Отличия паранойи от шизофрении

Паранойя и шизофрения: отличия

Параноидная шизофрения является одним из наиболее часто встречающихся видов данного расстройства. Она имеет несколько вариантов своего выражения к которым можно относиться в качестве этапов патогенеза. Классический вариант развития расстройства имеет такую схему.

Этапы большого пути

  1. Начальный или инициальный период. Он может быть связанным с симптомами, которые проявляются при каком-то другом расстройстве, к примеру, депрессии. В это время больные могут и не бредить, не испытывать галлюцинаций, но в голову уже приходят странные мысли. К каждому какие-то свои…
  2. Паранойяльный период. Это, собственно, дебют. На этом этапе больные уже бредят, но бред ещё не сопровождается галлюцинациями или какими-то признаками автоматизма. Следует сделать одну оговорку. Галлюцинации, чаще слуховые, могут всё же и встречаться. Иногда это происходит в момент отхода ко сну или в момент неожиданного пробуждения. Но сильного влияния на сознание больного это ещё не оказывает.
  3. Параноидный период. Этап, когда бред становится хорошо заметным. Чаще он является разнотематическим, а идеи не поддаются систематизации. У подавляющего числа больных наблюдаются галлюцинации — слуховые, реже — зрительные. Возможен и синдром Кандинского — Клерамбо, который представляет собой идею воздействия. Некоторые больные думают, что кто-то вставляет им в голову мысли или ворует их. Тут уже понятно, чем отличается паранойя от шизофрении — ничем, это один из видов всего комплекса синдромов шизофрении.
  4. Парафренный период. Наиболее тяжелая форма проявления расстройства. Это и галлюцинации и фантастическое содержание бреда. Больные «переселяются» в мир искаженного восприятия себя, других людей и явлений этого мира.

Все указанные выше синдромы входят в параноидную шизофрению. Когда-то психиатры пытались выделять парафрению в отдельный вид расстройства, но впоследствии учёное сообщество пришло к выводу о том, что это не имеет никакой целесообразности.

Паранойя и шизофрения — это как русский и лицо русской национальности. Бывают формы шизофрении, которые можно выделить в отдельные блоки, но если есть основные признаки в виде бреда и галлюцинаций, то смело можно говорить и про параноидный синдром.

Завершается данный патогенез тем, что наступает устойчивый и ярко выраженный шизофренический дефект. Однако следует иметь в виду, что характер течения расстройства непредсказуем и деление на этапы правомерно лишь в качестве общего ориентира, который позволяет понять, что именно происходит с пациентом и как с ним быть. На практике этапы могут:

  • растянуться во времени на долгие годы;
  • пролететь очень быстро;
  • не сменить друг друга вообще никогда.
  • К примеру, параноидный характер может и не перейти в парафренный. К тому же, если речь идёт про пациентов, то значит они принимают или когда-то принимают препараты, а те купируют определённые симптомы.

    Сказать о том, что паранойя это шизофрения — не сказать ничего, поскольку сам характер проявления расстройства может быть любым. Более того, паранойяльный период у определённых больных может длиться всю жизнь и никогда не обрасти серьёзным бредом или слуховыми галлюцинациями и видениями. В результате мы получим весьма неординарную личность, со своим комплексом счастья и несчастья, но никакого морального или юридического права оказывать стигматическое воздействие выявлением симптомов и постановкой диагноза ни у кого нет.

    Амбивалентность при шизофрении

    Если отнять бред и галлюцинации, то паранойя, шизофрения — это что? На чём она будет держаться? Ещё со времён жизни и работы автора термина, человека впервые описавшего комплекс шизофрений и введшего само понятие, Эйгена Блейлера чётко видно, что это амбивалентность. Она выражается и в принятии решений, и в эмоциях, и в мыслительном процессе. Человек одновременно хочет и не хочет, избегает и стремится к чему-то и так далее. При этом мысли крутятся очень странные. Таким образом может выражаться паранойяльная шизофрения. Плюс к этому подозрительность, замкнутость, даже некоторая агрессивность. Очень спорным было бы утверждение того, что это расстройство или болезнь. Другое дело, если человек испытывает манию преследования и бред его носит персекуторный характер, а сам он страдает. Понимает он то, или нет. Он может страдать от того, что его кто-то преследует, по его мнению, а на самом деле от своих идей, искаженного восприятия действительности и безопасности. Разумеется, ему необходима помощь, но в рамках не переходящих границы этичности.

    Что же касается тех людей, кто считает, что паранойя и шизофрения отличия какие-то могут иметь, то им можно позавидовать. Раз кто-то так думает, то с сущностью проблем не знаком, а уже это большая удача. И не надо… Продолжайте думать так и дальше.

    psycholekar.ru

    Жестокий, беспощадный диктатор Иосиф Сталин и гениальный художник Винсент Ван Гог… Что объединяет этих, казалось бы, совершенно разных людей? Ответ известен давно – у обоих имелись проблемы с психикой. Правда, на этом их похожесть заканчивается. Как в деяниях, так и в заболевании. «Вождь всех народов» страдал паранойей, а гений постимпрессионизма был ярко выраженным шизофреником. И эти две исторические личности – вовсе не исключения из правил. В ряду великих людей можно найти немало потенциальных клиентов психиатрических клиник. Причем прослеживается интересная закономерность – как правило, большинство знаменитостей, страдающих шизофренией, были людьми творческими и, в принципе, безобидными. А вот известные параноики зачастую знаменуют собой мрачные страницы истории (Сталин, Гитлер, Людовик XI и т. д.), хотя и среди них попадались вполне мирные гении (во всяком случае, для человечества), например, тот же Бобби Фишер, сильнейший шахматист XX века. Почему возникает такое различие в деятельности этих личностей? Видимо, чтобы разобраться в данном вопросе, следует понять, чем отличается паранойя от шизофрении. Попробуем это сделать.

    Определения, формулировки, признаки

    Для паранойи и шизофрении существует немало определений – начиная с достаточно простых и заканчивая сугубо научными формулировками, напичканными узкопрофессиональными терминами, в которых рядовой обыватель без специализированного словаря вряд ли разберется. Поэтому постараемся рассказать о рассматриваемых понятиях предельно незамысловато и доступно.

    В первую очередь следует понимать, что это – психическое расстройство, никоим образом не могущее считаться здоровым состоянием психики. Дело в том, что раз за разом предпринимаются попытки выдать известных исторических личностей с явными параноидальными наклонностями за вполне нормальных людей. Идеология, текущий политический момент способствуют выдвижению подобных теорий даже в научных кругах. Что, конечно, в корне неправильно. Объективно и кратко эту болезнь можно описать следующим образом: мировоззрение отдельного индивидуума, основанное на ложных предпосылках. Расшифруем сказанное.

    Прогрессирование паранойи приводит в конечном итоге на больничную койку психиатрической клиники. Больной человек становится опасен для окружающих. Те «причуды», которые раньше воспринимались большинством людей с усмешкой, могут превратиться в реальную угрозу. Например, параноик относился с подозрением к своим коллегам по работе. А, как правило, у таких больных все фобии связаны в первую очередь с верой в угрозу их жизни, личной безопасности. И вот наступает момент, когда «клиент созрел». Он уже твердо убежден, что сотрудники его небольшого отдела по продаже зубных щеток окончательно решили его убить и произойдет это в ближайшие дни. Причем даже бегство на соседнюю планету его не спасет – достанут и там. Остается один выход. Взять в руки автомат, пистолет, охотничье ружье, прийти утром на работу и разнести там всех и все в клочья. И это не сценарий очередного ужастика. Такие реальные «блокбастеры» выходят на экраны ТВ чуть ли не каждый день.

    Ну а когда личность, страдающая паранойей, обладает огромной властью? Тогда счет уже идет на тысячи, миллионы человеческих жизней. Чтобы убедиться в этом, далеко ходить не надо. Достаточно заглянуть в историю 20 века.

    Однако, как ни странно, есть у этой болезни и положительные стороны. В большинстве своем люди параноидального типа отличаются высокой организованностью, аккуратностью и педантичностью. Они очень хорошие исполнители. Особенно это касается работ, не несущих каких-то рисков и не требующих гибкого и творческого подхода.

  • дезориентированное мышление, малопонятная речь;
  • Вспомните эпохальные, неожиданные открытия ученых, кипящие неподдельной страстью и болью стихи гениальных поэтов, завораживающие, полные безумия картины великих художников… И почти все они, это общепризнанный факт, в той или иной мере страдали шизофренией. Почитайте биографии человеческих гениев ушедших времен и обратите внимание на последнюю ноту их жизни. Мало кто из них тихо скончался у теплого семейного очага, окруженный благодарными современниками. У большинства из них совсем другой конец, в основном трагический.

    Он живет в полуреальном мире, где он велик и неповторим. Неудивительно, что люди вокруг него мелки и невзрачны (для него).

    thedifference.ru

    Разница между паранойей и шизофренией

    Признаки паранойи

    В видение мира у параноика заложена сверхидея. Эта идея имеет для него максимальную ценность и значимость. Все, что не соответствует ее сути, беспощадно и безоговорочно отвергается. Если человека с нормальной психикой можно переубедить в каком-то вопросе или даже заставить поменять всю систему взглядов, то для параноика такое неприемлемо. Никакие доводы здравого смысла, неопровержимые факты на него не действуют. Девиз один – победа или смерть.

    Маниакальная подозрительность, огромный эгоцентризм, величие собственного я как главного проводника личной сверхидеи – вот, пожалуй, основные признаки этого душевного расстройства.

    Параноик постоянно ищет «внешних врагов». Обусловлено это, как правило, регулярными жизненными неудачами и промахами. Полное отсутствие самокритичности не позволяет обвинить себя самого. Следовательно, нужен кто-то извне. Тот, на кого можно возложить ответственность за собственные провалы. И совсем необязательно, чтобы это была отдельная личность. Виноватыми назначаются определенная группа людей, народность (национальность), какая-то страна или даже целый мир. В общем, выражаясь простым языком, всегда нужен «козел отпущения». И не важно, кто выступит в его роли – один человек или вся Галактика. В истории есть сотни, если не тысячи, примеров на эту тему.

    Заглянем теперь в похожую, но все же немного другую область заболеваний человеческого разума – шизофрению. Предварительно заметим, что отличие паранойи от шизофрении хорошо прослеживается на начальных стадиях обоих заболеваний. С развитием процесса один недуг плавно совмещается с другим.

    Шизофрения

    Буквально слово шизофрения переводится с древнегреческого как «расщеплять, раскалывать ум, мышление, мысль». И, в общем-то, древние были правы – в основе этой болезни лежит расслоение личности, особо заметное при тяжелых формах расстройства.

    Основные симптомы шизофрении давно известны и многократно описаны:

  • фантастический бред на регулярной основе (общение с инопланетянами, загробным миром и т. п.);
  • слуховые галлюцинации (человек слышит голоса);
  • так называемые псевдогаллюцинации – больному кажется, что кто-то забрал у него мысли, заменив своими.

Выше мы привели признаки, при наличии которых человек уже подлежит госпитализации и обязательному лечению. Однако основная масса людей, имеющих симптомы этого заболевания, спокойно живут и работают, в большинстве своем даже не подозревая о наличии недуга. Мало того – многие из них становятся знаменитыми учеными, художниками, поэтами, писателями и считаются вполне адекватными людьми.

У таких личностей существует свой, отличный от стандартного, внутренний мир – иногда гораздо богаче и глубже, чем у среднего человека. Они, как правило, малообщительны, им неинтересны серые реалии будней и обычные «людишки» с их убогими мыслями. Шизоид проживает свою, яркую жизнь в собственной, выдуманной вселенной. Там у него есть свои озарения, свои страсти и страдания.

У шизофреника имеется масса идей. Некоторые приводят к Нобелевской премии, некоторые – на койку психиатрической клиники.

Шизофренику кажется, что на него, вернее на его идеи, никто не обращает внимания. Это его обижает. Он начинает «доставать» окружающих своими замыслами и зачастую переходит в своем усердии границы здравого смысла.

Таким образом, если сравнивать первичные признаки паранойи и шизофрении, то можно заметить существенные различия между ними. Некоторые из них даже полностью противоположны. Однако об этом чуть ниже.

Итак, мы рассмотрели основные признаки этих самых распространенных психических заболеваний. Теперь составим таблицу, где приведем сухую выжимку из упомянутых фактов.

Как отличить шизофрению от психоза?

Расхождения во мнениях и связанные с этим трудности у экспертов возникают, когда необходимо распознать продромальный период болезни, а также ее подострое начало. Особенно, отличие псхоза от шизофрении бывает затруднительным в случае вялотекущего процесса, при глубоких ремиссиях, а также в тех случаях, когда имеет место сочетание шизофрении с алкоголизмом. Отличить психоз от шизофрении затруднительно, если пациент перенес психическую травму, когда клиническая картина имеет психогенные включения. Кроме того, порой бывает не просто провести границу между начальными симптомами шизофрении и психопатиями и невротическими состояниями.

Чтобы детально разобраться в ситуации, необходимо детально изучить клиническую картину, выявить, в чем заключены характерные особенности пациента. В том числе, требуется обратить внимание на внешние события, которые предшествовали заболеванию. Все эти меры способствуют правильной диагностике. Если имеет место невротическое состояние, то самыми заметными в данном случае считаются признаки слабости, астении, раздражительности. Как известно, у больных психозами эмоции более яркие, живые, на них всегда влияют обстоятельства. Что касается шизофрении, то уже в начальный период имеется возможность отметить особую неадекватность в плане эмоций. У больного возникают расстройства мышления, они выражены в виде некой остановки мыслей, своеобразных наплывов, в некоторых случаях имеются проявления аутизма на начальной стадии.

Медики считают, что эмоциональная реакция страдающих шизофренией пациентов чрезмерно ригидна, и вызвавшая их реальная ситуация начинает без причины преобладать в сознании пациента, к тому же у больного возникает болезненное толкование ситуации. В некоторых случаях, выявить отличие между шизофренией и психозом становится возможным благодаря характеру действия, являющегося общественно опасным. На данное стадии заболевания подобное состояние может являться чуждым, оно происходит неожиданно для самого пациента.

Дифференциальная диагностика

Дифференциальная диагностика психопатии и шизофрении имеет свои особенности, например, важно изменение личностных характеристик, возникновение безразличия, апатии, расстройств мышления. Согласно катамнистическим наблюдениям, при несвоевременном распознании шизофрении, которая изначально была диагностирована, как психоз, имеет место медленное развитие психических изменений, типичных для шизофрении. В Израиле отличие шизофрении от психоза проводят опытные специалисты, они знакомы с трудностями диагностики, которые возникают в случае ремиссии, сопровождаюшейся психопатоподобным поведением пациентов.

В подобных случаях истинную природу психических изменений можно обнаружить лишь при тщательном исследовании, когда проводится углубленное изучение динамики данного состояния психики. Кроме того, для проведения диагностики вместе с данными о заболевании имеют значение ряд признаков. Например, рудименты бредовых идей, вычурные позы, кататоно-гебефренические микросимптомы, элементы так называемого кривого мышления, легкая дурашливость, и прочее. Могут возникнуть значительные трудности, если необходимо отграничить шизофрению, сопровождающуюся систематизированным бредом,т от такого состояния, как паранойяльное развитие психопатических личностей.

По мнению медиков, стадия развития клинических симптомов отличается меньшим количеством затруднений, связанных с дифференциальной диагностикой. В подобных ситуациях шизофрению необходимо отличить от возможных симптоматических психозов, которые имеют шизофреноподобную симптоматику. В частности, имеются в виду травматические психозы, ревматические психозы, сифилис мозга, и прочее. Также необходимо отличать шизофрению от пресенильного и циркулярного психоза. Известно, что если симптоматический психоз обусловлен органическим поражением, то дают о себе знать такие нарушения, как сниженный интеллект, ухудшения памяти, истощаемость, и другие признаки.

Особенности отличия психоза от шизофрении

Очень важно отличать шизофрению от такого заболевания психики, как реактивные психозы. Именно с ними специалистам приходится иметь дело, если речь идет о судебно-психиатрической практике. Кроме того, нередко происходит так, что природа болезненного состояния может быть определена только в том случае, если принимается во внимание динамика психических расстройств. Часто при наличии психотравмируюшей ситуации может быть видоизменена клиническая картина шизофрении. Что касается психогенных факторов, то они отличаются разнообразностью, отличие психоза от шизофрении в Израиле всегда проводится с учетом симптоматики и формы процесса.

Нередко у пациентов наблюдаются бредовые и галлюцинаторные переживания, которые являются ситуационно окрашенными. В частности, это касается пациентов, имеющих психоз параноидного варианта. При этом клиническая картина представлена депрессивным аффектом, который может производить впечатление, что человек реагирует адекватно ситуации. Поэтому возникает маскирующий эффект, из-за которого затрудняется отличие психоза от такого сложного заболевания, как шизофрения. При этом, благодаря монотонности, сочетающейся с проявлениями ипохондрии, можно сделать выводы о процессуальной природе болезни.

Психическая травма оказывает существенное влияние на находящихся в состоянии ремиссии пациентов с диагнозом шизофрения. В частности, могут возникнуть более очерченные состояния, обострения. Как считают некоторые експерты, шизофрения чаще становится причиной помутнения рассудка, и нередко подобное состояние заканчивается раздвоением личности. Что касается психоза, то это состояние можно назвать агрессивным поведением человека, которое может быть спровоцировано определенной ситуацией.

www.psyportal.net

Отличия паранойи от шизофрении

(Е. Bleuler, К. Kolle, W. Mayer-Gross и др.; ряд отечественных авторов)

Перейдем к исследованиям второго направления, когда паранойя рассматривается в ряду эндогенных психозов. Несмотря на сходство взглядов, касающихся генеза заболевания, сторонники этого направления придерживаются разных точек зрения относительно нозологической принадлежности, границ паранойи. Прежде всего следует

остановиться на работах, в которых отрицается самостоятельность паранойи, а большинство случаев, первоначально относившихся Е. Kraepelin к этому заболеванию, рассматривается в рамках атипично протекающей шизофрении.

Предположение о единстве паранойи и шизофрении высказал Е. Bleuler еще в 1911 г., а подробнее обосновал в более поздней монографии «Аффективность, внушаемость и паранойя» (пер. с нем., 1929). Говоря о паранойе, Е. Bleuler имеет в виду неизлечимую болезнь с «логически обоснованной», незыблемой бредовой системой, построенной на основе болезненного применения к своей личности всего, что происходит в окружающей среде; заболевание не сопровождается значительными нарушениями мышления и аффективной жизни, протекает без галлюцинаций и последующего слабоумия.

«Поглупение», которое наблюдается при паранойе, следует отличать от слабоумия. Оно скорее напоминает состояние людей, занятых односторонней работой, мыслящих и ведущих наблюдения в одном направлении. Большое значение в развитии паранойи автор придает структуре аффекта, перевесу аффекта над логикой. Аффективность параноиков обладает слишком большой выключающей силой по отношению к прочности логических ассоциаций и в то же время отличается стойкостью (в противоположность лабильности истериков).

Переходя к вопросу о нозологической самостоятельности паранойи и ее соотношении с шизофренией, автор различает два аспекта, а следовательно, и два пути для решения этой проблемы. Исходя из практической необходимости, следует различать понятия «паранойя», и «шизофрения». Это вытекает из следующих соображений. В случаях крепелиновской паранойи вне бредовой системы нет ассоциативных расстройств и других грубых аномалий и прежде всего нет слабоумия- Следовательно, вне бреда нет, казалось бы, никакой болезни. Это обстоятельство практически существенно в смысле определения прогноза, так как свидетельствует о возможности несравнимо более благоприятного исхода в случаях паранойи по сравнению с другими бредовыми психозами.

Если же определить это заболевание со всех других (кроме оценки симптоматической картины и практической значимости) точек зрения, т. е. в общетеоретическом аспекте, то приведенных фактов совсем недостаточно для суждений о нозологической самостоятельности паранойи. Напротив, представляется правомерным трактовать паранойю как синдром, который следует, по мнению Е. Bleuler, рассматривать в рамках шизофрении, причем «весьма хронически протекающей шизофрении», которая «столь мягка», что еще не может привести к нелепым бредовым идеям. Другие же, менее бросающиеся в глаза симптомы, так мало выражены, что наличие их мы не в состоянии доказать. «Если болезнь прогрессирует, то она приводит к слабоумию, и возникающая деменция имеет специфический характер». Но, как подчеркивает далее Е. Bleuler, «болезнь не обязательно должна прогрессировать».

Таким образом, развитие шизофренического процесса может приостановиться в любой стадии, а. следовательно, и тогда, когда слабоумие еще не заметно. Отсюда и вытекает утверждение Е. Bleuler о том, что отсутствие слабоумия при паранойе не может служить дифференциально-диагностическим признаком для отграничения ее от шизофрении. В то же время о родстве паранойи с шизофренией свидетельствует единство предрасположения. Шизофрения и паранойя представляются выросшими из одного корня. Шизоидное предрасположение является необходимым предварительным условием для возникновения обеих болезней. Различия сводятся лишь к степени шизопатии и, следовательно, носят по существу уже в этот период количественный, а не качественный оттенок. Будущие параноики проявляют такие же странности, как и многие потенциальные «шизофреники» и их родственники.

Механизм бредообразования при паранойе идентичен с таковым при шизофрении, Шизофренический процесс может вызывать слабость ассоциативных связей, в силу которой даже мало повышенная аффективность оказывает болезнетворное влияние на течение мышления, не приводя при этом к грубым логическим расстройствам последнего. Следовательно, заключает Е. Bleuler, понятие шизофрении пересекается с понятием паранойи, и некоторые, хотя и редкие, наблюдения, в которых мы в течение продолжительного времени усматриваем только картину паранойи, могут все же дать основания для диагностики шизофренического процесса (в этом плане E. Bleuler рассматривает и «случай Вагнера», приводимый R. Gaupp).

Наиболее последовательно такой квалификации придерживаются некоторые сторонники гейдельбергской школы, продолжающие клинические традиции Е. Kraepelin, а также психиатры, которые, разрабатывая проблему паранойи, следуют взглядам Е. Bleuler. Квалификация паранойи как симптоматической картины, принадлежавшая Е. Bleuler, нашла отражение и в ряде других исследований (R. Kjambach, 1915; G. Eisath, 1915; О. Magenau, 1922).

К. Kolle в ранних работах (1931) обосновывает свою позицию в отношении проблемы паранойи, исходя из данных катамнестического обследования больных, описанных ранее Е. Kraepelin, и собственных наблюдений. Дальнейшее развитие эти взгляды получили в более поздних исследованиях автора (1955, 1957). К. Kolle отрицает паранойю как самостоятельное заболевание. Небольшая часть наблюдений, которую и Е. Kraepelin одно время относил к группе психогений (бред кверулянтов), рассматривается К- Kolle в рамках психопатии. Во всех остальных случаях, по его мнению, речь идет о шизофрении. В подтверждение такой точки зрения К. Kolle приводит следующие аргументы. Основной признак болезни — бред — по своему характеру, если отвлечься от психологического его толкования и подойти в плане естественнонаучного рассмотрения, ничем психопатологически не отличается от такового при шизофрении.

«Первичность», психологическая невыводимость бредообразования и является основным критерием, свидетельствующим о единстве паранойи и шизофрении. Различия же сводятся к тому, что в случаях, относимых к паранойе, на всем протяжении заболевания бред остается единственным симптомом, а при шизофрении бред предшествует ряду других симптомов (галлюцинации, аутизм, «распад личности» и т. д.). Причем, подчеркивает К. Kolle, больные с изолированным бредом, сохраняющим от начала до конца характер замкнутой, логически обоснованной системы, составляют исключение, на что указывают не только клинический опыт, но и статистические данные. Так, среди 30 000 больных, исследованных в свое время Е. Kraepelin, К. Kolle обнаружил лишь 19 таких больных (но у 9 из них в дальнейшем все же выявлены были несомненные признаки Шизофрении). Joche среди 13531 больного, обследованного в 1953— 1955 гг., отметил лишь 8 аналогичных больных. Таким образом, случаи, относившиеся к паранойе, отличаются от шизофрении лишь своеобразием динамики процесса, что не является само по себе нозологическим признаком и может свидетельствовать, по мнению К . Kolle, только об особом виде течения шизофрении. С другой стороны, автор приводит ряд позитивных признаков, указывающих на возможные причины, обусловливающие более благоприятный характер течения заболевания у «параноиков» в отличие от «обычных» больных шизофренией. К этим причинам К- Kolle относит более поздний возраст начала заболевания, пикническое и пикнически-атлетическое телосложение, своеобразие преморбидной личности (преобладание среди «параноиков» синтонных и циклотимных субъектов, а также сензитивных и чудаков) и, наконец, благоприятные (по сравнению с «классическими» проявлениями раннего слабоумия) наследственные констелляции.

W. Mayer-Gross, относя паранойю к бредовой шизофрении, в своем докладе на Всемирном конгрессе психиатров в Париже (1950) подчеркнул, что попытки квалифицировать паранойю как самостоятельное заболевание оказались тщетными. В то же время автор подчеркивает, что при постепенном развитии процесса психоз может обусловить параноидное поведение, которое внешне выглядит так, словно оно детерминировано жизненной ситуацией. Однако в этих случаях имеет, по-видимому, место малозаметное начало, сопровождающееся соответствующими изменениями личности. В пределах этих изменений и происходит интеграция параноидного поведения с окружающими обстоятельствами. Отсюда и возникает «психологически понятный» бред ревности, сензитивный бред отношения и т. п.

Е. Verbeck (1959) также рассматривает паранойю как вариант шизофрении. При этом он особо подчеркивает роль предрасположения, которое, по его мнению, и предопределяет своеобразие течения заболевания. В случаях паранойи речь идет о шизофрении, возникающей на гетерономной почве — у лиц с гипертимическим предрасположением. При этом следует дифференцировать гипертимиков от циклотимиков. К циклотимикам относятся лица, у которых основное аффективное предрасположение неустойчиво и настроение попеременно то подавленное, то веселое. Гипертимики же характеризуются постоянным живым аффектом, им свойственна активность, большая трудоспособность, экспансивность, хорошая приспособляемость, приподнятое настроение. Именно гипертимики встречаются в семьях так называемых параноиков. С другой стороны, гипертимическое предрасположение редко встречается у больных шизофренией. По мнению Е. Verbeck, гипертимическое предрасположение и несет защитные функции. Поэтому при такой конституции шизофренический процесс проявляется не сразу, а если все же «атакует» личность, то заболевание, надо полагать, будет протекать малозаметно, без явных пертурбаций.

R. Lemke (1951, 1960), как и К. Kolle, склонен относить паранойю к парафрении, а последнюю рассматривать в группе шизофрении наряду с параноидной формой, гебефренией и кататонией.

Следует подчеркнуть что и ряд отечественных авторов рассматривает хронические бредовые психозы, относившиеся к паранойе, в рамках шизофрении.

В. И. Финкельштейн (1934) и К. А. Новлянская (1937) описали малопрогредиентные паранойяльные психозы, начальные проявления которых соответствовали, казалось бы, «сдвигам» отдельных характерологических особенностей личности, но в дальнейшем наблюдалась трансформация этих симптомов в соответствующие сверхценные образования. Авторы связывают своеобразие психопатологической симптоматики и развития заболевания с вяло протекающим шизофреническим процессом.

А. 3. Розенберг (1939) выступает против нозологической самостоятельности одной из разновидностей хронических бредовых психозов — инволюционной паранойи. Он приходит к выводу, что особого инволюционного бредового психоза не существует, а большинство наблюдений, рассматривавшихся К- Kleis t (1913) и некоторыми другими Психиатрами (П. Seelert, 1915; A. Serko, 1919) в рамках инволюционной паранойи, или парафрении, как самостоятельные заболевания, должно быть отнесено к поздней шизофрении. Как подчеркивает А. 3. Розенберг, в ряде случаев поздних бредовых психозов в анамнезе удается обнаружить надлом, не сопровождавшийся подчас глубокими изменениями жизненной линии личности, но знаменующий собой начало новых тенденций, внешне проявляющихся в постепенном отдалении больного от общества. Именно эти, наступившие вследствие шизофрении изменения, а не какой-то особый, свойственный паранойе процесс, будто бы способствующий развитию заложенных еще в здоровой личности тенденций, и создают заново предпосылки для бредообразования.

А. И. Молочек (1944), изучая конечные состояния шизофрении, показал, что именно наблюдение исхода психозов (а не их дебюта) дает возможность лишить нозологической самостоятельности ряд хронических бредовых заболеваний. При этом А. И. Молочек отмечает, что тщательное катамнестическое исследование больных, которым был поставлен диагноз паранойи, свидетельствует о том, что диагноз этот представлялся обоснованным только до определенного этапа развития болезни; последующие же наблюдения свидетельствовали о том, что весь симптомокомплекс принадлежит шизофрении. Своеобразие течения таких форм объясняется тем, что развитие параноидной шизофрении, как и всех других биологических процессов, идет не только по одному пути— прямолинейного непрерывного распада, приводящего к шизофренической деменции; возможен и другой путь — в сторону дальнейшей трансформации конституциональных параноидных основ личности. В соответствии с этим автор и описывает в качестве одного из вариантов течения шизофрении развитие процесса с постепенно нарастающими аффективными и волевыми изменениями личности и интеллектуальным дефектом (консолидированный тип дефектного состояния); возможна в дальнейшем и систематизация бреда, даже в конечном состоянии не подвергающегося распаду.

Развитие бредообразования идет в таких случаях, начинаясь, казалось бы, от реальных мотивов, ситуационных и реактивных обострений, к замкнутому зафиксированному, аутистическому бреду, теряющему постепенно свою зависимость от внешнего мира.

Г. Н. Соцевич (1955) среди больных паранойяльной шизофренией выделяет группу, у которой систематизированный бред наблюдался на всем протяжении заболевания, причем клиническая картина и течение здесь во многом соответствовали описаниям психозов, известных в литературе под названием паранойи.

В качестве признаков, свидетельствующих о правомерности диагностики шизофрении в подобных случаях, Г. Н. Соцевич указывает на психическое снижение, характеризующееся прогрессирующим эмоциональным опустошением, постепенным падением трудоспособности и, наконец, стойким расстройством мышления в виде непродуктивности, обстоятельности, вязкости.

Г. А. Ротшейтн (1961) прямо идентифицирует ипохондрическую паранойю донозологического периода с паранойяльной шизофренией. При этом он, так же как и Г. Н. Соцевич, говорит о шизофрении не только тогда, когда после длительного многолетнего периода, определяющегося систематизированным ипохондрическим бредом, на смену ипохондрической паранойе приходит ипохондрическая парафрения (т. е. паранойяльный этап развития заболевания сменяется параноидным и парафренным). В рамках шизофрении им рассматриваются также случаи с более благоприятным течением, где паранойяльные нарушения сохраняются десятилетиями, а иногда и всю жизнь. Возникновение монотематической ипохондрической идеи часто связано с каким-либо незначительным явлением соматического характера, вслед за чем у больного возникает бредовое убеждение в наличии какого-либо тяжелого заболевания (сифилис, рак и т. п.). С течением времени напряженность бреда уменьшается, но ипохондрические идеи не исчезают и не корригируются.

Хронически протекающие параноидные состояния с бредом толкования, не сопровождающимся обманами восприятия, описываются в рамках шизофрении и рядом других авторов (Н. Г. Романова, 1964; Л. М. Шмаонова, 1965—1968; E. G. Жислина, 1966; Л. Д. Гиссен, 1965). Так, Л. М. Шмаонова выделяет среди больных вяло протекающей шизофренией группу с преобладанием паранойяльных расстройств; в связи с благоприятным характером процесса, несмотря на давность заболевания, большинство этих больных находились в стационаре не более 1—2 раз, а иные — ни разу- Автор подчеркивает, что нередко в таких случаях диагностика на начальных этапах заболевания не выходила за пределы пограничных состояний. Лишь в дальнейшем обнаруживались малозаметные вначале изменения личности (вялость, замкнутость, монотонность, снижение интересов и инициативы), свидетельствующие о наличии вялотекущего шизофренического процесса. Такому диагнозу не противоречит и наблюдающаяся у этих больных известная социальная и даже профессиональная адаптация, так как медленное вялопрогредиентное течение позволяет наилучшим образом проявиться компенсаторным возможностям.

www.psychiatry.ru

Это интересно:

  • Методика выявления шизофрении Диагностика шизофрении Брошюра о шизофрении: - Читать - Заказать online Заказать брошюру также можно по телефону: 8-800-700-0884 В начальном периоде заболевания диагностика шизофрении довольно сложна, поэтому психиатры обычно не торопятся с постановкой диагноза, наблюдая пациента не менее полугода. На […]
  • Паразиты и невроз Паразиты и невроз Главная »» Научные учреждения, школы »» Институт фитотерапии »» Научные публикации версия для печати Стефановская И.В. Общероссийская медицинская ассоциация специалистов традиционной медицины и целителей (Москва) Гельминтозы - распространенная группа заболеваний человека и животных. В зависимости […]
  • Стресс как причина гормонального сбоя Каковы симптомы гормонального сбоя и как его лечить Почему происходят гормональные нарушения у женщин Если у женщины присутствует гормональный сбой, причины этого явления бывают самыми разными, но самым основным фактором считают низкий уровень прогестерона. Все дело в том, у женской половины человечества […]
  • Поведенческий признак стресса Симптомы стресса Стресс как реакция человеческого организма на те или иные негативные события имеет перечень симптомов, которые в зависимости от формы проявления принято разделять по группам. Физиологические симптомы Самые тяжелые, так как связаны с одновременным нарушением работы систем организма. К таким […]
  • Тахикардия при психозе Тахикардия: причины, лечение, симптомы Если говорить простым языком, то тахикардия сердца – это учащенное сердцебиение. В состоянии покоя (стоя) у здорового человека сердце бьется с периодичностью 100 ударов в минуту. Превышение данной нормы является характерным симптомом тахикардии. Причины появления тахикардии […]
  • Депрессия или энцефалопатия Цереброваскулярные расстройства в пожилом возрасте: Дисциркуляторная энцефалопатия Г. Р. Табеева, Ю. Э. Азимова Дисциркуляторная энцефалопатия Дисциркуляторная энцефалопатия — хроническое заболевание головного мозга, проявляющееся прогрессирующим многоочаговым расстройством его функций, обусловленное […]
  • Молитва для снятие стресса Православные иконы и молитвы Информационный сайт про иконы, молитвы, православные традиции. Молитва для успокоения сердца и души «Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на нашу группу Вконтакте Молитвы на каждый день, нас уже больше 50 000 […]
  • Наркотическая анорексия НЕВРОТИЧЕСКАЯ АНОРЕКСИЯ НЕВРОТИЧЕСКАЯ АНОРЕКСИЯ НЕВРОТИЧЕСКАЯ АНОРЕКСИЯ — у детей младшего возраста анорексия является, как правило, невротической реакцией на самые разнообразные травматизирующие воздействия: испуг, насильственное кормление, ревность к вновь родившемуся ребенку и т. д. — и часто сопровождается […]