Как лечат аутизм в финляндии

Конечный пункт — Финляндия: Дети и большие ожидания

Финляндия как ”конечный пункт” может многое предложить детям. Это подтверждают позитивные отзывы, основанные на личном опыте. Есть, впрочем, и скептики, противопоставляющие восторгам свое разочарование, нередко довольно острое. Что такое детство в Финляндии?

”Финское родовспоможение — одно из лучших в мире”

Важным культурным отличием является то, как в Финляндии воспринимают беременность: это не ”болезнь”, создающая повышенный риск для здоровья, а нормальное временное состояние женщины, которое стараются по возможности облегчить, если оно приносит неудобства. Поэтому медсестра в женской консультации не будет пугать будущую маму различными ”как бы чего не вышло” и гонять на анализы ”на всякий случай”. Она сосредоточится на ощущениях самой мамы, постарается научить маму оценивать эти ощущения верно и просить о помощи вовремя. Речь при этом не только о физических, но и о психологических ощущениях, страхах, опасениях, подавленности. В практике также задавать мамам вопросы об условиях жизни и о том, насколько супруг и ближний круг готовы помогать маме, особенно если в семье есть старшие дети. Финское медицинское обслуживание позитивно воспринимает, и даже ожидает, что будущие родители будут самостоятельно искать дополнительную информацию о беременности и уходе за ребенком, ходить на курсы будущих родителей и общаться с уже состоявшимися родителями для обмена опытом. Попытка самодиагностики не воспринимается как покушение на врачебный авторитет, если диагноз высказан в форме предположения. Иначе говоря, финскому медработнику проще общаться с будущей мамой, которая настроена на взаимопонимание и не впадает в панику.

С другой стороны, финской медицине свойствен спартанский подход. Полный покой, дополнительное обследование или анализы назначаются тогда, когда это действительно необходимо. Роженица должна сама распознать момент начала родов и отправиться на такси в роддом. Бывает и так, что маму отсылают оттуда обратно, причем не один раз. Крайне редко, но случается, что роды происходят… в такси. Выписывают мам и деток тоже довольно быстро, после чего и мама, и ребенок наблюдаются в консультации по месту жительства. В отношении к ребенку у медперсонала действует тот же принцип: минимум предположений и процедур по принципу ”на всякий случай”, ”не помешает”, ”мало ли что”, будь то анализы или обследования, минимум подозрений и предположений, все выводы делаются на основании наблюдений и сведений о наследственности. Справедливости ради надо сказать, что этот подход не всегда срабатывает в ситуации со сложно диагностируемыми заболеваниями и особенностями развития ребенка (диагноза ”аутизм” можно прождать несколько лет), но в целом оправдывает себя и к тому же снижает уровень стресса у родителей.

”В Финляндии за ребенка можно не опасаться”

В квартире, где живет малыш, техника безопасности обычно продумана до мелочей: розетки закрыты заглушками, на посудомойке и кухонных дверцах стоят замки, лестницы на второй этаж перекрыты калиточками — словом, не забалуешь.

А вот подросшие дети кажутся очень, даже слишком самостоятельными. Уже младшими школьниками они нередко сами ходят или ездят на велосипеде в школу (при необходимости детей забирает школьное такси), приходят после школы домой, отправляются на занятия в кружки, болтаются в торговых центрах, гуляют большими компаниями, занимая качели на детских площадках. Родители за них не боятся и не пытаются оградить от влияния ”улицы”!

Есть ли вообще в Финляндии ”улица” как сосредоточение зла в глазах добропорядочных родителей?

Самостоятельность финского ребенка начинается задолго до школы — не с прогулок во дворе, а с навыков самообслуживания, например с умения самостоятельно одеваться. Городская, а тем более сельская среда в Финляндии, действительно, в целом безопасна, поэтому считается предпочтительным, чтобы дети добирались до школы сами. Обычно родители просят своих школьников перезванивать им перед началом занятий, после их окончания и когда ребенок идет на продленку или возвращается домой.

Если говорить о подростках и факторах риска, связанных со стремлением быть ”взрослыми”, ”крутыми”, ”попробовать запретный плод и т. д., то, конечно, подростки везде подростки, но воздействовать на них стараются не запугиваниями или запретами, а разъяснениями. Например, подростковая сексуальность не отрицается и не умаляется, но подросткам стараются объяснить, что это такое, как реагировать на изменения своего тела и возникающие в связи с этим желания, какие ситуации могут представлять потенциальный риск как для девочки, так и для мальчика (интересно, что больше подросток рискует вовсе не на улице, а при общении с малознакомыми людьми в Интернете). Предлагать подросткам алкоголь и сигареты в Финляндии запрещено законом, и неважно, делают это родители, старшие братья/сестры или ”доверенные лица”, закупающие выпивку для вечеринки.

”Дурные компании” хулиганистых подростков в Финляндии тоже есть. Влияние таких компаний чаще всего сводится к мелкому воровству в магазинах, коллективной травле одноклассников, попыткам добыть и употребить в компании алкоголь или табак. Хотя Финляндию время от времени будоражат новости о молодежных бандах, это, скорее, исключение, чем правило.

”Финны не кричат на детей”

Финны бывают разные — в том числе и весьма темпераментные. Но они, действительно, не кричат в публичных местах ”куда пошел? ты что, с ума сошел? немедленно вернись, а то как щас по попе надаю!” и уж подавно не дают по попе. Финны повышают голос, но смысл состоит не в том, чтобы напугать ребенка, а в том, чтобы привлечь его внимание к неправильному поведению или попросту к опасной ситуации. В этом случае интонация остается прежней или почти прежней, возрастает только громкость. Тот же принцип используется и в детском саду, и в школе.

Также не принято ругать ребенка ”бестолковым”, ”неряхой”, ”клушей” и т. д. О(б)суждается, особенно в школе, поступок или систематические поступки, а не субъективно воспринимаемые свойства личности. В школе про рассеянного или агрессивного ребенка не скажут, что он”рассеянный” или ”агрессивный”, а опишут его поведение как действие: ”Нередко отвлекается или задумывается”, ”Часто обзывается или дерется”, ”Дразнит одноклассников” и т. д.

”Дети быстро осваивают язык и вырастают двуязычными”

Восхищение родителей тем, как бойко ребенок, ”еще вчера” не говоривший ни слова по-фински, общается с ”местными” друзьями, сменяется их неприятным изумлением в школе. Оказывается, ребенок не понимает содержания прочитанного рассказа, не может разобраться в условиях математической задачки или выучить строение цветка по учебнику природоведения. А родители не в помощь: они зачастую владеют языком еще хуже ребенка. Тем более по части природоведения.

Почему так получается?

Ребенок действительно быстро осваивает бытовой язык, который он слышит, например, в детском садике и во дворе. Но, существуя в двуязычной среде, он, если так можно выразиться, соприкасается с двумя языками асимметрично: дома языковая среда оказывается ограничена четырьмя стенами, кругом знакомых, книжками, которые родители зачастую помнят по своему детству, мультиками, содержание которых не всегда знакомо финским приятелям, а подчас и политическими реалиями исторической родины. Это своего рода отдельный мир. Вне дома ребенок сталкивается с детьми, воспитателями и педагогами, что, в свою очередь, ограничивает его языковой мир детским садом и принятыми там способами общения.

В результате два мира соприкасаются, практически не сливаясь, пока при поступлении в первый класс финский язык не становится основным инструментом получения знаний. Тут-то и выясняется, что этот инструмент, вполне годный во дворе, в детском саду или в кружке, гранит науки не берет.

Ситуация исправима. Но она требует, чтобы родители запаслись терпением: даже у маленького ребенка при интенсивной поддержке в школе на полное усвоение второго языка уходит несколько лет. Это требует двойной работы, сознательного расширения словарного запаса, упражнений, мотивации — при условии, что и русскому языку как основе будет уделяться серьезное внимание (школьных 2,5 часа родного языка в неделю недостаточно).

Так что полноценное двуязычие ребенка не возникает само собой. Это цель, для достижения которой требуются усилия его окружения.

”Финская школа — одна из лучших в мире”

По результатам — да. Но сравнить ее, например, с российскими школами будет сложно, и не только из-за срока обучения (9 лет, при необходимости может быть продлен). Финская школа в этом смысле не лучше и не хуже, она ДРУГАЯ, и ставит перед собой задачу куда более многогранную, чем, например, ”подготовить ребенка к ЕГЭ” или, возьмем повыше, в ”приличный” вуз. С порога основной школы-девятилетки должен отправиться в люди молодой человек, который

а) знает, хотя бы в общем, какова сфера его профессиональных интересов, и поэтому

б) уже САМ выбрал, куда он будет поступать учиться дальше, при этом он

в) имеет развитые социальные навыки, владеет методами поиска информации и навыками самообучения, умеет работать в команде, самостоятельно или после небольшой консультации разбирается в основных видах бюрократической документации и процедур и

г) при необходимости вполне может отправиться учиться в другой город, если по месту проживания нужного учебного заведения нет.

Иначе говоря, финская школа воспитывает будущего члена общества, который, конечно же, должен быть образован, но образование понимается не только как сумма академических знаний, но и как более или менее целостное представление об окружающем мире через призму ценностей финского общества.

m.fontankafi.ru

Особенный ребенок в финской школе

Моя 7-летняя дочь – ребенок, как принято говорить в Финляндии, с «особенностями развития». В этом году она пошла в 1 класс финской школы, в класс, рассчитанный на 10 детей, в котором помимо учителя работает 1 или 2 помощника учителя (erityisluokka). Такие классы рассчитаны на обычных детей, которым по разным причинам сложно учиться в большом классе и которые требуют чуть больше внимания взрослых. Но прежде, чем мы попали в этот класс, мы, родители, пережили сложный месяц волнений и «борьбы» с работниками сферы образования и чиновниками департамента образования. И я решила рассказать о своем опыте, ведь кто-то наверняка сталкивается с подобными проблемами, и, хоть наш случай наверняка очень нетипичен, надеюсь, эта информация тоже может быть кому-то полезна.

Хочу объяснить подробнее, что значит в нашем случае фраза «ребенок с особенностями развития». Понятно, что все дети уникальны, особенности есть у каждого, кто-то более музыкален, кто-то всю песню пропевает на одной ноте, не понимая, куда и как голосом двигать; кому-то сложнее даются логические задачи, всякие конструкторы, а другой до 3го класса рисует человечков из палочек и одного кружочка. Разный мозг, разные способности, разные трудности.

У моей дочери не было заметных отставания примерно до 2-2,5 лет, т.е. возраста, когда ребенок начинает активно прибавлять в речи. Проблем с пониманием речи взрослых и вообще происходящего вокруг у нее никогда не было, и благодаря своей эмоциональной выразительности и артистичности, она довольно долгое время была способна «выразить» себя, используя слоги из слов. Соединение слогов в слова и далее – слов в предложения происходило с позитивной динамикой, хотя с явной задержкой по времени. Позже обычного «заговорила», составлять короткие предложения стала, пожалуй, после 3,5 лет. Да и сейчас, в 7 лет, ее речь явно отличается от речи сверстников: предложения короче, мысли проще. (При этом нельзя забывать того факта, что она параллельно осваивает 2 языка – по-русски дома, по-фински в детском саду).
Второй комплекс проблем был связан с физическим развитием: ей долгое время было сложно (поначалу даже не почти могла) прыгать и бегать. Ноги становились жесткими и плохо сгибались. Видимо, гипертонус мышц в ногах усложнял «пружинность» ног, необходимую для прыжков и долгого бега. Естественно, мы целенаправленно занимались этими проблемами (особенно помогли прыжки на батуте). Сейчас эти отличия от сверстников практически нивелировались. Да и на улице или на площадке она никогда не привлекала особого внимания, выглядела абсолютно как обычные дети. Одним словом, развитие шло и происходит постоянно, но в ее личном, уникальном, необычном темпе.

Итак, моя дочь ходила в подготовительную группу своего садика, заметно отставая по освоению финского языка. Считается, например, что ребенку нужно около года находиться в новой языковой среде, после чего он начинает активно использовать язык в общении. Моя дочь пошла в садик с 4 лет, т.е. подготовишка была уже третьим годом в финско-язычном садике. Заметный прогресс в финском случился только в начале подготовишки, и, конечно же, она сильно уступала финам-сверстникам в языке. Помимо того, в садике, несмотря на его привычность, было довольно много ситуаций, когда она демонстрировала так называемое «проблемное поведение»: начинала кричать, ругаться, могла стукнуть как ребенка, так и воспитателя. Одним словом, требовала к себе дополнительного внимания взрослых. Чаще всего это было связано с непониманием происходящего, например, когда по-фински говорили быстро и много. Смена деятельности или смена помещений также вызывали у нее часто протест. Помимо того, ей очень помогало визуальное структурирование дня: что будет происходить сначала, что потом. На стену прикреплялись картинки, и по мере «прохождения» этапа, переворачивались или закрывались. Идею подсказали воспитатели, и она действительно очень помогала и постепенно значительно уменьшила «проблемное поведение». Помимо того, было замечено, что подобных проблем у нее никогда не возникало в маленьких группах.

В феврале 2015 года меня пригласили на встречу в садике, на которой присутствовала представитель департамента образования и которая касалась будущего места учебы дочки. Для воспитателей было очевидно, что обычный большой класс — неподходящий для нас вариант в силу недостаточного финского у ребенка и поведенческих проблем, требующих дополнительного внимания взрослых. Школа по месту жительства по этой причине не подходила, т.к. в ней единственный первый класс и он очень большой, около 24 человек. Поскольку с момента приезда мы стояли на учете в Lastenlinna, было решено пройти тест у психолога клиники для более точного определения подходящего места учебы.

Тест длился 2 дня примерно по 3 часа, я попросила разрешение присутствовать, обещая никоим образом не влиять на результаты. На третий день была назначена встреча уже только меня, мамы, с психологом для обсуждения результатов. Результаты были плохие. Как сказала психолог, они соответствуют результатам умственно отсталого ребенка-финна. Я была не согласна с этой формулировкой. Оспаривая их, я сказала, что тест проводился на финском, который не является родным для ребенка. Помимо того, дочка не понимала важности и значимости теста, для нее это была скорее игра, и часто, давая ответ (какой смогла, не важно – правильно или нет), она переворачивала страницу и говорила «Дальше, дальше». И на предложения психолога подумать еще над ответом, не реагировала. «Нет, дальше!» Помимо того, у нее есть особенность: она сначала говорит, потом думает. Ей нужно чуть больше времени на подумать-ответить. Психолог приводила свои контраргументы. Ребенок идет в школу, где обучение на финском и ситуации обучения приближены к тому, что было сейчас на тесте. А значит, у нее возникнут все те же трудности, которые были на тесте и результаты будут примерно такие же. В целом, аргументы психолога звучали убедительно. Да, я и сама знала, что моему ребенку будет непросто в школе. Но вариант, предложенный психолог, я отвергла сразу же. Она предложила «удлиненную» систему образования (+1 дополнительный год) и на выбор 3 типа класса: для аутистов, умственно отсталых детей и детей с серьезными проблемами в речи (pidennetyn oppivelvollisuuden erityisluokka). В подобных классах каждому ребенку составляется индивидуальная программа обучения.
Я категорически сказала «Нет. Эти варианты нам не подходят». Но в бумаге, выданном мне по результатам тестирования, стояла фраза «Результаты тестирования соответствуют результатам умственно отсталого ребенка-финна». Психолог очень активно убеждала меня выбрать один из вариантов группы, склоняясь к «умственно отсталым детям». Главное, на что делался упор в убеждении – моему ребенку нужна маленькая группа. При этом она уверяла, что группы бывают разные и нам подберут группу с такими же, как у нас, незначительными отклонениями. Помимо того, много говорилось об активной интеграции детей из таких групп в обычные классы. Например, у какого-то ребенка «не идет» математика, и он занимается в этой группе только по математике, а на остальные предметы уходит в большую группу. Другой ребенок может быть просто очень стеснительным. Первый год в маленькой группе позволит ей безболезненно привыкнуть к новой школьной системе, а там, глядишь, если все будет хорошо, переведут в обычный класс. Есть еще маленькие классы для 10 человек и одним помощником учителя, но глядя на результаты тестирования психолог была уверена, что мой ребенок не справится, поэтому в своих финальных бумагах не рекомендовала этот класс. Мне дали пару дней времени «подумать» и форму для заполнения о том, что я прошу для ребенка место в подобном классе, сообщив на прощание, что я должна принять решение очень быстро. Таких классов мало, а желающих много.
С этого момента начинается время моих бессонных ночей и жутких волнений. По словам психолога из Lastenlinna, при принятии решения о классе для ребенка в департаменте образования в первую очередь смотрят на форму, заполняемую родителями, т.е. мнение родителей играет главную роль, а бумаги и рекомендации психолога – лишь дополнительная информация. Я понимала, что на мне лежит ответственность за принятие столько важного для жизни моего ребенка решения. Специалисты исходят больше из принципа «не навредить ребенку» и создать для него условия обучения в школе, исключающие излишний стресс и неприятие в будущем вообще какого-либо обучения. Я, как мама, боюсь классов с умственно отсталыми детьми, поскольку мой ребенок таким не является, хотя, с другой стороны, и понимаю, что в маленьком классе для 10 человек с одним учителем ей может быть, действительно, довольно сложно учиться. Мне казалось, что моя дочь – где-то между этими двумя системами: в обычном классе ей будет слишком сложно учиться, а учеба в классе с «особыми» детьми будет явно тормозить ее развитие.

Помимо того, у меня не было ни малейшего представления о том, что представляют собой эти «особые» классы. Какие дети в них учатся? Насколько индивидуально обучение? Как на практике выглядит принцип интеграции таких детей в обычные классы? Решение было крайне важным, но у меня не было никакой информации для его принятия. Я написала представителю департамента образования, присутствовавшей на встрече в садике и, изложив ей свою проблему и объяснив ситуацию (ведь я как иностранка совершенно не знакома с системой финского начального образования), попросила помочь разобраться с классами: позволить посмотреть, поговорить с учителями подобных классов и т.д. прежде чем я смогу определиться с типом класса, который прошу для своего ребенка. Но мне ответили, что в Финляндии так не принято. Сначала нужно заполнить форму, дождаться решения о классе и потом идти знакомиться. Испытывая сильное внутреннее сопротивление, я все же подписала предложенное психологом заявление.

Тому, что происходило в последующие несколько месяцев, я не нахожу логического объяснения. И не могу сказать, почему, несмотря на все мои усилия посмотреть класс и школу, познакомиться с учителем заранее (я участвовала в организованной школой для всех будущих первоклашек встрече, сама нашла имя будущего учителя и номер ее телефона, задавала вопросы директору школы по е-мейлу), наша первая встреча и разговор с учителем произошел только 10 августа, в первый день школы. Сразу же стало понятно, что все 5 учеников нашего класса – дети с очевидными умственными отставаниями. Мы с мужем тут же пошли к директору и сказали, что по уровню развития данный класс не подходит нашему ребенку, мы не согласны с решением и хотим его пересмотра. К тому же, оказалось, что это — «подготовишка», которую наша дочь уже прошла год назад в обычной группе обычного детского сада. Все дети вокруг были 5-летками, а нашей в сентябре исполнялось 7. В программу этой группы на первый год входило ознакомление с буквами финского алфавита, наша же могла читать по-русски, и начинала читать по-фински. Директор сказал, что в школе есть класс для 10 человек, но в нем нет свободных мест. Он тут же при нас связался по телефону с той женщиной из министерства образования. Было решено, что неделю наша дочь учится в этом классе, а затем мы проведем встречу, на которой будут присутствовать психолог из Lastenlinna, учитель данного класса, которая сможет за неделю присмотреться к девочке и протестировать ее, директор школы, представители департамента образования и мы, родители.

За эту неделю нам удалось поговорить с юристом, который подсказал нам, что психолог по результатам теста не имел никакого права писать какие-либо заключения, касающиеся интеллектуального развития ребенка, если тест проводился без перевода на родной язык ребенка. На встрече мы изложили свою точку зрения на ситуацию, делая это спокойно и аргументированно, настаивая на переводе нашего ребенка в обычный класс для 10 человек. Специалисты из департамента образования сказали, что проблема им понятна, но (!) во всем Хельсинки все подобные группы заполнены по максимуму, и свободных мест нет и в этом учебном году не предвидится. Нас заверили, что если мы оставим дочь в данном классе, они постараются по максимуму интегрировать ее в обычный 1 класс, рассказывая о разных возможностях подобной интеграции. Наше предложение вернуть ребенка еще на один год в детский сад и подготовить ее лучше для первого класса на следующий год, было отвергнуто. Оказывается, если бумаги на ребенка переданы в департамент начального образования, возврат в систему детских садов невозможен. Таких прецедентов еще не было. Наслушавшись о возможной интеграции в нормальный класс и понимая, что других альтернатив, видимо, просто нет, муж стал колебаться и склоняться к предлагаемому варианту оставить все как есть. Я же была настроена категорически против и очень решительна вплоть до подачи в суд за неправомерное определение уровня интеллектуального развития ребенка и давления на меня со стороны психолога при заполнении формы для будущего места в школе. Видя отсутствие единого мнения у родителей, нам дали еще неделю на размышления. Было решено встретиться еще раз через неделю.

За неделю я советовалась с кем только было возможно, отыскала контакты юриста, работающего с подобными случаями неверного тестирования детей для школы без учета языковых особенностей; мы также стали рассматривать вариант обучения на русском языке в школе при Посольстве РФ, узнали о существующих негосударственных финских школах по системе Мантессори. Но в самом начале следующей встречи разговор принял совершенно неожиданный поворот. Нам сказали, что каким-то чудом нашлось одно место в классе для 10 человек в одной из школ (и при этом в соседнем от нас районе), что одного ребенка перевели в обычный класс. Так что проблемы решилась сама по себе и довольно быстро.
Должна сказать, что в 20-х числах августа мы пошли в новую школу, и уже 15 сентября было принято решение о том, что ребенок получает постоянное место в этом новом классе. Мы, родители, невероятно довольны классом, учителем, помощниками учителя, школой, продленкой и всем, что происходит с нашим ребенком: как она прибавляет в финском языке и в социальных навыках. К весне по академическим параметрам она — одна из лучших учеников класса. Да, с поведением бывают проблемы – например, иногда наотрез отказывается делать то, что сейчас не хочет делать, но с поведенческой точки зрения она не одна такая в классе.

Анализируя ретроспективно произошедшее с нами, склоняюсь к мысли, что положительное влияние на получение места в такой, казалось бы, «безвыходной» ситуации оказала наша, родительская, позиция. Мы старались быть последовательными и очень «холодными», в споре не «включали» эмоции и пытались рассуждать все время в равной степени доброжелательно и рационально. Ну, и, конечно, решительный настрой, думаю, тоже сыграл свою роль.

Если кого-то из читателей заинтересовала наша история и у кого-то возникли дополнительные вопросы, с удовольствием на них отвечу.
С уважением, Ульяна Новак

intofinland.ru

В педиатрическом отделении больницы HYKSin ваc ждет хороший уход. В отделении осуществляется централизованное лечение самых сложных заболеваний детей со всей страны. Педиатрическое отделение ведет лечение широкого спектра заболеваний детей и подростков.

В педиатрическом отделении лечатся пациенты, не достигшие 16 лет. В зависимости от профиля заболевания возрастные ограничения могут несколько варьироваться. Менеджеры Отдела по работе с клиентами помогут в определении правильного места лечения.
Ниже приводятся примеры из широкого спектра наших услуг и специализаций.

Эндокринология и диабет

Деятельность крупнейшей в Финляндии команды эндокринологов, которая занимается лечением пациентов, опирается на активную научно-исследовательскую работу.

Мы предлагаем следующие услуги:

  • диагностика нарушений полового развития;
  • редкие эндокринные заболевания и их диагностика;
  • лечение гиперинсулинемии;
  • лечение гормональных нарушений, связанных с лечением рака;
  • лечение гипокальциемии с помощью новых медикаментов.
  • Заболевания легких

    В педиатрическом отделении накоплен огромный опыт по диагностике и лечению тяжелых заболеваний легких. Мы работаем в тесном сотрудничестве с другими экспертами-педиатрами и университетской лабораторией, что позволяет нам проводить высококачественное лечение пациентов, страдающих болезнями дыхательных путей.

    Рак и заболевания крови

    Результаты лечения рака у детей и подростков в Финляндии соответствуют высокому международному уровню. В Финляндии у детей чаще всего встречаются следующие виды рака: острый лимфобластный лейкоз (ОЛЛ), злокачественные опухоли мозга, нейробластома, нефробластома или опухоль Вилмса и остеосаркома или рак костей. Мы также занимаемся лечением редких детских заболеваний, нарушений свертываемости крови тяжелой степени и иммунодефицита.

    Для лечения рака применяется химиотерапия, хирургическое лечение и лучевая терапия в разных сочетаниях, а также пересадка стволовых клеток. Важную роль в лечение рака играет предотвращение тошноты, обезболивание, предупреждение истощения, послеоперационная реабилитация, а также профилактика и лечение инфекционных заболеваний.

    Одного медикаментозного лечения при этом недостаточно, пациент должен быть окружен квалифицированным уходом и заботой. К детям и подросткам, больных раком, применяется комплексный подход, при этом должное внимание уделяется всей семье пациента. Известие о диагнозе рака у ребенка или подростка касается всей семьи и полностью изменяет быт семьи. Обычно родители проводят много времени в больнице с ребенком, и семья принимает непосредственное участие в лечение ребенка. Медицинский персонал помогает семье адаптироваться к ситуации и поддерживает семью всеми возможными способами.

    Ревматические заболевания

    Детский ревматизм — это воспалительное системное заболевание; его симптомы, сложность и продолжительность заметно варьируются у разных пациентов. Самая распространенная форма детского ревматизма — это детский ревматизм суставов, или олигоартрит. Детский ревматизм встречается чаще всего у маленьких детей, то есть около половины пациентов заболевают в возрасте до 5 лет, в среднем в 7 лет.

    Целью лечения детского ревматизма является торможение воспаления, обеспечение нормального роста и развития, а также предупреждение постоянных нарушений. Ревматическое воспаление у детей может прекратиться до достижения созревания организма надолго, возможно даже полностью.

    Детская хирургия

    В крупнейшем в Северных странах отделении детской хирургии мы занимаемся детской хирургией и лечением аномалий развития. Стандартные операции у детей проводятся обычно в дневном стационаре.

    Мы отвечаем в государственном масштабе, в числе прочего, за проведение операций на открытом сердце у детей, а также частично за гастрохирургию детей со сложнейшими и редчайшими заболеваниями, за лечение урологических и ортопедических заболеваний.

    Мы предоставляем также в масштабе всей страны консультационные услуги и занимаемся лечением пациентов, страдающих самыми тяжелыми врожденными нарушениями строения внутренних органов, мочеполовой системы, опорно-двигательной и нервной системы, а также заболеваний, связанных с аномалиями кровеносной системы. Дополнительная информация о детской кардиохирургии читайте здесь.

  • детская мультидисциплинарная онкохирургия;
  • обследование и лечение нарушений функций желудочно-кишечного тракта и мочевыводящих путей у детей;
  • мультидисциплинарное лечение врожденных травм спинного мозга у детей.
  • Детская неврология

    В отделении детской неврологии проводят обследование, лечение и реабилитацию детей с неврологическими заболеваниями или травмами, также с подозрением на инвалидность. В крупнейшем в Северных странах отделении детской неврологии расположен единственный в Финляндии научно-исследовательский и лечебный центр, специализирующийся на детских неврологических болезнях.

    Другие наши услуги в области детской неврологии:

    • лечение нервно-мышечных заболеваний и прогрессирующих болезней мозга;
    • лечение и реабилитация больных с ДЦП и другими двигательными нарушениями. Работу ведут специалисты по нейроортопедии. В отделении имеется единственное в Финляндии оборудование для анализа движения;
    • лечение и реабилитация пациентов с аутизмом;
    • лечение нарушений развития, например, задержки развития в приобретении навыков;
    • лечение наследственных неврологических заболеваний;
    • лечение в научно-исследовательском центре нейропсихиатрических проблем, работа осуществляется в тесном сотрудничестве с детской психиатрией.

    Другие медицинские услуги для детей и подростков

    • обследование и лечение болезней желудочно-кишечного тракта;
    • метаболические заболевания или обследование и лечение редких нарушений обмена веществ;
    • метаболические заболевания костной ткани или обследование и лечение костей.
    • Мы предоставляем также другие виды медицинских услуг для детей и подростков. За дополнительной информацией на русском языке обращайтесь в Отдел по работе с клиентами.

      www.hyksin.com

    Это интересно:

    • Методики для изучения стресса Методики для изучения стресса Существуют различные методы, способы и технические устройства для регистрации и оценки эмоционального стресса. Для экспресс-диагностики стресса используется ряд устных шкал и опросников, направленных на определение уровней тревоги и депрессии. Среди специализированных тестов, в первую […]
    • Основные понятия в умственной отсталости Основные понятия в умственной отсталости Недоразвитие как тип дизонтогенеза. Умственно отсталые дети развиваются специфично по сравнению с нормальными сверстниками. Недоразвитие как вид нарушения относится к дизонтогениям по типу ретардации, которые характеризуются следующими особенностями: Задержка в созревании […]
    • Инвалидность по синдрому дауна Инвалидность по синдрому дауна Уважаемые родители! После постановки диагноза у Вашего ребенка «Синдром Дауна» в поликлинике Вам могут предложить оформление инвалидности, что дает возможность получать финансовую ежемесячную помощь до 18-летнего возраста. Если врачи не предлагают это, то сами озвучьте свое желание […]
    • Может ли подняться сахар при стрессе Причины повышенного сахара в крови кроме диабета Один из самых важных условий здоровья человека — содержание сахара в крови в нормальных границах. Пища – единственный поставщик глюкозы в организм. Кровь проводит ее по всем системам. Глюкоза – это ключевой элемент в процессе насыщения клеток энергией, как у мужчин, […]
    • Как избавиться от затяжной депрессии самостоятельно Как выйти из глубокой и затяжной депрессии Затяжная глубокая депрессия – аффективное нарушение, возникающее под влиянием внешних и внутренних факторов, характеризующееся плохим настроением, потерей интереса к работе, повседневной деятельности, которая до этого приносила удовлетворение, чрезмерной утомляемостью. […]
    • Проблема взаимоотношений аргументы егэ Проблема человеческих взаимоотношений Как и многие люди, любящие своих родных, Наташа Ростова испытывала искреннюю семейную привязанность ко всем родственникам, была доброжелательна и заботлива. Для графини Ростовой Наташа была не только любимой, младшей дочерью, но и близкой подругой. Наташа прислушивалась к […]
    • Снохождение и сноговорение лечение Сноговорение и снохождение Сноговорение - ребенок во сне может произносить какие-то звуки, слова, целые фразы; чаще бывает связано с дневными стрессами, усталостью и дефицитом сна. Обычно произношение неотчетливое, и нечасто удается разобрать слова и понять, о чем идет речь. Длительность от нескольких секунд до […]
    • Виды неврозов детей Виды неврозов у детей, классификация детских неврозов Неврологи выделяют несколько видов неврозов: 1) неврастению; 2) истерию; 3) невроз навязчивых состояний; 4) моносимптоматические неврозы. Неврастения у детей, симптомы детской неврастении Неврастения развивается при длительной психотравмирующей ситуации. Она […]