Острый депрессивный психоз

Симптомы, классификация и лечение острого психоза

Острый психоз — это выраженное нарушение психической деятельности, которое проявляется в искаженном восприятии реальных событий и самого себя, при этом человек теряет контроль над своим поведением.

Существует несколько этиологических факторов для возникновения этого заболевания, но генетическая предрасположенность здесь играет ведущую роль.

Острый психоз может возникнуть в результате воздействия внутренних и внешних факторов. К экзогенным причинам относятся различные инфекционные заболевания (менингит, малярия и т. д.), а также алкоголь, наркотики, яды промышленного производства, стресс. Если причина нарушения душевного состояния находится внутри человека, то развивается эндогенный психоз. Он может возникнуть в результате хронических заболеваний нервной и эндокринной систем, возрастных изменений головного мозга (атеросклероз, гипертоническая болезнь), шизофрении, депрессии. При врожденной патологии головного мозга возникают органические психозы, которые клинически проявляют себя с самого раннего детства. Кроме этого, клиника острого психоза может быть вызвана травмой или злокачественным новообразованием головного мозга.

Разделение на психозы эндогенного и экзогенного характера весьма условно, потому что душевное расстройство может быть вначале спровоцировано внешними причинами (например, алкоголем), а продолжаться или усиливаться за счет внутренних (например, депрессия).

Острый психоз развивается внезапно и очень быстро, при воздействии какого-либо провоцирующего фактора, чаще всего это бывает реакция на смерть близкого человека.

Женщины более предрасположены к развитию этого состояния, чем мужчины, возможно, это связано с гормональными колебаниями.

Классификация

Острый психоз классифицируется по двум факторам:

  • Эндогенные;
  • Экзогенные;
  • Органические;
  • Реактивные;
  • Ситуационные;
  • Соматогенные;
  • Интоксикационные;
  • Полиморфный;
  • Абстинентные;
  • Постабстинентные
  • Ипохондрические;
  • Параноидальные;
  • Истерические;
  • Маниакальные;
  • Депрессивные;
  • Комбинированные
  • Симптоматика

    Признаки расстройства психики и нарушения могут быть различными, они зависят от индивидуальных особенностей организма и от причины, которыми были вызваны.

    Для острого психоза характерны симптомы слуховых и зрительных галлюцинаций.

    Наиболее распространенным нарушением психики является слуховой галлюцинаторный синдром. В голове больного возникают незнакомые ему голоса в виде диалога или монолога, как правило, они имеют приказной или комментирующий характер. В связи с развитием этого синдрома встречаются попытки суицида или нанесения ран и повреждений на собственном теле. Нередко наблюдается агрессивное поведение, которое направлено на окружающих людей и близких родственников.

    Слуховые галлюцинации при остром психозе проявляются в том, что человек начинает сам с собой разговаривать вслух, иногда возникает смех без причины. Галлюцинаторный синдром возникает на фоне сохраненного сознания.

    У человека нарушается восприятие самого себя, изменяется отношение к окружающим людям и действительности. Сам он не осознает, что с ним происходит, становится неадекватным, не ориентируется в месте и пространстве.

    Больные становятся очень осторожными в разговорах и в действиях, начинают всего бояться, опасаются за свою жизнь и за судьбу своих близких людей. В этом состоянии происходит потеря аппетита, возникает бессонница.

    Бред проявляется в виде скрытности и враждебности, изменяется поведение. Иногда могут употребляться прямые высказывания сомнительного характера и содержания (бред величия, «не искупаемая» вина). В бредовых суждениях отсутствует логика, в его рассказах нельзя найти причинно-следственные связи.

    Бывает, что больной с признаками галлюцинаторного синдрома жет обратиться в полицию и рассказать, что за ним установлена слежка, его сотовый телефон прослушивается, в социальных сетях неизвестные люди присылают сообщения угрожающего характера. Он уверен, что с ним на улице пытаются познакомиться или заговорить специально подосланные люди, но объяснить причины слежки больной не может.

    При остром психозе нарушено цветовое или звуковое восприятие (усиленное или искаженное). Нередко наблюдается присоединение симптомов обонятельного галлюцинаторного синдрома. Человека везде преследуют неприятные запахи, которые могут исходить от его собственного тела, одежды, окружающих людей и предметов.

    Нарушение психики после родов

    Данное состояние возникает на 2 — 4 неделе после родов. Основными причинами послеродового психоза являются заболевания женщины во время беременности и перенесенный болевой шок. Предрасполагающими факторами часто выступают генетическая предрасположенность, гормональная перестройка, наличие психических заболеваний в анамнезе, изменение в режиме сна, употребление наркотиков. Чаще всего послеродовый психоз возникает после первых родов. Повторнородящие женщины обычно ведут себя более спокойно во время беременности и родов, они уже сталкивались с такой ситуацией и знают, что им ожидать.

    В роддоме врачи, как правило, озабочены физическим состоянием женщины после родов и состоянием здоровья новорожденного, на первые признаки нарушения психики в послеродовом отделении редко обращают внимание.

    Женщина становится плаксива, раздражительна, она возбуждена, у нее отсутствует аппетит, возникает бессонница. Во время развития психоза сознание спутанное, она неадекватно оценивает свое физическое и психическое состояние, иногда не понимает, где находится. Некоторые роженицы могут метаться по коридору, их преследуют зрительные и слуховые галлюцинации.

    Эмоциональное состояние при послеродовом психозе может отличаться: одни женщины становятся совершенно равнодушными к своему ребенку, не заботятся о нем, а другие наоборот, начинают нянчить всех детей в палате. Молодые мамы с послеродовым психозом могут испытывать состояние эйфории, быть очень разговорчивыми, общительными, строящими грандиозные планы. Другие роженицы замыкаются в себе, не общаются с родственниками, угнетены, молчаливы и подозрительны, могут целыми днями пролежать в кровати, отвернувшись к стенке.

    Следует отличать признаки послеродовой депрессии и состояние острого психоза. В депрессивном состоянии у женщин отсутствуют бред и галлюцинации.

    Состояние послеродового психоза является очень опасным, потому что может привести к таким последствиям, как суицидальные попытки или гибель ребенка. Роженицы при первых признаках психических нарушений должны быть разобщены с новорожденным и срочно госпитализированы в психиатрический стационар для дальнейшего лечения.

    Грудное вскармливание при наличии симптомов послеродового психоза запрещено.

    « Белая горячка»

    Алкогольный психоз (алкогольный делирий) обычно развивается у больных, которые употребляют спиртные напитки более 5 лет. Он возникает на фоне резкого прекращения употребления алкоголя или является последствием похмельного синдрома.

    Провоцирующими факторами могут быть травмы (например, переломы) или обострение соматических заболеваний. Алкогольный делирий сопровождается симптомами психомоторного возбуждения, дрожанием дистальных частей конечностей и головы, вегетативными нарушениями (повышенной потливостью, тахикардией). Температура тела обычно субфебрильная, обращает на себя внимание гиперемия лица и шеи. В этом состоянии больной суетлив, активен в течение дня, у него снижен аппетит и наблюдается бессонница. Через несколько часов могут возникнуть зрительные галлюцинации, обычно в виде кажущихся везде мышей, крыс, чертей, умерших родственников. У некоторых алкоголиков могут возникнуть обонятельные галлюцинации.

    Для острого алкогольного психоза характерна резкая смена настроения, от симптомов психомоторного возбуждения до состояния повышенной тревоги и отчаяния. Иногда галлюцинации приобретают более сложный характер, когда сам больной становится участником борьбы с инопланетянами или чертями. В некоторых случаях, он видит и осязает несуществующие предметы угрожающего характера.

    При развитии алкогольного галлюцинаторного синдрома больной становится опасным для себя и окружающих, он может бегать за «чертями» с топором по квартире, или разбросать на полу яды для крыс и мышей.

    Для алкогольного психоза характерным признаком является усиление симптомов бреда и галлюцинаций во второй половине дня. Собственно признаки галлюциноза возникают впервые вечером или ночью.

    Обычно больной теряется во времени, алкогольные галлюцинации осознаются им как события, которые протекают на 1-2 недели раньше действительности. Однако при этом состоянии никогда не утрачивается ощущение собственного «Я». Человек всегда понимает и отдает себе отчет, что все события происходят именно с ним.

    Длится алкогольный делирий в среднем 3-5 дней, после этого наступает состояние астенизации.

    Диагностика

    Диагноз ставится на основании анамнеза, объективного осмотра больного и особенностях клинической картины, а также характерной особенности развития психического расстройства.

    Состояние острого психоза требует немедленной госпитализации и лечения в условиях психоневрологического стационара. При этом показан строгий постельный режим, иногда с фиксацией в кровати.

    Обычно человек с острым психозом активно сопротивляется лечению, не понимает, почему ему требуется медицинская помощь.

    В стационаре средний медицинский персонал внимательно должен следить за состоянием пациента, и при малейших изменениях сразу же докладывать врачу.

    При остром психозе до начала лечения необходимо выяснить наличие хронических интоксикаций, употребление наркотиков или алкоголя.

    Острый психоз независимо от причины, которая его вызвала, имеет один принцип лечения: назначается инфузионная, дезинтоксикационная, симптоматическая, общеукрепляющая терапия и витамины. При реактивной депрессии назначаются антидепрессанты.

    Во время лечения дозы психотропных препаратов рассчитываются строго индивидуально с учетом сопутствующей патологии. При алкогольном психозе транквилизаторы и нейролептики назначаются с осторожностью, так как при этом заболевании нарушается фармакокинетика препаратов, и может наступить внезапная остановка сердца или резкое падение артериального давления.

    После выхода из состояния острого психоза назначается длительное психотерапевтическое лечение. Алкоголикам и наркоманам после перенесенного психоза показана социальная реабилитация.

    odepressii.ru

    Острый депрессивный психоз

    В психопатологической структуре приступов рекуррентной шизофрении фазные аффективные расстройства занимают значительное место. Эти же расстройства, как известно, составляют основное клиническое содержание маниакально-депрессивного психоза, что порождает разногласия при клинической оценке острых атипичных психозов.

    Для сравнения клинической картины при разных острых эндогенных психозах в настоящей главе будет рассмотрен вопрос психопатологии циркулярного психоза. Как было отмечено, этот достаточно давно выделенный и довольно точно описанный психоз также испытывает на себе последствия “неустроенности” других эндогенных психозов. В 5 главе будет рассмотрен вопрос клинического сходства между циркулярным психозом и острыми атипичными психозами. Для рассмотрения этого и других клинических вопросов мы считаем необходимым, более подробно остановиться на психопатологической структуре маниакальных и депрессивных фаз. В связи с меняющимся объемом циркулярного психоза, нечеткостью границ с другими психозами, при которых выступают фазные аффективные расстройства, в основу анализа положены фазы типичного маниакально-депрессивного психоза. С этой целью были использованы данные клинического наблюдения за 84 больными с повторными аффективными приступами (от 2 до 8). По отчетливому эндогенно-аффективному характеру фаз, но отсутствию психических нарушений между приступами это заболевание большинством психиатрических школ рассматривается как маниакально-депрессивный психоз.

    Анализу фаз депрессии и мании циркулярного психоза уделено много внимания представителями самых различных направлений. 13 отличие от рекуррентной и приступообразно-прогредиеитной форм шизофрении, клинические границы и содержание типичного маниакально-депрессивного психоза не вызывали больших разногласии. Достаточно четкими представляются и симптомы типичных циркулярных фаз и их основная структура. Трудности начинаются обычно в связи с оценкой атипичных вариантов эндогенных аффективных психозов и в связи с включением в маниакально-депрессивной психоз значительной части острых атипичных психозов.

    При всех этих трудностях типичный маниакально-депрессивный психоз имеет определенную клиническую картину и характерное течение в виде депрессий, маний и в виде их чередования в рамках одного приступа. Мы пытались проанализировать диапазон его клинических проявлений и структуру фаз. Такая характеристика необходима для рассмотрения более сложных вопросов атипичного циркулярного психоза и для сопоставления клинико-психопатологических особенностей разных эндогенных психозов.

    Психопатологическая структура депрессивной фазы.

    Несмотря на относительную простоту клинической картины депрессии, описано значительное число депрессивных состояний, существенно отличающихся друг от друга. Многообразие типов депрессий во многом представляет собой клиническое выражение различных степеней психического расстройства. Как и для приступа периодической шизофрении, для фаз характерны динамика и внутренние связи между симптомами, на первый взгляд часто резко отличающимися друг от друга. Иными словами, депрессивные, маниакальные и другие аффективные приступы (фазы) могут быть описаны в их динамической структуре, включающей различные степени развития маниакально-депрессивного психоза.

    Дистимико-дисбулическая стадия является наиболее легкой степенью депрессивного приступа. Болезненные расстройства ограничиваются умеренными соматовегетативными нарушениями (расстройство сна, аппетита, ощущение телесного дискомфорта) и изменением самочувствия в виде своеобразного снижения общего тонуса. Отсутствует, как правило, дифференцированное чувство тоски или тревоги. Об этом свидетельствует и обозначение больными своего состояния словами: вялость, лень, апатия, безволие, бессилие и т. д. Депрессивный характер этого состояния проявляется в ослаблении способности радоваться и в склонности к пессимизму. Больные продолжают свою обычную деятельность (физическую и умственную), но при этом они прилагают особые усилия. Все делают через силу. Клинически важной является тесная связь самочувствия с суточным ритмом (улучшение к вечеру). Отсутствие чувства тоски или тревоги объясняет частое отнесение этого состояния к продромальным расстройствам.

    Для следующей циклотимической стадии депрессии характерным являются появление дифференцированного чувства тоски, подавленности, смутной тревоги и более отчетливая пессимистическая направленность мышления. Сохраняя много общего с начальной стадией (соматические расстройства, затруднения в умственной и физической деятельности, суточные колебания), эта стадия вместе с тем отличается от нее и по субъективному состоянию больных, и по их внешнему виду. Многообразные субъективные проявления депрессии сводятся к тягостному самочувствию (телесный дискомфорт, тоска, беспокойство, безотчетная тревога), к притуплению эмоционального реагирования, к отсутствию побуждений к деятельности (апатия, равнодушие, безволие), к пессимистическим суждениям. Последние не выходят за рамки сверхценных трактовок реальных проявлений болезни. Общее тягостное самочувствие и множественные симптомы нарушения сомато-психического благополучия — достаточно явные для больного показатели наступившего заболевания. Переживаемое больным изменение контрастирует прежде всего с его привычным самочувствием и самоощущением.

    Объективные проявления депрессии отчетливо видны в моторике и в мимике больных, в их поведении. Мы считаем важным, подчеркнуть, что уже на этой стадии депрессии может наблюдаться избирательная фиксация сознания больного на одном или большем числе аспектов переживаемой им измененности, несостоятельности. Больными выделяются значимые для их сомато-психической полноценности, для пригодности к социальной жизни расстройства. Появление сверхценных трактовок и опасений при столь явном изменении самочувствия не представляется чем-то непонятным. Труднее было бы объяснить их отсутствие.

    Мы более подробно остановились на циклотимической стадии депрессии, потому что она включает все структурные элементы (точнее, аспекты целостного расстройства), которые помогают понять более глубокие и сложные депрессивные состояния. Эти особенности заключаются: в ослаблении витальных стимулов (побуждений), в тягостном (депрессивном, тоскливом, тревожном) настроении, в расстройстве чувства эмоционального участия и реагирования (апатия, депрессивная дезактуализация), в поляризации сознания больного на телесном и психическом состоянии, в пессимистической направленности мышления. Тягостное самочувствие, расстройство действенности психических процессов и соответственно привычной деятельности и поведения больного являются аспектами этой степени депрессии, при которой больной в состоянии смотреть с некоторого расстояния на происшедшее изменение, описывать его признаки и давать им оценку. Сохранность способности сопоставлять переживаемое тягостное состояние с общей и собственной нормой, со своим самочувствием еще накануне вечером могут объяснить характер жалоб больных и делают понятными их сверхценные трактовки, опасения, фобии. Об этом свидетельствуют и обращение за помощью, частая критическая оценка больным своего состояния или, по крайней мере, допущение болезни согласие на лечение и т. д.

    Следующая стадия циркулярной депрессии выражается симптомами, характерными для классической меланхолии без устойчивого бреда. Формулировки больных при оценке своего самочувствия выражают очень сильное чувство тоски, тревоги, их сочетания или переживания утери, отсутствия, неспособности: “нет чувств”, “нет памяти”, “все окаменело”, “не соображаю”, “поглупела”. Сознание заполнено тягостными ощущениями (витальная тоска, невыносимая тревога, чувство окаменения), мыслями о безысходности, разнообразными опасениями. Мышление мечется в замкнутом круге тягостных ощущений, переживаний утраты и извращений присущих человеку свойств. Дистанция между прежним “Я” больного и наступившим качественным изменением сомато-психического самочувствия резко сократилась. Вместе с дезактуализацией всего того, что не входит в субъективный мир страдания, начинается и дезактуализация прежнего “Я”. Интенсивность и характер переживаемого больными сомато-психического изменения, прикованность их сознания к проявлениям тягостного аффекта и к признакам утраты способности к нормальному чувствованию, общению, деятельности создают условия для аффективного бреда. Столь сильно, постоянно (нет уже, как правило, суточных колебаний) переживаемое невыносимое страдание или изменение, охватывающее и мышление и чувствование больного при сохранности еще его способности переживать, сравнивать клинически проявляется одним из вариантов развернутой депрессии. Сверхценные идеи временами переходят в бредовые утверждения.

    Эта стадия приступа может незаметно перейти в бредовую меланхолию, когда наступает трагедийная “ясность” в сознании больного. Дистанция между прежним “Я” больного и переживаемым состоянием исчезла. Меланхолические бредовые состояния в своей цельности множественными своими проявлениями выражают наступивший переворот в самосознании больного. Прежнего “Я” нет ни теперь, ни в прошлом, ни в перспективе. Регистрируемый восприятием внешний мир недоступен больному. Всякая норма (здоровье, полноценность, способность жить среди людей) недосягаема. Своим присутствием среди людей он только может мешать, он и раньше был неполноценным, нездоровым, грешным. Смерть от болезни, изоляция или наказание — единственная и естественная перспектива.

    Не останавливаясь на хорошо известных клинических формах меланхолии с бредом, отметим лишь, что возникновение депрессивного бреда означает не только наступление наиболее характерной кульминационной степени расстройства, но и как бы намечает путь, по которому могут иногда дальше развиваться психопатологические расстройства. Дальнейшая их динамика ведет к развитию меланхолической парафрении в ее разных вариантах.

    Приведенная динамика развития депрессивного приступа позволяет обратить внимание на следующие особенности.

    Наиболее устойчивые нарушения, проходящие через все этапы,—это соматовегетативные расстройства, особого рода расстройства витальных стимулов и тягостный аффект. В сознании больного они существуют в виде чувства измененности, контрастирующего с обычным его самоощущением и осознанием себя как личности. Даже при наступлении бреда и в самом его содержании выступают эти особенности депрессии. Тягостные ощущения и чувства, различного рода утраты или опасения, переживаемые больным, вся направленность мышления выражают разные степени и формы наступившего или развивающегося изменения его прежнего сомато-психического “Я”. Многочисленные особенности поведения, характер переживаний являются проявлениями особого типа расстройства самоощущения, которое на кульминационных этапах перерастает в более сложное расстройство, включающее и нарушение личностного самосознания. Переживаемая больным катастрофа разыгрывается в пределах его тела, психики, личности. Окружающий мир, утративший для него свою актуальность, ставший недоступным его чувствованию, своим существованием служит лишь мерой постигшего больного несчастья. Отсутствие нарушений сознания, сохранность способности восприятия даже при тяжелых депрессиях подчеркивают эту особенность депрессии.

    Существенной особенностью при разных клинических разновидностях депрессии на всех степенях выступает сохранность сознания цельности своего “Я”, представления о себе как личности. Это чувство цельности остается и на бредовых этапах, когда у больного наступает полная собственная переоценка. Мерой оценки переживаемой катастрофы и здесь остается представление о нормальной человеческой личности. Депрессия в целом выступает в феноменологическом плане как тягостное изменение самоощущения, а затем и как трагедия—“дегуманизации” своей личности. Клинически динамика и проявления депрессии на разных этапах выражают в разных сферах психической деятельности базальные расстройства вегетативной регуляции, витальных побуждений и аффекта. Два последних параметра имеют более отчетливые степени, пределы усиления, формы проявления в сомато-психическом самоощущении и в самосознании. Аффект выступает в виде тоски и тревоги, бесчувствия, их сочетания. Базальный дефицит витальных побуждений проявляется множеством симптомов — от простой вялости до состояния разбитости, окаменелости, полного бессилия. Выделение этих параметров депрессии и раздельное их описание должно ограничиваться плоскостью только клинической характеристики.

    В других отношениях (например, патогенетическом) противопоставление невозможно и неправомерно. Об этом говорят и их тесная связс в рaмкaх всего сомато-психического синдрома и очень частые корреляции между степенями этих двух расстройств.

    Приведенная характеристика полной динамики депрессии при маниакально-депрессивном психозе дает основание рассматривать многочисленные клинические ее варианты с точки зрения общего нарушения и с точки зрения выраженности основных параметров: телесных расстройств, аффекта и дефицита витальных побуждений. Бредовые депрессии в целом коррелируют со значительной степенью выраженности основных параметров, но больше с целостным расстройством самоощущения и самосознания. Об этом говорит относительно небольшой процент бредовых депрессий по отношению к общему числу глубоких депрессий, т. е. относительно высокая устойчивость к бреду при циркулярных депрессиях. Кроме выраженности нарушения самоощущения и аффективно-энергетического расстройства, для возникновения бреда необходимы и другие факторы.

    Приведенное описание полного приступа депрессии типичного циркулярного психоза позволяет систематизировать типы депрессивных фаз с учетом отмеченных связей между различными депрессивными состояниями. Для типологии циркулярных депрессий использованы два общих критерия: 1) степень выраженности общего аффективно-энергетического нарушения и 2) относительное преобладание какого-нибудь из основных параметров. Нам представляется правомерной следующая типология депрессивных приступов типичного циркулярного психоза.

    Их клинические проявления в большей степени “субъективные” и обычно не приводят к резким нарушениям привычной деятельности больных. В зависимости от характера и степени аффективного нарушения или снижения витальных стимулов можно различать астено-гипотимические, адинами-ческие. дисбулические, дистимические, неврастено-ипохондрические и простые циклотимические варианты.

    Простые циркулярные депрессии.

    Наиболее типичные клинические варианты эндогенной циркулярной депрессии без бреда. Депрессивный аффект определяет самочувствие больных. Он достаточно дифференцирован и сопровождается определенным содержанием сознания. Наиболее “классические”, распространенные клинические варианты следующие: простая тоскливая депрессия, простая тревожная и простая анестетическая депрессия. К ним относятся и тоскливо-тревожные, тревожно-ипохондрические, заторможенно-апатические депрессии. При всех этих депрессиях депрессивные идеи не выходят за рамки сверхценных пессимистических суждений, на время корригируемых.

    Бредовые циркулярные депрессии.

    Главная их особенность заключается в сочетании выраженного аффективного нарушения с депрессивным бредом. Клиническими разновидностями являются: тоскливо-бредовые, тревожно-бредовые, анестетические бредовые и тоскливо-тревожно-бредовые депрессии. Бредовые идеи выступают либо как утрированные сверхценные суждения (сверхценный бред самообвинения, малоценности, ипохондрический бред), либо как истинный депрессивный бред с бредовой переоценкой биографии, с уверенностью в неминуемом (заслуженном) наказании, в гибели от болезни, в инвалидизации и т. д.

    Парафрено-депрессивные циркулярные приступы представляют собой бредовые циркулярные депрессии, но с тем отличием, что бредовые идеи приобрели фантастическое содержание. Степень фантастичности может варьировать. Фантастические трактовки могут быть “земными” или же достигать степени эсхатологических форм бреда. Впрочем, по особенностям бреда часто довольно трудно установить границу между парафрено-депрессивными и бредовыми циркулярными депрессиями. Возможность перехода наблюдается и между другими типами депрессии. Важно отметить, что при этом тема сверхценных или бредовых идей может оказаться “сквозной” при различной степени депрессии, окрашиваясь ею или приобретая новые детали.

    Характерные особенности сложных, глубоких, тяжелых депрессий представляют собой проявления достигших большой выраженности базальных структурных компонентов, присущих депрессиям уже при самой слабой их степени. Выраженная психическая анестезия, меланхолические формы бреда имеют свои симптомы-предвестники, так же как и крайние степени тревоги, витальной тоски. От ослабленного чувства эмоционального отклика до глубокой психической анестезии можно уловить непрерывность переходов. Множество переходов устанавливается и между простыми пессимистическими опасениями за свое здоровье, свое место в семье, обществе и бредовыми идеями (ипохондрическими, разорения, социального осуждения). Более трудным представляется объяснение во многих случаях генеза бреда самообвинения, хотя после своего возникновения и этот тип бреда видоизменяется по общим закономерностям развития депрессивных типов бреда (в сторону парафрении). Зависимость его возникновения не только и не столько от глубины депрессии, установленное значение возраста и культуральных особенностей указывают на большое значение личностного опосредования. Тем самым эта форма бреда относится к симптомам депрессии, выражающим более целостные личностные реакции (суицидальные установки, отношение к болезни).

    Сохранность цельности личности, представления о собственной норме, а на поздних этапах об общечеловеческой норме в сочетании с тягостным аффектом и чувством измененности могут объяснять многие особенности клинической картины.

    Структурно-динамическое описание депрессивного приступа на всех его этапах и во всем объеме характерных для него симптомов показывает своеобразие расстройства, лежащего в основе депрессивных фаз.

    Отмеченные особенности клинической картины “сложных” (бредовых) депрессий, так же как и характер симптомов более простых фаз, свидетельствуют об отсутствии нарушений рецептивно-бредового (онейроидного в широком смысле) характера и признаков диссоциативного расстройства самосознания. На всех симптомах депрессий, от слабых (циклотимических) до осложненных (психотических) форм, лежит печать сохранности единства и цельности личности и способности к правильному восприятию. Клинический тип депрессии, хотя и определяется прежде всего степенью аффективно-энергетического расстройства, в значительной степени приобретает и характерные особенности, связанные с личностными реакциями. Этим можно объяснить относительно большое число клинических разновидностей депрессий при слабой выраженности расстройства.

    Психопатологическая структура маниакальной фазы.

    В многочисленных работах по описанию маниакальных фаз циркулярного психоза дана исчерпывающая клиническая характеристика мании. Достаточно детально описаны и легкие степени расстройства (гипомании) и предельно выраженное маниакальное возбуждение. В феноменологических анализах мании (Вinswanger, Еу, 1954) делается попытка определить качественное отличие маниакального состояния от нормального и от депрессивного. Мы ограничимся кратким рассмотрением лишь двух вопросов: о диапазоне симптомов, наблюдаемых при маниакальных фазах типичного циркулярного психоза, и о связях между симптомами различных по степени выраженности маниакальных фаз.

    Приведенная выше детальная характеристика депрессивной фазы может облегчить решение нашей задачи. Как и при депрессивных фазах, степень выраженности маниакального расстройства может варьировать в широких пределах. Для первоначальной, наиболее слабой степени—циклотимической гипомании — характерно повышение общего тонуса, появление чувства бодрости, благополучия. Все психические процессы протекают легко, оптимально для больного. Больной по всем основным показателям выглядит ближе к норме, чем обычно. Хотя и чувство полного благополучия и оптимизм часто несоразмерны с реальным положением и перспективными возможностями, несомненно, что продуктивность больного повышается. Часто периоды такой гипоманни отмечены созидательной деятельностью. Правда, болезненное чувство, что вес возможно, обилие энергии и жажда деятельности могут привести к хорошо известным в клинике последствиям в семейной, профессиональной, общественной сферах общения больного. В сжатой формулировке это состояние первой степени мании определяется сочетанием повышения витального тонуса с субъективным чувством полного благополучия. Подобного рода гипоманиакальные состояния чаще выявляются в доманифестном периоде и обычно не оцениваются как психическое расстройство.

    Для следующей формы типичной мании характерным является выраженность аффективного характера расстройства. Мимика, поведение, деятельность, голос, речь, содержание ответов, стремления и субъективное состояние больных выражают наступившее в их самоощущении н самосознании “перерождение”. Речь идет о классической простой мании, столь яркой клинически и столь красочно описанной в литературе. Больной полон энергии, радости, оптимизма, чувства полного телесного и умственного благополучия. Не останавливаясь на хорошо известной клинической картине простой мании, отметим только, что, несмотря на разительные изменения самочувствия и поведения больных, их высказывания и оценки не выходят за пределы беспечно-оптимистических и благожелательно-безответственных заявлений и обещаний сверхценного характера. Нет бредовых искажений и переживаний.

    Для бредовой мании характерна тесная связь бредовых идей с аффективным нарушением. Сами бредовые идеи сохраняют характер скорее сверхценных суждений, чем настоящего бредового искажения. Личность больного, его “Я”, его стремления не сосредоточены на бредовых переживаниях. Они скорее как бы придумываются больным для заполнения конкретным адекватным содержанием их предельно выраженного чувства физического и духовного всемогущества.

    Этим объясняется характерное впечатление игры (в том числе выдумывания), которое остается при беседе с больными. Такая неохваченность сознания и личности больных бредом остается и при бредовых маниях с фантастическими бредовыми идеями (маниакальная парафрения).

    Описанная динамика нарастания маниакального возбуждения клинически выступает более четко, чем динамика депрессии, при которой большинство симптомов “субъективные”, характеризуют внутреннее состояние больных. При мании можно судить о ее степени и по моторике, и по мимике, и по спонтанным высказываниям. Нет, следовательно, надобности показывать, что маниакальное нарушение настроения имеет последовательные по интенсивности степени. Не будем подробно останавливаться и на вопросе типологии маниакальных приступов циркулярного психоза. Напомним только, что распространенное в клинической практике деление на гипоманию, простую и бредовую манию и на маниакальную парафрению достаточно полно отражает и клинику, и описанную общую динамическую структуру, и внутренние связи между разными проявлениями мании. Такое деление во многом аналогично типам депрессии в приведенной выше систематике.

    Все сказанное позволяет отметить как характерное для маниакальных фаз расстройство, структура которого определяется лишь изменением внтального тонуса, аффективного фона и самоощущения. При своем нарастании это расстройство достигает такой степени выраженности, при которой положительное самочувствие настолько заполняет самосознание, что вопреки ясности сознания больной утрачивает способность соразмерять свое поведение, свои действия со стимулами. “Я” больного оказывается в плену наступившего ощущения перерождения, обновления. Естественно, речь идет не об отношении первичного к вторичному, а об образном сравнении. Мы хотим, как это было сделано и для депрессивного приступа, обратить внимание на тесную связь содержания сознания маниакального больного с наступившим изменением самоощущения. Именно при нарастании своеобразного расстройства самоощущения закономерно меняется и самосознание. Начинаясь как изменение самоощущения в виде оптимального самочувствия, бодрости, легкости протекания всех функций, при своем нарастании это расстройство достигает степени чувства перерождения, физического и умственного расцвета. Далее, как и при депрессии, нарушение самоощущения переходит в расстройство сознания собственной личности (маниакально-парафренное состояние).

    Анализ психопатологической структуры депрессии и мании при циркулярном психозе позволяет отметить как характерную особенность отсутствие симптомов, указывающих на нарушение сознания. Это касается основной массы больных депрессией и манией. Далее можно отметить, что при всех степенях аффективного нарушения нет признаков диссоциативных нарушений самосознания. Даже при крайних степенях депрессии и мании сохраняется чувство цельности своей личности, своего “Я”.

    Очерченность клинических проявлений циркулярного психоза симптомами только аффективными и аффективно-бредовыми с оттенком сверхценности — главная психопатологическая особенность типичного маниакально-депрессивного психоза. Для его приступов (фаз) не характерны ни нарушения сознания (типа помрачения), ни диссоциативные расстройства (галлюцинаторной бредовые, психические автоматизмы, качественные нарушения мышления). Для появления симптомов “неаффективного регистра” нужны, по-видимому, и дополнительные условия. К этому вопросу мы еще вернемся.

    Как мы видели при характеристике Динамической структуры приступа рекуррентной шизофрении, с самых начальных стадий на динамику развития аффективного нарушения как бы накладывалась и постепенно доминировала динамика другого типа нарушения, ведущего от перцептивно-аффективного искажения к грубому чувственно-смысловому (онейроидному) нарушению.

    Мы не коснулись вопроса лабильных и смешанных аффективных приступов циркулярного психоза. В связи с этими сложными аффективными фазами возникает ряд трудных вопросов. В плане психопатологической структуры таких приступов трудностей при анализе не возникает, когда речь идет о сдвоенных, строенных, континуальных фазах. Относительно понятны и периоды “смешанного аффекта” при переходе из одной фазы в другую. Истинные смешанные состояния подлежат специальному анализу в рамках атипичных фаз не только циркулярного психоза, но и аффективных психозов в более широком плане.

    Исследования последних лет показали, что вопросы “атипии” отдельных фаз маниакально-депрессивного психоза должны рассматриваться с учетом преморбидного личностного склада больных и возраста. Особенно убедительные данные дает изучение поздних депрессий и депрессий пубертатного и юношеского возраста. В том и другом возрастном периодах в силу значительной выраженности возрастных особенностей аффективные фазы выглядят очень часто атипичными. Значительная лабильность интенсивности (характерная для пубертатного возраста) в сочетании со склонностью к сверхценным оценкам придают депрессиям и маниям этого периода атипичный вид. Как и в позднем возрасте, удельный вес возрастных закономерностей значительно повышается. Но как бы то ни было и для этих периодов жизни фазы и более сложные приступы сохраняют свою основную аффективную структуру, а их видоизменение не выходит за рамки динамики описанных аффективных приступов циркулярного психоза. Нет ни симптомов помрачения сознания, ни расстройств параноидного и галлюцинаторно-параноидного типа.

    www.psychiatry.ru

    Это интересно:

    • Эко синдром дауна Я испортила жизнь своим детям! "Неужели это я виновата в том, что мои близнецы родились с синдромом Дауна?" - такой вопрос задает себе 39-летняя Мелани Прескотт из Великобритании. Женщина корит себя за то, что прошла через процедуру ЭКО. Когда в прошлом году Мелани сообщили о том, что в ходе ЭКО ей удалось зачать […]
    • Методика выявления шизофрении Диагностика шизофрении Брошюра о шизофрении: - Читать - Заказать online Заказать брошюру также можно по телефону: 8-800-700-0884 В начальном периоде заболевания диагностика шизофрении довольно сложна, поэтому психиатры обычно не торопятся с постановкой диагноза, наблюдая пациента не менее полугода. На […]
    • Симптомы стресса и переутомления Переутомление и утомление, симптомы, признаки и как лечить Здравствуйте читатели сайта www.worldmagik.ru. Сегодня затронем тему здоровья. Часто нашему хорошему самочувствию препятствует множество факторов. Это стресс, депрессия, всякие болезни, бессонница и, конечно же, усталость. В этой статье поговорим о […]
    • Положительная форма стресса это Психология Стресса. Новейшая. Краткая. Виды Стресса. Стресс. Различают 2 формы психологического стресса в медицине, физиологии и психологии, это (эустресс) — положительная форма стресса и (дистресс) — отрицательная форма стресса. По характеру воздействия стресса на человека, стресс подразделяют на следующие виды : […]
    • Детский центр неврозов на чапыгина 13 Детский центр неврозов на чапыгина 13 Амбулаторная служба работает по территориальному принципу. Районные Психоневрологические диспансерные отделения (ПНДО) осуществляют консультативно-лечебную, реабилитационную, социальную помощь детям и подросткам Санкт-Петербурга и их семьям. Отделения работают в контакте с […]
    • Как бороться с дородовой депрессией Дородовая депрессия и эмоциональные нарушения у будущих мам Согласно результатам современных исследований практически каждая десятая беременная женщина страдает от предродовой депрессии. Такое состояние вызвано множеством изменений в период ожидания ребенка. Дородовая депрессия у беременных является далеко не […]
    • Как ребенка избавить от заикания Заикание не приговор и не порок. Боремся вместе с ребенком Начиная c двухлетнего возраста ребенка, родители могу заметить, что малыш разговаривает с заиканием. Большинство пап и мам при этом впадают в панику. Они представляют, что заикание у детей поставит крест на их нормальном общении со сверстниками, отношениях, […]
    • Шизофрения от бабушки Шизофрения передается по мужской линии Истинные причины шизофрении не выявлены до сих пор. Наука знает множество теорий о факторах, влияющих на появление этой болезни, запускных механизмах и предрасположенностях. Но научный мир пока не подтвердил эти теории с вероятностью в 100%. Итак, самыми распространенными […]