только пусковым механизмом совершения суицидальной попытки (обычное дело), но и причиной доведения ее до летального исхода («отказывалась принимать лекарства»), что уже случается гораздо реже при нарастании и утяжелении депрессивного приступа.

Бардина Софья Илларионовна (1852–1883) – участница революционного движения в России в 1870-х гг., народница. Одна из лидеров революционного женского кружка «Фричей», работала наборщицей в типографии журнала «Вперед!».

Бардина происходила из дворянской семьи, окончила институт и отправилась для дальнейшего обучения в Цюрих, где примкнула к тому женскому кружку, который в 1877 г. предстал почти в полном составе перед судом во время московского «процесса пятидесяти». После возвращения в Россию Бардина поступила работницей на фабрику Лазарева в Москве, где занялась пропагандой революционных идей. Снова была осуждена и после двухлетнего предварительного тюремного заключения предана суду «особого присутствия правительствующего Сената». Приговорена к девяти годам каторги, замененной ссылкой в Сибирь. В 1880 г. Бардина совершила побег, жила нелегально в Казани и Москве, затем эмигрировала в Швейцарию.

За обстоятельность и рациональность мышления подруги в шутку звали ее «теткой». Один из современников вспоминал Бардину как женщину, «в которой преобладала умственность и которая лишена была внешнего обаяния и не обладала избытком сердечности, кротости, скромности и женственности», что, вероятно, соответствовало действительности.

На тридцать первом году жизни Бардина, видимо, уже осознав, что прожила не «свою» жизнь, пошла не «своей» дорогой, находясь в состоянии депрессии, покончила жизнь самоубийством. Ни тюрьма, ни ссылка причиной самоубийства стать не могли, так как Бардина уже несколько лет находилась в эмиграции в Европе.

Комиссаржевская Вера Федоровна (1864–1910) по праву считается одной из величайших русских актрис конца XIX – начала XX в. В 1904 г. организовала свой театр. Валерий Брюсов писал о ней:

Во вселенной, страшной и огромной,

Ты была – как листик в водопаде

И блуждала странницей бездомной

С изумленьем горестным во взгляде!

Вера не отличалась в детстве прилежанием и усидчивостью, но у нее была поразительная память. Стихи она запоминала с первого прочтения. Однако не признавала никакой дисциплины, никакой систематичности. Поэтому не удивительно, что уже в 19 лет Вера Федоровна вышла замуж по «пламенной любви», но муж оказался «пьяницей и подлецом». Скандалы, угрозы, вымогательство, измена – таков был итог семейных отношений. Когда произошел разрыв, Комиссаржевская пыталась отравиться, затем перенесла тяжелый психический недуг и целый месяц находилась в «сумасшедшем доме». Затем началось медленное и ненужное, как ей казалось, возвращение к жизни. Прошло восемь глухих лет безнадежности, отчаяния, томительного ничегонеделания. В письме от 12 декабря 1888 г. она писала: «У меня сделалось то же, что было в Липецке, но только хуже, потому что поражены были не ноги, а голова, у меня были невыносимые припадки головной боли (в одном месте темени), что я ничего не помнила, что делала и говорила; целую неделю не знала, что такое сон, и как ночь, так галлюцинации мучили меня до рассвета».

Комиссаржевская впала в депрессию. Потребовалось много времени для того, чтобы после пережитой травмы Комиссаржевская смогла вернуться к полнокровной жизни, но совершенно это душевное потрясение никогда не забудется и во многом станет лейтмотивом ее пронзительного актерского творчества. Скрытый трагизм, так притягивавший зрителя, берет свое начало из неудавшейся семейной жизни Веры Федоровны.

Театральный критик Н.Е. Эфрос писал: «Артистка изведала всю глубину женского горя и много лет спустя, преобразив его, одев очарованием искусства, принесла в театр».

Посттравматическое стрессовое расстройство обладает четкой экзогенной природой и представляет собой затянувшуюся реакцию на стрессовое событие (в нашем случае – разрыв Комиссаржевской с мужем). Но оно редко длится более шести месяцев (а у актрисы «восемь глухих лет безнадежности»). Можно предположить, что так долго мог тянуться без лечения депрессивный эпизод, который сменил посттравматическое стрессовое расстройство. В защиту этой гипотезы свидетельствует также суицидальная попытка и стойкая бессонница с субпсихотическими переживаниями. Не последнюю роль в неблагополучном течении депрессии сыграла и тонкая, чувствительная натура актрисы.

Голубкина Анна Семеновна (1864–1927) – русский скульптор, творившая преимущественно в духе импрессионизма и стиля модерн.

По воспоминаниям современников, Голубкину отличали «полнейшая непрактичность и неумение устраивать свои дела» и «мрачность характера». Отметим попутно и некоторые сексуальные аномалии. Так, Голубкина не выходила замуж и не имела семьи. К мужчинам и женщинам она относилась без различий… Все для нее были просто людьми. Никаких увлечений у нее ни в школьный период, ни в зрелом возрасте не отмечали. В сексуальном отношении «она была совершенный младенец».

В 1895 г. Голубкина поехала в Париж, но ее пребывание там из-за развившегося состояния ажитированной депрессии оказалось кратковременным. После возвращения она была сразу помещена в психиатрическую клинику профессора С.С. Корсакова.

Лев Николаевич Толстой в разговоре с художником Н.П. Ульяновым[20] о Голубкиной сказал: «Я слышал, что она хотела покончить самоубийством в Париже. Как это было?» И Ульянов сообщил известные ему подробности: «Сначала она бросилась в Сену. Ее спасли. Потом – отравилась». – «Чем?» – спросит Толстой. – «Серниками…»[21]

У Голубкиной и в последующем часто случались приступы необъяснимой тоски, которой она заражала окружающих. Тогда друзья переставали приходить к ней, и она оставалась одна со своей страшной тоской, длившейся иногда месяцами. Во время революции 1905 г. Голубкина бросалась навстречу казакам, повисала на сбруе коней, умоляла не стрелять в людей. Именно эти безумные поступки Голубкиной заставили признать ее психически ненормальной, когда она была привлечена к суду. Ее отпустили.

В марте 1907 г. за распространение революционной литературы Голубкина была заключена в зарайскую тюрьму, где в знак протеста объявила голодовку. Через несколько дней по болезни ее выпустили на поруки. Состоявшийся в Рязани в сентябре 1907 г. суд приговорил Голубкину к годичному заключению в крепость, но кассация, поданная адвокатом, была удовлетворена: из-за психического состояния обвиняемой дело было снова прекращено.

Иногда она чувствовала, что заболевает, – задумывалась, тосковала, «как-то темнела вся» – и жаловалась на свое душевное состояние. Говорила, что в такие дни боится работать: «Можно испортить все», – и уходила из мастерской.

Летом 1915 г. депрессивное расстройство повторилось: она тосковала, все рисовалось ей в мрачном свете, мучила бессонница. Голубкину вновь поместили в частную психиатрическую клинику. В связи с участившимися колебаниями аффективного состояния работать Голубкиной становилось все труднее. Только по временам появлялась возможность что-нибудь выполнить. Но планы крупных работ так и остались неосуществленными.

Один из биографов описывает, как отражалось психическое расстройство скульптора на ее творчестве: «Повышенная эмоциональность, даже одержимость художницы приводила подчас к очень субъективным спорным решениям образа, превышающим меру экспрессии и деформации. Но те же самые эмоциональность и страстность давали возможность художнице пробиться к истине, которая никогда не лежит на поверхности явлений и которая дороже всего».

Перенесенный Голубкиной в 1896 г. психотический эпизод можно рассматривать как манифестацию шизоаффективного расстройства по смешанному типу с повторными суицидальными попытками, которые потребовали срочного возвращения на родину и госпитализации в психиатрический стационар. В последующие годы ее эмоциональная и поведенческая неадекватность (приступы возбуждения и депрессии) проявлялась еще неоднократно. Страстное увлечение искусством носило характер моноидеи, а весьма заметную «экспрессию и деформацию» ее скульптурных композиций, о которой говорят критики, можно отнести на счет психической патологии (возможное бредовое восприятие объекта). Вместе с тем именно это своеобразное решение скульптурного образа и придает работам Голубкиной неповторимый и легко узнаваемый облик – основную черту любого талантливого произведения. Отметим также, что в данном случае речь идет о «мужской» профессии, и сексуальная аномалия Голубкиной, по-видимому, сыграла в ее выборе не последнюю роль.

Кете Кольвиц (1867–1945) – немецкая художница, график и скульптор; в 1919 г. первой из женщин стала профессором Берлинской академии художеств. Для творчества Кольвиц характерна драматическая напряженность и психологическая насыщенность; все ее творчество окрашено в мрачные, трагические тона.

Кольвиц отмечала в своих воспоминаниях, что, хотя главной у нее всегда была склонность к лицам мужского пола, «несколько раз мне приходилось испытывать такую же склонность и к женщинам. Я сумела это правильно понять лишь много позднее. Я уверена, что для художественной деятельности такая бисексуальность является почти непременным условием».

В сентябре 1913 г. Кольвиц перенесла тяжелый приступ депрессии, связанный с гибелью сына. Она находилась в очень тяжелом моральном состоянии. Биограф пишет: «Ею овладело какое-то оцепенение, равнодушие ко всему на свете, ее посещали видения. Казалось, она сломлена навсегда».

В последующем приступы депрессии неоднократно повторялись. «Вижу лишь безрадостную сторону… во мне нет ничего – ни чувства, ни мыслей, никакого побуждения к действию: мне нечего сказать», – писала Кете Кольвиц.

В случае Кольвиц можно отметить два патологических радикала. В разное время, по различным поводам и без них у художницы возникали депрессивные состояния, которые могут свидетельствовать о рекуррентном депрессивном расстройстве. Бисексуальность, которую в строгом смысле слова труднее отнести к патологии, и которая вообще не редкость у людей искусства, тем не менее можно рассматривать как нарушение сексуального предпочтения.

Чеботаревская Анастасия Николаевна (1876–1921) – русская писательница, переводчица.

Мать и сестра Чеботаревской покончили жизнь самоубийством (сестра утопилась в речке). Муж Чеботаревской, писатель Ф.К. Сологуб, замечал странную неуравновешенность в характере жены. Ее душевная болезнь стала особенно очевидной после революции. Осенью, когда чаще всего происходят обострения психических расстройств, болезнь Анастасии Николаевны приняла острый характер. 23 сентября, воспользовавшись недосмотром служанки и тем, что супруг вышел в аптеку за бромом, Чеботаревская убежала из дома и бросилась с дамбы Тучкова моста в реку Ждановку.

Следование «семейному сценарию», отягощенность аффективными расстройствами (самоубийство сестры) и клиническая картина болезни (смена «приподнятого настроения» приступом ажитированной депрессии) позволяют предполагать, что Чеботаревская страдала биполярным аффективным расстройством. Видимых причин для самоубийства не было: разрешение на выезд за границу, которого так долго добивались супруги, уже было получено. Впрочем, в своих воспоминаниях А.А. Ахматова писала о безответной любви Чеботаревской к своему мужу. Последнему принадлежит написанная вскоре после самоубийства его супруги «Колыбельная Насте»:

В мире нет желанной цели,

Тяжки цепи бытия.

Спи в подводной колыбели,

Настя бедная моя.

Вирджиния Вулф (1882–1941) – английская писательница и литературный критик. Ее литературный стиль близок к «потоку сознания». Редкой начитанности и эрудиции Вирджинии, не посещавшей ни школу, ни университет, не стоило удивляться, так как ее детской стала гигантская библиотека отца.

Сильную психическую травму Вирджиния перенесла в возрасте 13 лет. В то лето в Лондон приехали двое племянников ее матери: молодые люди поступали в университет и остановились погостить у тетушки. Как-то поздно вечером, вернувшись с очередной прогулки по барам, они застали в библиотеке Вирджинию: ей не спалось, и она спустилась, чтобы выбрать себе книгу. Облик Вирджинии в одной ночной рубашке показался пьяным кузенам настолько возбуждающим, что они напали на девочку и попытались ее изнасиловать. На крики Вирджинии прибежали слуги и спугнули несостоявшихся преступников. Но ущерб психике был уже нанесен: Вирджиния впала в тяжелую депрессию. А когда той же осенью, простудившись в театре, умерла от воспаления легких ее мать, Вирджиния в первый раз пыталась покончить с собой.

Эти детские впечатления принесли в мир нашей героини болезненный страх к физической любви. Во всяком случае, когда один из близких друзей Вирджинии по литературному братству сделал ей предложение, то она не посмотрела на то, что он слыл гомосексуалистом, и согласилась. Правда, на следующий день новоявленный жених с ужасом отказался от свадьбы, но сама идея вступить в брак с человеком, который нравился ей лишь своим остроумием и интеллектом, выдавала подлинное отношение Вулф к сексуальным отношениям с мужчинами.

Вирджиния производила впечатление человека не от мира сего, что часто становилось причиной ее отчуждения от людей. Общение с Вирджинией, женщиной с весьма сложным характером, становилось невыносимым, когда у нее развивались психотические состояния. Вирджиния начинала слышать «голоса», у нее появлялись галлюцинации. Иногда по несколько месяцев подряд Вирджиния проводила в психиатрических лечебницах.

Писательница стала влюбляться в женщин, хотя и не отказывалась иногда от флирта с мужчинами. О себе она однажды сказала так: «Я ни то ни другое. Я не женщина и не мужчина». После замужества Вирджиния полностью посвятила свою жизнь литературной деятельности. В 40-летнюю писательницу влюбилась 30-летняя Вита Сэквил-Уэст. Это чувство вскоре стало взаимным. Этот роман с женщиной, продолжавшийся пять лет, стал единственной в жизни Вирджинии Вулф любовной связью, в которой присутствовал элемент физической близости.

Клинически выраженные приступы депрессии и тревожности у Вирджинии Вулф отмечались в 1895, 1904 и 1910 гг. Во время одного такого приступа Вулф приняла смертельную дозу веронала, но была спасена благодаря быстрому медицинскому вмешательству. К концу 1914 г. наметилось значительное улучшение, но уже в марте 1915 г. имел место приступ мании, с бессвязной и непрерывной речью. Поскольку Вирджиния происходила из весьма знатной и состоятельной семьи, после лечения в стационаре ее выписали домой под наблюдение четырех медсестер.

Наконец, будучи уже не в силах страдать больше от своих депрессивных припадков, она наполнила карманы камнями и бросилась в реку. В своей предсмертной записке она написала: «У меня чувство, что я сошла с ума. Я не могу больше этого выносить. Я слышу голоса и не в состоянии сконцентрироваться на работе. Я пыталась бороться с этим, но ничего не помогает». Многие авторы сходятся в том, что английская писательница, помимо сексуальной аномалии, страдала маниакально-депрессивным психозом (по современной терминологии – биполярным аффективным расстройством).

Литературное творчество Вирджинии Вулф обусловлено развитием ее психического расстройства. Она достаточно поздно опубликовала свой первый роман, после написания которого впала в тяжелейшую многомесячную депрессию со слуховыми галлюцинациями и попыткой самоубийства. Находясь в глубокой депрессии от переживаний, связанных со Второй мировой войной, и будучи психически истощенной работой над романом «Между действиями» (1941 г.), Вулф вновь стала слышать «голоса птиц, поющих на оливах Древней Греции». То же самое она ощущала перед психическим срывом 1915 г., но она уже научилась использовать свои галлюцинации как «топливо для творчества».

Из приведенного патографического материала следует, что Вирджиния Вулф страдала биполярным аффективным расстройством, причем выраженность депрессивных эпизодов достигала психотического уровня. Гомосексуальность писательницы могла быть обусловлена как генетическими, так и ситуационными причинами. Самоубийству, совершенному путем утопления, любопытное толкование дают психоаналитики: стремясь уйти из непереносимо тяжелой жизни, человек желает вернуться «к безмятежному внутриутробному существованию», когда он спокойно плавал в утробе матери, окруженный околоплодными водами.

Львова Надежда Григорьевна (1891–1913) – русская поэтесса. В 15 лет стала подпольщицей, в 16 лет – первый арест, в 19 лет она начала писать стихи.

Имя Львовой, начиная с ее первых шагов в литературе и кончая последним днем ее короткой жизни, неразрывно связано с именем поэта-символиста В.Я. Брюсова. Сложившиеся у них отношения не удовлетворяли Львову. Прямая, открытая натура, она хотела большего. Тайные встречи становились все более редкими, в письмах проскальзывали упреки. Чем дальше, тем тяжелее становилось молодой девушке. Ей хотелось владеть сердцем поэта безраздельно, хотелось, чтобы кроме нее для него не существовала ни одна женщина. Все чаще стали посещать Львову мысли о самоубийстве. В одном из последних писем она пишет Брюсову: «Я очень устала… Всему есть предел… Все во мне умерло». И в состоянии душевной депрессии Львова (в возрасте 22 лет) кончает с собой выстрелом из револьвера.

Широкий интерес к ее произведению «Старая сказка» пробудился именно после гибели Львовой, которая наложила особый отпечаток на восприятие книги. «Жесткий» тип самоубийства (использование огнестрельного оружия) не характерен для молодых женщин в случаях истеро-аффективных расстройств, а именно психическое нарушение подобного типа представляется на первый взгляд наиболее вероятным у Львовой. Вспоминается еще один аналогичный пример: самоубийство возлюбленной Есенина Галины Бениславской, застрелившейся на могиле поэта в годовщину его смерти. В случае Львовой можно говорить о развитии депрессивного эпизода тяжелой степени.

Цветаева Марина Ивановна (1892–1941) – русская поэтесса и прозаик. С 1922 г. находилась в эмиграции, в 1939 г. вернулась на родину. Эпиграфом ко всей жизни Цветаевой могли бы послужить ее собственные строки: «Не умереть хочу, а умирать».

С подросткового возраста Марина была недовольна своей наружностью: форма лица казалась ей слишком круглой, а румянец слишком ярким. В связи с этим Цветаева одно время ходила стриженная наголо, в черном чепце и черных очках. Пытаясь изменить себя, она голодала, изнуряла себя ходьбой, стремилась придать аскетичность своему облику. Носила прическу, наполовину закрывавшую лицо, много курила, и папироса вскоре стала неотъемлемым штрихом ее портрета.

Это пример типично депрессивного отношения к себе человека, находящегося на грани самоуничтожения. Более решительный поступок не заставил себя ждать. В 17 лет Цветаева попыталась покончить с собой. Суицидальная попытка произошла на представлении «Орленка» любимого ею французского поэта Ростана. Но револьвер дал осечку.

О, дай мне умереть, покуда

Вся жизнь как книга для меня…

И дай мне смерть – в семнадцать лет!

Почти неизменным состоянием Цветаевой была тоска. Тоска – и чувство протеста: против всех. Выходя замуж, она не удосужилась поставить отца в известность, так как «не признавала формальностей брака». Все это было крайне не похоже на общепринятые нормы семейной жизни. Цветаева была плохой матерью всем своим детям. Возможно, поэтический дар и внутренняя одержимость не оставляли места для терпеливого спокойствия и уравновешенности, так необходимых в повседневном общении с детьми.

Психиатр М.И. Буянов пишет: «Цветаева была изломанной от рождения, дисгармоничной, аномальной личностью: нечесанная, немытая, одетая черт знает как, погруженная в свои поэтические образы, она была не от мира сего. Не умела готовить, не могла заставить себя стирать, шить, заметать и т. д., т. е. делать то, что от природы положено делать женщине. Бесчисленные любовные письма, адресованные первым попавшимся людям, вызывают тоску. Она не останавливалась ни перед лесбийством, ни перед другими извращениями. И именно такой никчемной, не приспособленной к жизни психопатке был дан божественный поэтический дар».

Пока в реальной жизни влечения Танатоса уравновешивались влечениями Эроса (любовь к семье), на долю влечений к смерти оставалось содержание ее сочинений. По этой причине они были пронизаны или призывами к смерти, или ее описаниями, и нет возможности перечислить все примеры, подтверждающие это наблюдение. Для многих стихотворений Цветаевой характерен мотив обращению к читателю «из-под земли», то есть после своей смерти:

Посвящаю эти строки

Тем, кто мне устроит гроб.

Приоткроют мой высокий

Измененная без нужды,

С венчиком на лбу,

Собственному сердцу чуждой

Вырвавшись в 1922 г. из Совдепии, попав в свою любимую Германию, воссоединяясь с давно не виденным мужем, казалось, можно было бы и порадоваться, глядя с балкона гостиницы на чистенькую берлинскую улицу. Но и в этот момент взгляд Цветаевой – взгляд потенциального самоубийцы:

Ах, с откровенного отвеса —

Вниз – чтобы в прах и в смоль!

«Некрофильные» метафоры Цветаевой пронизаны смертью: не стихи, а прямо-таки рифмованная суицидомания. На произошедшее в это время самоубийство Сергея Есенина она откликается с естественным сочувствием и неестественно скрываемой завистью:

Помереть в отдельной комнате! —

Скольких лет моих? Лет ста?

Парадоксально, но личное счастье отнимало у Цветаевой поэтический дар. 1927 г. был, по разным причинам, временем наитяжелейшей тоски. Из великого страдания, душившего Цветаеву, и возникла одна из самых странных и загадочных ее поэм – «Поэма Воздуха». Но Цветаева была не одинока в своей «парадоксальности». Вспомним пушкинское: «Прошла любовь, явилась муза, и прояснился темный ум». Поэтесса была убеждена, что беда углубляет творчество, она вообще считала несчастье необходимым компонентом творчества.

В 1920-х гг. творчество Марины Ивановны достигло небывалого расцвета, а любовные увлечения сменяются одно другим. И каждый раз они заканчиваются драматически, а сама Цветаева «разбивается вдребезги». «Я всегда разбивалась вдребезги, и все мои стихи – те самые серебряные, сердечные дребезги…». Но если бы она не разбивалась, то не было бы и стихов.

На основании анализа стихотворного и эпистолярного наследия Цветаевой можно сделать вывод, что влечение к смерти у нее могло явиться одним из подсознательных источников творческого процесса. Тема смерти пронизывает большую часть поэтического наследия Цветаевой, своеобразно окрашивая его в депрессивные тона.

Карин Бойе (1900–1941) – шведская писательница и поэтесса.

Путь к осознанию своей гомосексуальности для нее был долгим. Однополая любовь несомненно давала Бойе мощный заряд творческой энергии. Этой же теме посвящены многие ее произведения. Конечно, круг интересов Бойе, как у любого выдающегося литератора-гомосексуалиста, не сводился только к однополой любви. Страстная и увлекающаяся, она не раз меняла убеждения и взгляды: сначала это был буддизм, потом христианство, потом социализм, а в последний период жизни – фрейдизм. Последовательница Зигмунда Фрейда, Карин всерьез занималась психоанализом, неоднократно сама проходила курс терапии. В 1932 г. немецкий психоаналитик Вальтер Шиндлер счел психическое состояние своей пациентки очень тревожным и предсказал, что она покончит с собой не позднее чем через десять лет.

Непосредственной причиной самоубийства писательницы послужил трагический любовный треугольник: Бойе была безответно и безнадежно влюблена в свою подругу Аниту Натхорст, умиравшую от рака, но при этом продолжала поддерживать связь со своей многолетней сожительницей Марго Ханель. В конце концов, в приступе депрессии Бойе ушла в лес, захватив с собой пузырек со снотворным. Тело обнаружили лишь несколько дней спустя.

Приведем одно из последних стихотворений Бойе:

Подумать только! Умереть и оставить позади

страдания, ужас, одиночество, неизбывную вину.

Есть в том, что нас окружает, глубинная суть.

Нас ожидает милость – дар, которого никто не отнимет.

Бойе начала писать стихотворения еще в гимназические годы и к моменту выхода в свет первого сборника «Облака» (1922 г.) уже имела за плечами значительный поэтический опыт. Сложную и противоречивую роль в ее жизни было суждено сыграть фрейдизму. С одной стороны, психоанализ помог Карин Бойе, как и некоторым другим художникам, найти новые темы, создать новые образы и решить, хотя бы временно, личные психологические проблемы. С другой стороны, несовершенная психоаналитическая процедура была способна углубить душевный кризис и усилить страдания писательницы. Карин Бойе ушла из жизни, находясь на вершине своей славы как поэт и прозаик. Огромный успех имел ее роман-антиутопия «Каллокаин», изданный в 1940 г.

В данном случае можно, разумеется, предполагать развитие реактивной депрессии, связанной с проблемами экстравагантного «любовного треугольника». Однако этот вид депрессии, имеющей психогенное происхождение, чаще сопровождается психомоторной заторможенностью и имеет благоприятный прогноз даже при затяжном течении. Если же мы предположим у Бойе депрессию, протекающую в рамках биполярного аффективного расстройства, то ее самоубийство становится в клиническом смысле более понятным. У писательницы, по-видимому, развивались и маниакальные состояния, о чем свидетельствуют такие ее характеристики, как «страстная и увлекающаяся», стремящаяся «к неограниченной личной свободе вопреки любым запретам», подверженность частой смене убеждений и взглядов. Дополнительным подтверждением того факта, что Бойе страдала выраженными аффективными колебаниями, служит и упоминание о «неоднократных курсах терапии». Данные о сексуальной аномалии шведской писательницы позволяют с полным правом отнести ее в первую группу знаменитых женщин.

Вивьен Ли (наст. имя – Вивиан Мэри Хартли) (1913–1967) – английская актриса, получившая премии «Оскар» в 1939 и 1951 гг.

Уже ребенком безупречно воспитанная Вивьен забывала в театре обо всем. Совершенно поглощенная действием, она могла плакать, смеяться и крайне резко реагировать на иронические замечания матери по поводу постановки.

biography.wikireading.ru

Это интересно:

  • Курсовая стрессы Стресс и адаптация к стрессу Курсовая работа Содержание ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………… 3 ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ СТРЕССА В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА…………………………………………………………… 5 1.1 Стресс как системная реакция человека…………………………….. 5 1.2 Факторы возникновения стресса…………………………………….. 10 ГЛАВА 2 […]
  • Клаустрофобия пророчество гарри Квест в реальности Пророчество Гарри This page in English Игроков 2 – 4 Время 60 мин Цена от 1800 р. Сложность Простой Легкие загадки, квест для детей и новичков. Начинающие могут пройти без подсказок. " data-html="true"> Уровень страха Не страшный Возраст 12+ * Сейчас этот квест просматривает 1 […]
  • Методика экспресс-диагностики невроза Gurutestov.ru Гуру в мире тестов На нашем сайте представлены анкеты, тесты, опросники для психодиагностики для Методика экспресс-диагностики невроза К.Хека и Х.Хесса Шкалы: вероятность невроза Назначение теста Диагностика вероятности невроза у испытуемого. Инструкция к тесту Ознакомившись с вопросом или суждением, […]
  • Шизофрения рекуррентная история болезни История болезниПараноидная рекуррентная шизофрения. Галлюцинаторно-бредовой синдром Паспортная часть Возраст – 14 лет Адрес Моск. – обл, г.Орехово-Зуево, Дата поступления – 30.10.02 Дата курации – 11.12.02 Беспокоят ощущения, что посторонние как-то странно на нее смотрят, перемигиваются между собой в ее присутствии. […]
  • Депрессию нужно встречать с улыбкой Цитаты картинки про любовь - Любую депрессию надо встречать с улыбкой. Депрессия подумает, что вы идиот, и сбежит.© Роберт Де Ниро Цитат дня: "Любую депрессию надо встречать с улыбкой. Депрессия подумает, что вы идиот, и сбежит." Ogion:1. Отрицание,2. Гнев,3. Торг,4. Депрессия,5. Принятие. Сергей Сергеев:А где […]
  • Торможение при шизофрении Торможение при шизофрении * Публикуется по изданию: Петрюк П. Т. К изучению клиники простой формы шизофрении // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 2011. — № 2. — С. 67–73. Простая форма шизофрении по сравнению с параноидной формой болезни не столь богата яркими отличительными признаками, в связи с чем […]
  • Симптомы аутизма у ребенка 1 год Ранние признаки аутизма РАННИЕ признаки аутизма у детей КАЖДЫЙ ребенок в спектре имеет проблемы, в той или иной степени, в следующих трех областях: 1. общение вербальное и невербальное (жестами и т.п.) 2. отношения с окружающими и миром вокруг него 3. гибкость мышления и поведения Ранее диагностирование аутизма […]
  • Аутогенная тренировка no 2 Уравновешенность и устойчивость к стрессу Аутогенная тренировка №2. «Уравновешенность и устойчивость к стрессу» Чтобы уметь плавать, надо сначала научиться удерживать равновесие тела наплаву. Аналогично, чтобы уметь плавать в море жизни, необходимо научиться удерживать душевное, эмоциональное равновесие в сложных ситуациях. В процессе систематических […]