Котенёв ио опросник травматического стресса

Для многопланового исследования личности нами был использован опросник « Мини-мульт » [7], являющийся сокращенным вариантом Миннесотского многомерного личностного опросника (ММР I ) в адаптации Ф.Б. Березина и М.П. Мирошникова . С помощью теста описывался многосторонний портрет человека, включающий помимо количественных и качественных характеристик, устойчивых профессионально важных свойств, таких структурных компонентов личности, как мотивационная направленность, тип реагирования на стресс, защитные механизмы, фон настроения, степень адаптированности индивида, возможный тип дезадаптации и т.д. Тест использовался также для оценки актуального психического состояния обследуемого. Опросник « Мини-мульт » содержал 71 вопрос, 11 шкал, из них 3 – оценочные.

Для оценки выраженности симптомов постстрессовых нарушений у сотрудников ОВД на основе критериев, содержащихся в DSM — IV применялся « Опросник травматического стресса» И.О. Котенёва [3]. Опросник состоит из краткой инструкции и 110 утверждений. Испытуемому предлагалось с помощью 5-балльной шкалы Лайкерта (от «абсолютно верно» до «абсолютно неверно») оценить каждое из утверждений в зависимости от его соответствия собственному состоянию. 56 пунктов являются «ключевыми» для оценки выраженности симптомов постстрессовых нарушений, 15 пунктов входят в дополнительную «шкалу депрессии», 9 пунктов составляют три оценочных шкалы – «лжи», «аггравации» и «диссимуляции», позволяющие контролировать степень искренности испытуемого, его склонность подчёркивать тяжесть своего состояния или отрицать наличие психологических проблем. Кроме того, в опросник включены резервные и «маскирующие» утверждения, препятствующие непроизвольному пониманию испытуемым основной направленности теста. Помимо «прямых» утверждений, согласие с которыми испытуемого оценивается как наличие у него того или иного искомого признака (симптома), чтобы в опроснике имелись так называемые «обратные» пункты, отрицательные ответы на которые являются значимыми.

Для измерения тревожности как личностного свойства и оценки ситуативной тревожности применялся тест «Шкала самооценки», разработанная Ч.Д. Спилбергером и адаптированная Ю.Л.Ханиным [1] . В каждом блоке имелось 20 предложений. При подсчете баллов итоговый показатель по каждой из шкал (ситуативной тревожности и личностной тревожности) мог находиться в диапазоне от 20 до 80 баллов. При этом , чем выше итоговый показатель, тем выше уровень тревожности. Ориентировочными оценками тревожности являлись: до 30 баллов – низкая, 31 – 44 балла – умеренная, более 44 баллов – высокая.

С целью определения вероятности совершения сотрудником суицидальной попытки, был использован опросник «Суицидальный риск» (ОС) [4]. Цель измерения суицидального риска – в своевременном выявлении уровня сформированности суицидальных намерений для предупреждения попыток самоубийств и, при необходимости, направления человека в специализированные центры оказания профессиональной медико-психологической помощи. Как и в случае диагностики острых психических заболеваний, диагностика суицидального риска предпринималась для того, чтобы вовремя определить уровень курабельности личности обычными, немедицинскими средствами психологической помощи. В предлагаемом опроснике предпринята попытка качественной квалификации симптоматики – выявление индивидуального стиля и содержания суицидальных намерений данного человека. Опросник ОС прошел психометрическую адаптацию под руководством А.Г. Шмелева [4], в результате было отобрано 29 пунктов.

Исследование проводилось в 2005-2006 годах в Чеченской Республике.

Для обработки результатов применялся пакет прикладных статистических программ STATISTI КА (версия 6.0) и стандартные расчетные методы [6].

Результаты и их обсуждение

Анализ результатов исследования с помощью опросника « Мини-мульт » выявил следующие особенности сотрудников ОВД Чеченской Республики (рис.1). У обследуемых обеих групп отмечалось относительное повышение по общему профилю шкал «ипохондрии», «психастении» и « шизоидности », что указывало на наличие жалоб на соматические дисфункции, повышенную тревожность и наличие страхов, опасений, а также замкнутость и отгороженность от окружающих.

У сотрудников 1 группы имелась конфигурация «невротической триады» в виде «конверсии V», с учётом низких значений по шкале 2 и относительно высоких по шкалам 1 и 3, позволяет предположить, что говорит о возможном наличии у них конверсионных жалоб, когда психологические проблемы трансформируются в соматические недомогания или посттравматические стрессовые расстройства (ПТСР).

Обследуемые 1 группы по сравнению со 2 имели более высокие шкалы «ипохондрии» ( p

Примечание: различия достоверны при * p

Кластерный анализ результатов теста Мини-мульт выявил наличие среди сотрудников-контрактников двух кластеров. Кластер 1 (15,6%), характеризовался более выраженной ипохондричностью , истероидностью , паранояльностью , гипоманией , а также менее выраженной психастенией и психопатизацией , то есть данных сотрудников можно охарактеризовать, как имеющих невыраженные невротические проявления. Для сотрудников, включенных в кластер 2 (84,4%) были свойственны меньшие значения по шкалам невротической триады, однако повышением по шкале психастении, то есть данных сотрудников можно описать как склонных к тревогам и опасениям.

Исходя из этого, можно сказать, что невротические проявления в целом были, не очень свойственны сотрудникам-контрактникам, о чем свидетельствует отсутствие повышения шкал выше 70 Т-баллов, однако в общем профиле большинства все же присутствовало повышение по шкалам ипохондрии и психастении.

У сотрудников 2 группы были выявлены несколько иные кластеры. Так, для респондентов 1 кластера, включающий большую часть обследованных (76,9%), характеризовался повышением по шкалам ипохондрии, психастении и шизоидности , а 2 (23,2%) – более низкие значения по шкалам ипохондрии, истерии, паранояльности , психастении, шизоидности и гипомании . Таким образом, большинству сотрудников-чеченцев характерна склонность к фиксации на телесных ощущениях, повышенной тревожности и замкнутости, отгороженности.

Анализ представленности факторов опросника Мини-мульт у сотрудников русской национальности показал, что на первом месте был фактор « невротичности » (37,26%), включающий шкалы ипохондрии, истерии, депрессии, паранояльности , что говорило о наличии невротических проявлений и ригидности у обследуемых. Второй по значимости фактор « шизоидности » (25,33%), свидетельствовал о склонности к отгороженности от внешнего мира сотрудников. Третий фактор «психастении» (20,55%), говорил о тревожности, мнительности респондентов.

У сотрудников-чеченцев наблюдалась несколько иная факторная структура личностных особенностей. Наиболее значимым был фактор « невротичности » (42,9%), который включал шкалы ипохондрии, истерии, психастении и шизоидности . Фактор «импульсивности» занимал второе место по значимости (30,9%) и говорил об уровне психопатичности и ригидности у сотрудников ОВД. На третьем месте оказался фактор « гипомании » (17,7%), указывающий на склонность к гипертимному настроению.

Исходя из этого, как сотрудники, работающие по контракту, так и на постоянной основе имели склонность к невротическим проявлениям, но у сотрудников русских также были возможны тревожные реакции, а у чеченцев – психопатические реакции и повышенное настроение.

У сотрудников 1 группы имелись корреляционные взаимосвязи возраста со шкалами ипохондрии ( r =0,44; p

Примечание: различия достоверны при ** р

Показатели личностной тревожности находились также на среднем уровне в обеих группах, что указывало на умеренной тревожности у обследуемых как личностном свойстве. В то же время показатели личностной тревожности были более высокими в 1 группе по сравнению со 2 ( p

Особенности показателей опросника травматического стресса сотрудников, выполнявших служебные обязанности по контракту и на постоянной основе (М± m ; Т-баллы)

mprj.ru

Опросник травматического стресса (ОТС)

Опросник состоит из краткой инструкции и 110 пунктов-утверждений. Испытуемому предлагается с помощью 5-балльной шкалы Лайкерта (от «абсолютно верно» до «абсолютно неверно») оценивать каждое из утверждений в зависимости от его соответствия собственному состоянию. 56 пунктов являются «ключевыми» для оценки выраженности симптомов постстрессовых нарушений, 15 пунктов входят в дополнительную «шкалу депрессии», 9 пунктов составляют три оценочных шкалы – «лжи», «аггравации» и «диссимуляции», позволяющие контролировать степень искренности испытуемого, его склонность подчеркивать тяжесть своего состояния или отрицать наличие психологических проблем. Кроме того, в Опросник включены резервные и маскирующие утверждения, препятствующие непроизвольному пониманию испытуемым основной направленности теста. Помимо «прямых» утверждений, согласие с которыми испытуемого оценивается как наличие у него того или иного искомого признака (симптома), чтобы сбалансировать тенденцию согласия, в ОТС имеются т.н. «обратные» пункты, отрицательные ответы на которые являются значимыми.

При тестировании с использованием бланкового варианта опросника процедура занимает от 15 до 20 минут. Подсчитываются значения контрольных и основных субшкал ПТСР и острого стрессового расстройства (ОСР): L (ложь), Ag (аггравация), Di (диссимуляция), depres (депрессия); ПТСР: А(1) (наличие потенциально психотравмирующего события), В (повторное переживание травмы – «вторжение»), С (симптомы «избегания»), D (симптомы физиологической гиперактивации), F (дистресс и дезадаптация); ОСР: А(1) (наличие потенциально психотравмирующего события), b (диссоциативные симптомы), c (повторное переживание травмы – «вторжение»), d (симптомы «избегания»), e (симптомы физиологической гиперактивации), f (дистресс и дезадаптация).

Интерпретация результатов производится как на основе итоговых показателей ПТСР и ОСР, так и субшкал опросника, позволяющих судить об относительной выраженности отдельных групп симптомов. Учитывая сильную положительную корреляцию, существующую между ПТСР и ОСР, в случаях, когда с момента травматизации прошло достаточно много времени (3 месяца и более), можно ограничиться анализом только показателей ПТСР. Если же обследование проводилось непосредственно после критического события (в течение 1 месяца), то целесообразно проанализировать структуру ОСР. Надежность (согласованность) показателей ОТС оценивалась по альфа-коэффициенту Кронбаха, который для ПТСР и ОСР превысил 0,8. d-коэффициент Фергюсона для этих показателей составил 0,95, что говорит о высокой дискриминативности теста.

Литература: Котенёв И.О. Опросник травматического стресса для диагностики психологических последствий несения службы сотрудниками ОВД в экстремальных условиях. — М.,1996.

Энциклопедия юридической психологии. — М.: ЮНИТИ-ДАНА . Под общей редакцией профессора А. М. Столяренко . 2003 .

legal_psychology.academic.ru

Психологическая диагностика постстрессовых состояний у сотрудников органов внутренних дел

Особенности психологических реакций на чрезвычайные обстоятельства. Диагностические признаки посттравматических и острых стрессовых расстройств. Проведение обследования с помощью опросника травматического стресса, обработка результатов тестирования.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАДРОВ

Методическое пособие для практических психологов

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА ПОСТСТРЕССОВЫХ СОСТОЯНИЙ У СОТРУДНИКОВ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

И.О. Котенев. Психологическая диагностика постстрессовых состояний у сотрудников органов внутренних дел. Методическое пособие для практических психологов. МЦ при ГУК МВД России. М., 1997. — 40 с.

Пособие предназначено для сотрудников лабораторий (групп) психологического обеспечения образовательных учреждений МВД России и психодиагностических центров органов внутренних дел, психологов подразделений ОВД, принимающих участие в реализации программ психологической реабилитации сотрудников, подвергшихся психической травматизации в процессе несения службы, при работе в экстремальных условиях.

Рецензенты: доктор психологических наук М.И.Марьин (Всероссийский научно-исследовательский институт противопожарной обороны МВД России), кандидат психологических наук И.В.Колос (Научно-исследовательский центр проблем медицинского обеспечения МВД России).

Автор выражает благодарность за помощь в сборе материала старшим психологам подразделений ГУВД Москвы М.Б.Богдановой, ГУВД Московской области Т.Н.Левашовой, УВД Магаданской области А.Н.Шкоропаде, преподавателю Тверского филиала Московского института МВД России Н.Г.Ещенко, преподавателю Учебного центра ГУВД Московской области О.В.Корнилову, сотрудникам Центра психологической диагностики ГУВД Московской области М.Н.Михайловой и В.В.Кочанову, а также слушателям 4 и 5 выпусков ВАК Академии управления МВД России по специальности “Практическая психология”, проявившим большой интерес к проблемам диагностики и коррекции постстрессовых состояний.

МЦ при ГУК МВД России, 1997

  • 1. ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ РЕАКЦИЙ НА ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА
    • 2. ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИХ И ОСТРЫХ СТРЕССОВЫХ РАССТРОЙСТВ
      • 3. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА ПОСТСТРЕССОВЫХ НАРУШЕНИЙ
      • 4. ПРОВЕДЕНИЕ ОБСЛЕДОВАНИЯ. ОБРАБОТКА И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
      • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

      СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

      Экстремальные условия деятельности, с которыми нередко приходится сталкиваться работникам органов внутренних дел, с психологической точки зрения характеризуются сильным психотравмирующим воздействием событий, происшествий и обстоятельств на психику сотрудника.

      Это воздействие может быть:

      — мощным и однократным (применение оружия, задержание вооруженного преступника, стихийное бедствие);

      — интенсивным и многократным, требующим периода адаптации к постоянно действующим источникам стресса (несение службы при чрезвычайных обстоятельствах, участие в боевых действиях против незаконных вооруженных формирований).

      Оно характеризуется различной степенью внезапности, масштабности; может служить источником как объективно, так и субъективно обусловленного стресса (из-за недостаточной опытности, психологической неподготовленности, низкой эмоциональной устойчивости конкретного сотрудника).

      Наиболее мощными, или экстремальными, стрессорами являются:

      — угроза собственной жизни, жизни товарищей по службе, некоторых категорий граждан (детей, женщин, стариков);

      — потери среди личного состава подразделения;

      — попадание в «ситуацию заложника»;

      — применение оружия и поражение или смертельное ранение человека;

      — катастрофа или разрушительное стихийное бедствие, повлекшие массовую гибель людей.

      Лиц, переживших подобные ситуации, принято относить к группе повышенного риска возникновения психических нарушений, получивших наименование «посттравматических стрессовых расстройств», или сокращенно — ПТСР.

      Следует отметить, что воздействие экстремальных ситуаций на сотрудников милиции, военнослужащих внутренних войск, как и механизмы развития у них ПТСР остаются недостаточно изученными.

      На сегодняшний день можно лишь констатировать, что:

      — во-первых, у определенной части личного состава развитие болезненных психопатологических состояний связано с психической травматизацией в процессе несения службы при чрезвычайных обстоятельствах;

      во-вторых, часть личного состава испытывает заметные психологические проблемы как в период непосредственного воздействия экстремальных факторов, так и в период реадаптации к обычным условиям несения службы (например, по возвращении из командировок в «горячие точки»).

      Причем в последнем случае речь не идет, как правило, о клинически выраженных проявлениях «дезадаптации», требующих либо немедленной госпитализации сотрудника для стационарного психиатрического лечения, либо увольнения его из органов внутренних дел по соответствующей статье. Нарушения проявляются на психологическом (или поведенческом) уровне в виде пониженного настроения, тревожности, агрессивности, или «недисциплинированности», ухудшения показателей службы, злоупотребления спиртными напитками, внутрисемейных и межличностных конфликтов.

      Для предупреждения подобных отрицательных последствий психической травматизации необходимо квалифицированное вмешательство специалистов в области психопрофилактики, психологической коррекции, проведение активных реабилитационных мероприятий на возможно более ранних стадиях формирования посттравматического стрессового синдрома.

      Вопросы методического обеспечения психологической службы в органах внутренних дел стоят особенно остро в связи с участием психологов ОВД в мероприятиях по психологическому обеспечению служебно-боевой деятельности в период боевых действий в Чеченской Республике в 1994 -1996 г.г., во Временной оперативной группировке сил на территории Северо-Кавказского региона.

      Между тем, практически отсутствуют методики психологической диагностики кризисных, постстрессовых состояний, определения «групп риска» среди вновь поступающих на службу, оценки эффективности психологической реабилитации сотрудников после выполнения задач в экстремальных условиях. Предлагаемые “Краткая шкала тревоги, депрессии и ПТСР”(Приложение 2) и Опросник травматического стресса (далее в тексте — Опросник, ОТС; Приложение 3) призваны восполнить этот пробел в методическом обеспечении психологической службы.

      По сравнению с предыдущим изданием ОТС (Котенёв И.О., 1996), в данном методическом пособии приведены уточненные нормативные данные для выборки сотрудников-мужчин (1054 человека), нормативные данные для женщин — сотрудников ОВД, разработан новый бланк опросника, упрощена и сделана более доступной для ручной обработки процедура перевода первичных (“сырых”) результатов в Т-баллы и графического представления посттравматических профилей. Кроме того, разработана и прошла валидизацию дополнительная шкала депрессии, позволяющая более полно характеризовать проявления постстрессовых состояний. Проведена также дальнейшая кросс-валидизация показателей ОТС, в частности, с такими популярными за рубежом методиками как BDI (опросник депрессивности Бека), SCL-90 (список 90 симптомов Дерогатиса) и DES (шкала диссоциативных расстройств Bernstein & Putnam).

      1. ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ РЕАКЦИЙ НА ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

      стрессовый психологический посттравматический

      Источником психической травматизации личного состава выступают самые разные события, имеющие место в процессе несения службы, которые можно отнести к критическим. Определение критического инцидента, принятое многими авторами, дано американским исследователем Дж. Митчелом (1991):

      «Критический инцидент — это всякая встречающаяся на практике ситуация, вызывающая необычайно сильные эмоциональные реакции, которые могут отрицательно повлиять на выполнение обязанностей либо непосредственно на месте событий, либо позже».

      К критическим инцидентам относят такие и только такие события, которые подвергают человека физической (и/или психологической) опасности и способны вызвать отрицательные психологические последствия, требующие принятия специальных мер по оказанию помощи их участникам или очевидцам.

      Нередко это понятие отождествляют с понятиями «психическая травма», «травма», которые имеют гораздо более широкое содержание. Тем не менее, говоря о пережитом критическом инциденте, имеют в виду тот факт, что индивид подвергся психической травматизации.

      Психологическая реакция на травму включает в себя три относительно самостоятельные фазы, что позволяет охарактеризовать ее как развернутый во времени процесс.

      Первая фаза — фаза психологического шока,- содержит два основных компонента:

      — угнетение активности, нарушение ориентировки в окружающей среде, дезорганизацию деятельности;

      — отрицание происшедшего (своеобразную охранительную реакцию психики). В норме эта фаза достаточно кратковременна.

      Вторая фаза — «воздействие», — характеризуется выраженными эмоциональными реакциями на событие и его последствия.

      Это могут быть сильный страх, ужас, тревога, гнев, плач, обвинение — эмоции, отличающиеся непосредственностью проявления и крайней интенсивностью. Постепенно эти эмоции сменяются реакцией критики или сомнения в себе. Она протекает по типу «что было бы, если бы. » и сопровождается болезненным осознанием неотвратимости происшедшего, признанием собственного бессилия и самобичеванием. Характерный пример — это описанное в литературе чувство «вины за выживание», нередко доходящее до уровня глубокой депрессии.

      Рассматриваемая фаза является критической в том отношении, что после нее начинается либо процесс выздоровления. (отреагирование, принятие реальности, адаптация к вновь возникшим обстоятельствам), т.е. третья фаза нормального реагирования, либо происходит фиксация на травме и последующая хронификация постстрессового состояния, развитие ПТСР.

      Динамика психического состояния пострадавшего определяется как совокупностью его индивидуально-психологических особенностей, так и воздействием микросоциальных, социально-психологических факторов, конкретных жизненных обстоятельств. Немалую роль в предупреждении постстрессового синдрома играет наличие социальной поддержки, мер социальной защиты, программ психологической диагностики, коррекции и реабилитации. В настоящее время предпринимаются определенные шаги к разработке и реализации в органах внутренних дел подобных программ.

      2. ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИХ И ОСТРЫХ СТРЕССОВЫХ РАССТРОЙСТВ

      Изучение последствий воздействия на психику человека различных чрезвычайных обстоятельств, таких как войны, стихийные бедствия, катастрофы, насильственные преступления и т.д. позволило выделить и описать категорию посттравматических (ПТСР) и острых стрессовых расстройств (ОСР) как специфических форм нарушений психики. Различные чрезвычайные обстоятельства создают особые (или экстремальные) условия и для деятельности органов внутренних дел, для личного состава, его жизни, физического и психического здоровья.

      Зарубежные авторы обычно различают два типа условий, возникающих в деятельности полиции, с высокой вероятностью вызывающих психологический стресс, другие формы психической дезадаптации:

      — ситуации профессионального стресса и профессионального «выгорания», связанные с повседневной напряженной деятельностью;

      — т.н. «критические инциденты», при которых полицейские сталкиваются с реальной опасностью для своей жизни, здоровья или системы ценностей, а также с угрозой жизни, здоровью, благополучию окружающих, с массовыми человеческими жертвами и значительными материальными потерями (перестрелки, автокатастрофы, крупные пожары и т.п.).

      По различным оценкам, из числа полицейских, применивших оружие на поражение, примерно 70% увольняются из полиции в течение 5 лет, так или иначе связывая это с последствиями пережитой психической травмы. По мнению других исследователей, подразделение, принимавшее участие в инциденте, сопровождавшемся массовыми жертвами (большим количеством обгоревших или изувеченных трупов), может в последующие 3-5 лет потерять до 20% своей численности за счет нарушения психической адаптации. Обследование этой категории лиц выявило значительную распространенность у них постстрессовых расстройств. По одним данным, свыше 60% обследованных отметили значительное воздействие инцидентов на их психическое состояние и последующую жизнь, и лишь 35% не испытали каких-либо отрицательных психологических последствий.

      Помимо несомненного психологического ущерба, наносимого как сотруднику, так и его семье, близким, налицо весьма значительные потери людских ресурсов. Известны, например, данные новозеландского автора L.Miller (1993), что из всех уволенных сотрудников из полиции Новой Зеландии в течение 1985-1990 годов 45 % расстались со службой по различным психологическим причинам. При этом психологическая травма была причиной увольнения у 42.5 % лиц этой категории. ) Miller L. Psychological factors in occupational safety and health: beyond simple models of stress. Wellington, 1993. p. 5. )

      Голландский психиатр B.Gersons ) Gersons B.P.R. Patterns of PTSD among Police Officers following Shooting Incidents: A Two-Dimentional Model and Treatment Implications // Journal of Traumatic Stress. — 1989.- V.2, N3.- P.P. 247-257. ) (1989) провел исследование группы из 37 полицейских г.Амстердама, которые в период с 1977 по 1984 год участвовали в перестрелках и применяли оружие на поражение (в результате чего во всех случаях подозреваемые были либо ранены, либо убиты), и обнаружил, что в разное время у 17 (46%) из них имелись клинически выраженные ПТСР (по критериям DSM-3). При этом непосредственно во время клинического интервью расстройства присутствовали у 7 человек (19%), отмечались в прошлом — у 10 (27%). Лишь трое полицейских из общего числа обследованных не имели признаков ПТСР после применения ими оружия (8%). Автор вслед за Bettinger K.J. (1984) пришел к выводу о необходимости использовать понятие “травмы в результате стрельбы” (post-shooting trauma) и обратить особое внимание на меры по предупреждению отрицательных психологических последствий применения оружия полицейскими.

      Обследование сотрудников РОВД г. Буденновска, проведенное нами спустя 10 месяцев после того, как город подвергся нападению террористов Басаева, показало наличие симптомов постстрессовых нарушений у 21,5% личного состава ) Котенёв И.О., Богданова М.Б. Террористический акт в Буденновске: постстрессовые состояния у работников милиции // Известия МЦПО и КНИ при ГУК МВД России. 1996, N3, с. 49-56. ). Было установлено, что психическая травматизация личного состава носила массированный характер, сопровождалась переживанием во время этих драматических событий, при которых погибли 18 работников милиции, острых эмоций горя, страха, чувствами растерянности и собственной беспомощности перед лицом обнаглевших и озверевших бандитов.

      В исследовании Н.Г. Ещенко (1997) было установлено, что у 14% сотрудников таких элитных подразделений, как СОБРы, принимавших участие в боевых действиях в Чеченской Республике, наблюдаются выраженные симптомы ПТСР (ночные кошмары, избегание стимулов и ситуаций, напоминающих об эпизодах боевых действий, физиологическая гиперактивация, повышенная тревожность) и у 80% отмечается повышенный уровень агрессивности (как физической, так и вербальной агрессии).

      Концепция ПТСР впервые была официально одобрена Американской психиатрической ассоциацией в 1980 году и только недавно получила международное признание 4) Международная классификация болезней (МКБ-10). Классификация психических и поведенческих расстройств. Исследовательские диагностические критерии. ВОЗ, Женева, СПб., 1995.).

      Несмотря на то, что споры о природе этих нарушений, о целесообразности их выделения в особую категорию далеко не завершены, описательная часть концепции может служить неплохой рабочей гипотезой для психолога, а критерии диагностики — хорошим подспорьем при выявлении подобных нарушений. Рассмотрим эти критерии более подробно, опираясь на 4-е издание руководства по диагностике психических расстройств DSM-4 (См. также Приложение 1).

      Общим обязательным критерием для диагностики постстрессовых нарушений является факт переживания индивидом события, выходящего за пределы обычного человеческого опыта, способного травмировать психику практически любого здорового человека, например, серьезную угрозу жизни и здоровью, как своему, так и близких или друзей; внезапное разрушение жилья или общественного здания и т.п.

      Под «обычным» же человеческим опытом здесь понимаются такие события как утрата близкого человека, произошедшая в силу естественных причин, хроническая тяжелая болезнь, потеря работы или семейный конфликт. К стрессорам, вызывающим эти расстройства, относят стихийные бедствия, техногенные (антропогенные) катастрофы, а также события, являющиеся результатом целенаправленной, часто преступной деятельности: диверсии, террористические акты, пытки, массовое насилие, боевые действия, лагеря смерти и т.д.

      Необходимым условием вероятного развития ПТСР является также то, что пережитое событие сопровождалось интенсивными эмоциями страха, ужаса или ощущением беспомощности индивида перед лицом драматических обстоятельств, что, собственно, и составляет основной этиологический фактор возникновения постстрессовых состояний.

      Структура расстройства психической деятельности включает в себя две взаимосвязанные подгруппы нарушений, описанных впервые еще учеником З.Фрейда А.Кардинером ) Kardiner A. Traumatic neuroses of war. — In: S.Arietti (Ed.), American Handbook of Psychiatry. N.Y.: Basic Book, 1969. — P.P.246-257.) (1941), а позднее получивших современную интерпретацию в работах М.Горовитца ) Horovitz M., Wilner N., Alvarez W. Impact of Event Scale: A measure of subjective stress // Psychol.Med.- 1979.- V.41.- p.p. 209-218. Horovitz M. J. Stress-response syndromes (2nd ed.). — New York, 1986.) (1979; 1986). Это симптомы упорного вторжения в сознание образов, воспоминаний и эмоций, связанных с содержанием психотравмирующих обстоятельств, вызывающего всякий раз сильный психологический дистресс у индивида; и «симптомы избегания», проявляющиеся в стремлении и попытках настойчиво избегать мыслей, чувств, разговоров, лиц, мест и деятельности, вызывающих воспоминания о травме. При этом отмечаются такие явления как сужение спектра и уменьшение силы эмоционального реагирования, заметное снижение интереса и участия в ранее значимых видах деятельности, чувства зависимости или отчужденности от людей, сокращения или отсутствия будущего, и ряд других.

      Другой общей для обеих категорий постстрессовых нарушений подгруппой симптомов являются устойчивые симптомы физиологической (гипер-) активации (не присутствовавшие до травмы). Эта подгруппа отражает явления как общей повышенной возбудимости центральной нервной системы, свойственной пострадавшим с последствиями психической травмы, так и повышенную реактивность их психики в отношении специфических, своего рода «ключевых» раздражителей.

      Она включает в себя:

      нарушения сна (трудности засыпания, бессонницу);

      раздражительность, вспышки внезапного гнева;

      трудности сосредоточения, концентрации внимания;

      повышенную (не соответствующую ординарным обстоятельствам) бдительность;

      готовность к оборонительной реакции «бей или беги».

      В структуру острых стрессовых расстройств, кроме этих общих признаков, входит подгруппа так называемых «диссоциативных» симптомов (термин «диссоциация» впервые использовал еще в 1889 году П.Жане), наблюдавшихся либо в период травмы, либо впоследствии:

      субъективное ощущение эмоциональной зависимости, «притупления» или отсутствия эмоционального реагирования;

      сужение сознания об окружающем мире («спутанность»);

      диссоциативная амнезия (неспособность вспомнить какой-либо важный аспект психотравмирующего события).

      Присутствие указанных нарушений является необходимым, но недостаточным условием постановки диагноза ПТСР или ОСР. Еще один критерий, дополняющий картину постстрессового состояния, состоит в том, что расстройства обуславливают клинически выраженный дистресс или нарушают социальную, профессиональную или иную значимую деятельность. Этот критерий можно назвать функциональным: он связан с нарушением психологической адаптации, нарушением (или снижением) профессиональной работоспособности, ухудшением качества жизнедеятельности в целом в связи с перенесенной психической травмой.

      Наконец последний, временной критерий позволяет дифференцировать ПТСР и ОСР с одной стороны, и подвиды собственно ПТСР — c другой. Точкой отсчета является само по себе травмирующее событие или таковые обстоятельства. Острое стрессовое расстройство возникает в течение 1 месяца с момента травмы и продолжается от 2 дней до 4 недель, посттравматическое — спустя не менее 1 месяца после травмы и имеет продолжительность более 4 недель.

      В соответствии с особенностями проявления и течения различают три подвида посттравматических стрессовых расстройств:

      острое (его не следует смешивать с острым стрессовым расстройством!), развивающееся в сроки до 3 месяцев;

      хроническое, имеющее продолжительность более 3 месяцев;

      отсроченное, когда расстройство возникло спустя 6 и более месяцев после травматизации.

      В настоящее время ряд зарубежных авторов предлагает дополнить диагностику постстрессовых нарушений еще одной категорией — посттравматическими личностными расстройствами (или PTPD — posttraumatic personality disorder), что представляется достаточно логичным шагом, учитывая, что присутствие хронических симптомов ПТСР часто отмечается на протяжении всей последующей жизни человека, пережившего массированную психотравму. Безусловно, что такая травма способна оставить неизгладимый отпечаток в душе человека и привести к патологической трансформации всей его личности.

      Схематически взаимосвязь различных по времени возникновения, продолжительности и глубине стадий формирования постстрессовых нарушений представлена на рисунке 1.

      Рис.1. Стадии формирования постстрессовых нарушений

      3. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА ПОСТСТРЕССОВЫХ НАРУШЕНИЙ

      Зарубежными исследователями для выявления постстрессовых расстройств используются широко известные методы (структурированная клиническая беседа SCID-3R, MMPI, опросник тревоги Ч.Спилбергера, шкала депрессии Бека, Список 90 симптомов SCL-90 Л.Дерогатиса, Общий опросник здоровья GHQ и пр.). Известен также ряд специализированных методик: Шкала воздействия события IOES М.Горовитца (1979), шкала PTSD MMPI Т.Кина (1984), Миссисипская шкала пост-боевых стрессовых расстройств M-PTSD Т.Кина (1988) и ряд других. При обследовании больших контингентов положительно зарекомендовали себя также различные “шкалы самодиагностики”, позволяющие человеку самому оценить наличие у себя посттравматической симптоматики и принять решение об обращении за консультацией психолога (Hovens J.E.,1994). Большинство из известных методов были ориентированы на критерии посттравматических расстройств, сформулированные в Диагностическом руководстве DSM-3, однако с выходом в свет последнего издания, DSM-4 (1994), по-видимому, будут разработаны и новые методики, а уже известные потребуют соответствующей адаптации и дополнительной валидизации.

      В нашей стране теоретическая разработка этой проблемы находится на начальном этапе (Тарабрина Н.В.,1992, 1996; Абдурахманов Р.А., 1992, 1994) в том числе применительно к сотрудникам органов внутренних дел (Котенёв И.О., 1994; Никонов В.П., Козловский И.И., 1995). Практически отсутствуют надежные методические средства психологической диагностики ПТСР. Имеющиеся в распоряжении психологов органов внутренних дел широко известные методы СМИЛ, шкала тревоги Спилбергера-Ханина, тест САН и др. не ориентированы прямо на выявление ПТСР и могут применяться лишь для косвенной диагностики постстрессовых состояний. Кроме того, методика СМИЛ представляется слишком громоздкой для подобных целей.

      Учитывая изложенное, автором была переведена на русский язык и адаптирована Краткая шкала тревоги, депрессии и ПТСР (B.B.Hart, 1996), предназначенная для первичного скриннинга перечисленных симптомов у лиц, переживших любого рода психические травмы, а также разработан оригинальный «Опросник травматического стресса» (ОТС; Приложение 3), предназначенный для оценки выраженности симптомов постстрессовых нарушений на основе критериев, содержащихся в DSM-4.

      Рассмотрим более подробно каждую из этих методик и возможности их сочетания при проведении психодиагностических обследований.

      КРАТКАЯ ШКАЛА ТРЕВОГИ, ДЕПРЕССИИ И ПТСР. Шкала состоит всего из 10 пунктов и предполагает ответы “да” или “нет” на ясно сформулированный вопрос: ”Со времени пережитого критического инцидента (чрезвычайных обстоятельств) или психической травмы испытываете ли Вы в большей степени, чем обычно, следующие состояния?” (См. Приложение 2). Обработка результатов состоит в простом подсчете количества утвердительных ответов: чем больше ответов “да” дает обследуемый, тем выраженнее у него негативные психологические последствия травматизации, такие как тревога и депрессия, наиболее специфичные проявления ПТСР. Искусство психолога состоит в том, чтобы побудить человека к трезвой и искренней оценке своего психического состояния: необходимо снять тревогу в связи с предполагаемым использованием данных диагностики, подчеркнув, что отвечать на пункты шкалы надо “для себя”, а не для кого-то другого. Подсчет результатов проводит сам обследуемый.

      Данную шкалу целесообразно использовать для скриннинговых обследований больших контингентов, в том числе — в “полевых” условиях. Она может применяться и в качестве инструмента самодиагностики последствий психической травмы, а также включаться в анкетные опросы личного состава, направленные на выявление лиц, нуждающихся в психологической поддержке или помощи. “Пороговым” значением для определения наличия нарушений психического состояния являются более 4 ответов “да”.

      Впервые этот опросник использовался при обследовании сотрудников РОВД г.Буденновска через 10 месяцев после нападения на город террористов Басаева. Полученные с помощью опросника результаты приведены в таблице 1.

      Частота симптомов постстрессовых состояний (по данным КШ тревоги, депрессии и ПТСР)

      revolution.allbest.ru

Это интересно:

  • Аффирмация при депрессии Аффирмация при депрессии Аудионастрой позволит Вам поверить в себя, спокойно воспринимать изменения, научит управлять своими эмоциями и с радостью смотреть в будущее. Стоимость: 1490 рублей (добавить в заказ) Аффирмации на диске «Свобода от страхов, депрессий и стресса» 1. Моя душа поет от счастья, от радости […]
  • Панические атаки и тревожные состояния Страх и фобия Панические атаки Паническое расстройство – весьма распространенное заболевание, появляющееся в молодом, социально активном возрасте. Основным проявлением панического расстройства (ПР) являются повторяющиеся приступы тревоги (панические атаки). Панические атаки (ПА) представляют собой необъяснимые, […]
  • Мотивация к успеху и боязнь неудачи Gurutestov.ru Гуру в мире тестов На нашем сайте представлены анкеты, тесты, опросники для психодиагностики для Диагностика мотивации успеха и боязни неудачи Шкалы: мотивация на неудачу, мотивация на успех Назначение теста Инструкция к тесту На приведенные ниже вопросы необходимо ответить «да» или «нет». Если вы […]
  • Агрессивный невроз Наши внутренние конфликты. Конструктивная теория невроза Предисловие Введение Глава 1. Острота невротических конфликтов Глава 2. Базисный конфликт Глава 3. Движение к людям Глава 4. Движение против людей Глава 5. Движение от людей Глава 6. Идеализированный образ Глава 7. Экстернализация Глава 8. […]
  • Хромосомные болезни синдром дауна ХРОМОСОМНЫЕ БОЛЕЗНИ ЧЕЛОВЕКА. Тяжелые хромосомные болезни Синдром Дауна (ХХ+21,ХУ+21) - презентация Презентация была опубликована 2 года назад пользователемНадежда Ладыгина Похожие презентации Презентация на тему: " ХРОМОСОМНЫЕ БОЛЕЗНИ ЧЕЛОВЕКА. Тяжелые хромосомные болезни Синдром Дауна (ХХ+21,ХУ+21)" — Транскрипт: […]
  • Что такое анорексия презентация Анорексия Над проектом работала Ученица 9-А класса Комарь Оксана. - презентация Презентация была опубликована 5 лет назад пользователемbiology.konstantinovka.org Похожие презентации Презентация 9 класса на тему: "Анорексия Над проектом работала Ученица 9-А класса Комарь Оксана.". Скачать бесплатно и без регистрации. […]
  • Шизофрения рекуррентная история болезни История болезниПараноидная рекуррентная шизофрения. Галлюцинаторно-бредовой синдром Паспортная часть Возраст – 14 лет Адрес Моск. – обл, г.Орехово-Зуево, Дата поступления – 30.10.02 Дата курации – 11.12.02 Беспокоят ощущения, что посторонние как-то странно на нее смотрят, перемигиваются между собой в ее присутствии. […]
  • Методика экспресс-диагностики невроза Gurutestov.ru Гуру в мире тестов На нашем сайте представлены анкеты, тесты, опросники для психодиагностики для Методика экспресс-диагностики невроза К.Хека и Х.Хесса Шкалы: вероятность невроза Назначение теста Диагностика вероятности невроза у испытуемого. Инструкция к тесту Ознакомившись с вопросом или суждением, […]